Войти
на сайт
Войти через ВКонтакте

Хроники Шикамару: Облако, Плывущее в Тихом Сумраке



Описание


Оригинальное название: - Shikamaru Hiden - Yami no Shijima ni Ukabu Kumo (シカマル秘伝 闇の黙に浮ぶ雲)
Автор: Такаши Яхо
Издательство: Jump J Books
Дата публикации: 04.03.15
Каноничность: канон.
Перевод: Glaedr
Статус перевода: завершён.

Синопсис:
Прошло два года после окончания Четвёртой Мировой Войны, и всё это время Шикамару Нара не знал покоя. День ото дня советник Хокаге был завален рутинными делами, пока ему в руки не попал доклад о массовом исчезновении ниндзя. Среди пропавших оказался и Сай, все они были направлены в загадочную Страну Тишины. Кто или что скрывается там? Будучи взрослым и ответственным, Шикамару предстоит сразиться с тенью новой эры!

Новелла состоит из четырёх больших частей ("Скрытый Лист", "Страна Тишины", "Шикамару", "Конец"), которые для удобства как прочтения, так и добавления с переводом поделены на главы.

Данная новелла была экранизирована в виде филлеров второй аниме-экранизации, начать просмотр онлайн.

Содержание:
Глава первая
Глава вторая
Глава третья
Глава четвёртая
Глава пятая
Глава шестая
Глава седьмая
Глава восьмая
Глава девятая
Глава десятая
Глава одиннадцатая
Глава двенадцатая
Глава тринадцатая
Глава четырнадцатая
Глава пятнадцатая
Глава шестнадцатая
Глава семнадцатая
Глава восемнадцатая
Глава девятнадцатая


Глава первая


"Когда я перестал жаловаться на скуку?"
Эта мысль посетила любующегося голубым небом Шикамару. Слабый ветерок лениво гнал облака. Одно за другим. Казалось, их рассеянность была присуща и ему. Вдруг Шикамару засмеялся, поймав себя на мысли о том, что у него ещё куча дел.
Да. Он хотя бы был занят.
Прошло два года после великой войны, мир наконец начал приходить в себя. Альянс Каге, сформированный на войне, действовал и по сей день, что сильно отличало нынешний мир от старого. За пятью великими странами к Альянсу присоединились и более мелкие, в конечном итоге каждый ниндзя даже самой маленькой деревеньки стал членом великого Союза Ниндзя. Заключённые между странами договоры были направлены на коллективизацию ниндзя из различных стран, постоянно велись дипломатические переговоры. Дисбаланс в военной мощи деревень был упразднён, установилось равновесие стран на мировой арене. Континент встречал эпоху спокойствия и процветания.
— Ах... — вздох Шикамару устремился в небо. Его спина настолько промёрзла от лежания на холодном камне, что он наверняка подхватил бы простуду. Но у Нара были свои причины не вставать.
Его ждали дела. Много дел. Столь много, что это уже не казалось смешным. Всё потому что Шикамару любил устраивать длительные перерывы во второй половине дня. Но стоило только сесть за работу, его разум мгновенно перестраивался, и Шикамару понимал, что больше лениться не следует.
Но пока он продолжал валяться и терпеть холод камня под собой, оттягивая с делами. Шикамару поставил себе условие, что не сдвинется с места, пока его не найдёт кто-нибудь и не прогонит. А лежал он на крыше резиденции Хокаге. Нара растянулся на круглой крыше прямо под скалой с высеченными на ней лицами всех Хокаге. Хаширама Сенджу был Первым Хокаге. Рядом с ним высекли Второго, Тобираму. Затем его ученик Хирузен, погибший во время атаки Орочимару, далее "Жёлтая Вспышка" Минато - Четвёртый Хокаге, возле которого одна из Троицы Саннинов Цунаде. Последним был нынешний Хокаге, лицо которого высекли подле Цунаде. Сонные глаза выглядывали из-под повязки, чётко виднелась переносится, все же остальные черты скрывались под маской.
Хатаке Какаши.
Так звали нынешнего Хокаге. Учитель тех двоих, что положили конец войне. В мире ниндзя его имя у всех было на слуху. С другой стороны, Шикамару знал его учеников лично. Были те, кто восторгался ими и называл "легендами", однако сам Нара считал Наруто и Саске далёкими от термина "легенда". Один непроходимый идиот, второй чертовски упрям. Какаши тоже хорош: считает обязанности Хокаге делом повседневным. Живёт как жил, а работать - не работает.
"И чем я только маюсь..." — подумал Шикамару. Сам он никогда не хотел быть чем-то вроде героя и не гнался за славой. Если вы считаете молодого Нара тем, кто вечно тренируется, стараясь стать сильнее, то глубоко заблуждаетесь. Шикамару не пытался осваивать новые техники вроде медицинских и даже забросил дешифровку. Он просто хотел быть самым обычным среднестатистическим ниндзя. Такой была его мечта. Хотел просто завести семью, просто состариться, а затем...
Всё когда-то заканчивается. Для Шикамару такая обыденная жизнь была бы действительно счастливой. В такие погожие дни он смотрел на облака и делился своими мыслями с ними. Если шёл дождь, можно было неплохо провести время за игрой в сёги с компанией, расслабившись и забыв о стрессе. Разве не прекрасная жизнь?
— Ах... — вновь вздохнул Шикамару.
Но всё портила зараза под названием "реальность". Если ваш противник - человек, то вы можете его одолеть. Даже если он невероятно силён, то всё равно имеет какие-то слабости. На войне ниндзя объединились и победили своих врагов, ведь так?
Однако...
С реальностью бороться не выйдет. Несмотря на это, Шикамару мечтал и ждал, когда его мечты станут явью. Ну или когда реальность разобьёт их в пух и прах. Каким бы обычным Шикамару ни хотел казаться, Союз Ниндзя нуждался в нём. Поэтому он был завален работой. Все дела от феодалов до простых граждан следовало сортировать по рангам от A до D, а затем тщательно разобрать Союзом. Каге вертели им как хотели вплоть до того, что он стал напарником в сёги для старого Цучикаге. "Шикамару из Союза Листа" - так его теперь стали называть. И это был Шикамару, который мечтал ничем не выделяться. Его первой ошибкой стало продвижение по службе, то есть становление Чунином. Хоть на том экзамене и творился хаос из-за напавшего на деревню Орочимару, Шикамару всё равно "чудесным" образом повысили до Чунина. В таких случаях ему хотелось закричать. Экзаменаторы сошлись во мнении, что победа Шикамару на экзамене была чистой, посему его и сделали очередным Чунином, чего Нара так не хотел. Ведь быть Чунином - это уже ответственность! Тогда-то планы Шикамару и полетели под откос. После миссии по спасению Саске, на которой Шикамару отличился, ему стали доверять больше миссий, нагружать ещё сильнее, чтобы продвинуть его дальше по карьерной лестнице и раскрыть его потенциал. А после войны... Неужели прошло уже два года. Теперь Шикамару было девятнадцать, его никак нельзя было назвать ребёнком. Он задавался вопросом: как вести себя, когда люди ждут от тебя великих свершений? Ответ нашёлся сам собой: его друг Наруто, благодаря своей мечте ставший героем деревни... нет, героем целого мира ниндзя!
Прошло уже девятнадцать лет со дня появления Шикамару на свет, и все эти годы он влипал в самые невероятные приключения, которые только можно было себе представить. Его учителя Асуму убила организация "Акацуки", желавшая в своё время подчинить мир, подруга Асумы по имени Куренай родила дочь, которую назвала Мирай. Шикамару обещал стать её учителем, он пойдёт на всё ради этого. Его отец был главным стратегом в штабе Альянса на войне и погиб, когда Десятихвостый уничтожил штаб. Тогда погибло много людей, в том числе отец Ино - Иноичи. По сей день его последние слова и слова его отца стояли в ушах Шикамару: "Мы всегда будем с вами, внутри вас. Не забывайте об этом!" Он пообещал себе стать таким же великим человеком, как и отец. Ах да, Наруто... Шикамару едва не погиб на войне, а этот болван, мечтавший стать Хокаге несмотря ни на что, спас ему жизнь. Когда Наруто всё же станет Хокаге, Шикамару будет его правой рукой - об этом он мечтал.
Дел было столько, что и не сосчитать. Иногда Шикамару считал всё это одной большой ошибкой. Он устал. Нара был не тем, кем его считали окружающие. Его истинная сущность желала обыденности, иногда Шикамару хотел просто убежать от всего.
И всё же, когда люди перестали понимать его?
Когда он перестал жаловаться на скуку?
Логично, что всё это должно было начаться в один общий миг.
"Так когда же?"
Морщинки пробежали про лбу задумавшегося Шикамару, который не переставал глядеть на небо. В голубой вышине пролетел ястреб. Он направлялся на запад - туда, где горизонт уже постепенно окрашивался в розовый. Нет, всё было не так: ястреб не летел куда-то, а лишь кружил над резиденцией Хокаге. И тут Шикамару вскочил. Ястреб был чёрен как смоль. Казалось, он даже был соткан из чернил... Нарисованная птица... Техника Сая! Сай был тем, кто присоединился к Седьмой Команде, заменив ушедшего Саске. Его ключевая способность - рисовать животных, а затем оживлять свои рисунки.
— Ну наконец-то... — Шикамару увидел, как ястреб прекратил кружить и начал опускаться. Нара направился к лестнице и спустился в кабинет Хокаге.
— О, Шикамару, — Какаши поприветствовал вошедшего без стука. Шестой Хокаге сидел у заваленного книгами стола и читал какой-то свиток.
— Это была птица Сая..?
Какаши развернул свиток, на котором было что-то неряшливо написано. Видимо, автор очень спешил.
— Всё куда серьёзнее, чем мы могли предположить, — их взгляды встретились, то Какаши настроил Шикамару на то, что случилось что-то неладное.
Глаза Шикамару скользнули по тексту на свитке. Большая часть была написана аккуратно и разборчиво тонкой кисточкой, однако последние строки сильно выделялись: они были накаляканы толстой кистью и совсем безалаберно.
"Я уже не знаю, кто я."

Глава вторая


"Господину Шестому Хокаге. Времени мало, буду краток. Нам удалось разузнать о том, что вас беспокоило. Никто из десятерых моих людей не вернулся живым, поэтому мне пришлось лично с вами связываться. Не знаю, живы мои люди или нет, но одно можно сказать наверняка: враг выследил нас. Дела внутри страны совсем худы, Союзу Ниндзя нельзя всё так оставлять, иначе это может пошатнуть мировой порядок. Есть человек в этой стране, его зовут Генго. Страна существует благодаря ему, он существует благодаря этой стране. Если так подумать, то вся страна существует ради него. Чарующий - вот как я бы его описал. Само его существование уже способно перевернуть мир. Не уверен, стоит ли что-то менять, но... Те, кто зовутся ниндзя, наделены ли они спасительной благодатью? Мы ниндзя, мы умеем терпеть. Но хорошо ли это? Шестой Хокаге, нет, Какаши... Я уже не знаю, кто я."
Прочитав письмо Сая, Шикамару вздохнул. Ерунда какая-то. Какаши облокотился на стол в своей шляпе Хокаге, которая пригладила выросшие за последние годы волосы. Ниже глаз лицо скрывала маска, как и всегда.
— Что думаешь об этом? — спросил он ровным тоном, потирая подбородок. Кроме них в помещении никого не было.
— Я думаю... Почему Сай отправил птицу вместо того, чтобы вернуться самому?
— Хороший вопрос, — Какаши откинулся в кресле и вздохнул сильнее, чем Шикамару до этого.
— И кажется, что все, кроме Сая, само собой, попали в лапы врага?
— Видимо, это так.
— Сай был в составе группы вместе с десяткой выдающихся АНБУ, которые просто так не прокололись бы. Выходит, враг довольно опытен.
— Да... — Какаши начал крутиться на стуле. Ему нужно было расшевелить тело, чтобы зашевелилась голова. Шикамару некоторое время озабоченно наблюдал за этим, затем продолжил:
— Теперь, когда Сай один, у него остался единственный вариант.
— Побег? — Какаши упёрся взглядом в потолок.
— Да.
Какаши кивнул, не отрывая глаз от потолка.
— И всё же Сай предпочёл отправить сообщение вместо того, чтобы явиться лично к вам, господин Хокаге.
— Ну сколько раз повторять, просто Какаши. С каких пор ты стал таким серьёзным? Было лучше, когда ты постоянно ныл про скуку и лентяйничал.
— Я уже не ребёнок.
— Да брось, Наруто вон до сих пор ведёт себя как дитё малое.
— Наруто - это Наруто.
— Понимаю, — Какаши вновь расстелил свиток на столе и упёрся в него глазами. Сай может написать чернилами текст, превратить его в животное и отослать, чтобы по прибытию рисунок вновь стал текстом. Это сообщение Шикамару и увидел ястребом.
— Да, всё куда хуже, чем мы полагали...
— Осмелюсь предположить, что все пропавшие в последнее время ниндзя могут быть как раз там, в этой стране.
— Думаю, Сай показал это на своём примере.
— Страна Тишины...
Множество ниндзя полегло на Четвёртой Мировой Войне, развязанной Мадарой и Обито Учиха. Пять великих стран объединились, дабы дать отпор врагу, и когда стоявшая за всем Кагуя Оцуцуки была побеждена, война закончилась. После этого начались подсчёты погибших и пропавших без вести. Вторых было больше. Всего великие страны потеряли десять тысяч ниндзя. Десять тысяч... На этой войне Шикамару потерял друга Неджи. Боль от одной жертвы разделяло множество людей, а сколько же боли принесли десять тысяч... Вот почему война не должна была повториться.
— Интересно, сколько же пропавших попали в эту Страну Тишины... — Какаши озвучил мысли Шикамару. Действительно, ведь наверняка многие выжили, просто остались где-то вне досягаемости, без связи с внешним миром. Штаб Союза Ниндзя первым установил связь, проследив закономерность исчезновений. После того, как великие страны объединились, феодалы прекратили земельные распри. Как результат, миссий для ниндзя стало меньше. В Союзе не сочли это проблемой и помочь с этим никак не могут, после чего закрыли дело. Однако был ниндзя, который с полной решимостью заявил о том, что решит данную проблему. Это был Какаши. Но всё изменила ситуация годичной давности, когда нехватка миссий компенсировалась нехваткой самих ниндзя. Люди стали пропадать по одному в месяц, в итоге деревни лишались по двенадцать ниндзя за год. Отказ от своей деревни - тяжкое преступление, селения посылали погони за дезертирами, но так никого и не нашли.
— Наверное, я ошибся, не приняв во внимание недавний отказ Сая и не подготовив его морально к миссии в Стране Тишины.
— Жаль, что уже ничего не поделать.
— Это верно.
Сай был направлен на миссию по расследованию исчезновений и наткнулся на эту загадочную страну. На запрос о возвращении домой Какаши отказал, приказав расследовать дальше. Эта страна располагалась далеко на западе и ни разу не вступала в контакт с внешним миром, из-за чего её и прозвали "Страной Тишины". Согласно отчёту Сая, туда и направлялись беглые ниндзя, там же находились и пропавшие во время войны. Страна Тишины набирала людей без будущего или отрёкшихся от будущего, но зачем?
— Как ты думаешь, что с Саем? — у Какаши были мысли по поводу исчезновений, но он молчал.
— Он жив.
— Согласен, — маска Какаши содрогнулась в улыбке.
— Вы только взгляните, как он расхваливает этого Генго в своём письме. Вдруг этот самый Генго взял Сая в плен и заставил написать всё это?
— Сай у нас чистюля... — бормотал Какаши, водя пальцем по аккуратно написанным символам.
— Если Сай жив, мы просто обязаны спасти его!
— Да, обязаны... — казалось, старый шрам Какаши потемнел. Шикамару понимал, что сейчас есть более важные дела, нежели спасение товарищей, перед Какаши стоял нелёгкий выбор.
— Если в Стране Тишины всё так плохо, как пишет Сай, то мы должны принять меры! — Шикамару нарушил неловкое молчание.
— Мне это известно.
— Два года минуло, война отступила, всё нормализовалось...
— Мы не выдержим ещё одну войну.
— Именно так.
Вновь вздохнув, Какаши поднялся со стула и подошёл к Шикамару.
— Думаю, мы наконец достигли взаимопонимания.
— Я тоже так считаю.
— И ты знаешь моё мнение на этот счёт?
— Хотите провернуть всё в одиночку, я прав?
В юности Какаши отличился в АНБУ, тайные операции давались ему легко. Шикамару прочёл намерения на лице у старого солдата.
— Господин Хокаге, я знаю, что вы чувствуете, но ведь вы должны понимать, что всё уже не так, как прежде...
— Хех, скорость твоих мыслей сравнима со скоростью техники учителя Минато, — ответом Шикамару был лишь твёрдый взгляд, Какаши продолжил как ни в чём не бывало, — по крайней мере нам известно, что за всем стоит некто Генго. Нам нужно побольше о нём разузнать. Кого же мне следует послать собирать информацию?
— Я пойду, — заявил Шикамару, отчего глаза потягивающегося Какаши округлились.
— Ты представитель Листа в Союзе, у тебя много дел. К тому же, на этой миссии, возможно, тебе придётся пойти на убийство.
Убийство... Теперь было ясно, что Какаши переживает за него. Если Союз пойдёт войной на Страну Тишины, содружество может не выдержать и распасться, ведь страны только оправились от ужасов прошлой войны, нового удара едва восстановленные государства не перенесут. Если данные Сая верны, убийство Генго - самый быстрый способ нейтрализовать угрозу Страны Тишины и установить мир во всём мире.
— Об этом должно быть известно как можно меньшему числу людей, — наконец сказал Шикамару.
— Я говорю тебе, что идти туда...
— Моего товарища схватили. Позвольте мне его спасти.
Какаши замолчал от натиска решимости Шикамару. Однако Нара понимал, что ему действительно нет необходимости выступать на миссию самому - можно было поручить это кому-то более опытному. И всё же, Шикамару вызвался сам, сам не понимая зачем. Он просто не мог сидеть сложа руки.

Глава третья


— На этом ежемесячное собрание окончено. У кого-нибудь есть вопросы?
Шикамару устало прикрыл глаза. Выступал какой-то очкарик из Скрытого Тумана, Чоджуро, кажется. Нара запомнил его с войны как телохранителя Мизукаге.
—Ну раз вопросов нет, уважаемый Шикамару... — умоляюще процедил мечник, сев рядом с ним. Шикамару открыл сначала один глаз, затем второй. За круглым столом сидела десятка ниндзя - парни и девушки примерно того же возраста, что и сам Нара. Собрание проходило в штабе Союза в Стране Металла - одной из немногих стран, которая не нуждалась в поддержке ниндзя, так как имела свой гарнизон самураев. Идея собираться именно здесь корнями уходила в давно прошедший на этом самом месте Совет Пяти Каге, на котором был основан Альянс. Присутствующие здесь день и ночь трудятся на расширение Союза и жертвуют силы ради установления повсеместного мира. Здесь собрались выдающиеся деятели молодого поколения, на которых легла большая ответственность. Шикамару и Чоджуро являлись председателями заседания и одними из самых молодых из собравшихся, помимо них тут присутствовали Омои из Облака и Темари из Песка. Шикамару был выбран главным председателем этого собрания, получив большинство рекомендаций. Как можно догадаться, он об этом совсем не мечтал.
—Уважаемый Нара? — обеспокоенный голос Чоджуро вернул Шикамару из забытья. Он прочистил горло, оглядел собравшихся и наконец заговорил:
— Полагаю, на сегодня действительно всё. Надеюсь на дальнейшие мероприятия в столь удобном темпе, до встречи через месяц.
Шикамару сгрёб в охапку разбросанные по столу свитки и документы и направился к одному из двух выходов из зала. Смущённые столь холодным прощанием ниндзя из других деревень тоже стали расходиться. Несмотря на количество беспокойных ниндзя, в коридоре стояла тишина - их шаги не издавали ни звука. Они же как-никак ниндзя. Это основа основ в Академии.
— Эй! — кто-то окликнул Шикамару позади.
Нара волнительно прищёлкнул языком. Обладатель голоса был последним человеком, с кем ему сейчас хотелось говорить. Он как ни в чём не бывало продолжил идти.
— А ну стоять! — голос врезался в спину Шикамару уже чуть ли не болезненно, Нара не выдержал и обернулся. Да, сзади стояла она - Темари из Песка. Её волосы стали короче и были связаны в пару пучков по обе стороны, лицо повзрослело, в глазах светилось спокойствие. Не то, что два года назад.
— Что это с тобой? — Спросила она.
— Я не понимаю, о чём ты.
— Ты в последнее время странно себя ведёшь, — её руки легли ему на плечи, поворачивая в свою сторону, — твоё холодное отношение ко всем на совещании, всё заседание ты ничего не рассказал, не дал никаких объяснений, люди переживают.
Атмосфера накалялась.
— Такое было?
— Ты что, даже не заметил? Да что происходит?
— Значит, никому не расскажешь, да? Даже мне? — взгляд Темари впился в Шикамару так, что тому стало тяжело дышать.
Они работали в Союзе уже два года, и Нара не мог не признать её заслуг. Когда Лист и Песок заключили договор благодаря тесной дружбе Казекаге Гаары и будущего Хокаге Наруто, обе деревни стали сильнейшими в Союзе, и конечно Темари, как посланница Песка, не могла не поддерживать Шикамару во всех его выступлениях.
— Дай угадаю, в Скрытом Листе беда? — Темари умела делать выводы. Хотя проблема лежала далеко за пределами деревни, она всё равно сказывалась на жителях Листа. Почти угадала.
В Союзе действовало правило: всё, что происходит вне какой-либо из деревень, считается делам всех стран, а не только одной. Шикамару и Какаши это правило грубо нарушали. И всё же Нара не хотел рассказывать Темари и Союзу о Стране Тишины. Он твёрдо решил, что Скрытый Лист сам с этим разберётся.
— Ты можешь положиться на меня, что происходит?
— Ничего.
— Ну ладно... — Темари прикрыла глаза. Через мгновение Шикамару уже оказался в воздухе - так сильно она ему врезала. Его щека полыхала, оскорблённая его поведением девушка разгневалась.
— Я и не думала, что так сильно тебя переоценила!
— И-извини... — пробормотал Шикамару в ответ, собираясь с мыслями. Его отец часто ругался с матерью, Нара не привыкать.
Темари прошла мимо и скрылась в проходе, Шикамару смотрел ей вслед через плечо. Ему показалось или в глазах девушки стояли слёзы?

—Ты не голодный? — спросил Чоджи, набивая рот. Ино тоже была здесь. Они собрались в Якинику-Q. За два года друзья Шикамару тоже повзрослели. Чоджи был таким же пухлым, но теперь в его глазах сияло мужество, а ещё он отрастил бородку. Ино же отращивала волосы, по обыкновению заплетая их в хвост, только теперь он был куда больше прежнего.
—Или ты что-то съел перед тем, как мы сюда пришли? — продолжал Чоджи, открывая рот пошире, чтобы уместить за щеками больше мяса.
— Мы с Шикамару не растём такими темпами, как ты.
— Эй! — Чоджи негодовал от заявления Ино. Шикамару пробило на смех, веселье на время успокоило его сердце.
— Я пришёл сюда ради вас и ничего заранее не ел. — сказал Шикамару, протягивая палочки к куску мяса. Тут же другая пара палочек перехватила его.
— Это мясо я сам положил на гриль! — запротестовал Чоджи.
— Ладно-ладно. — сдался Шикамару, переводя взгляд на бумажку, лежащую на столе.
— Давно ты нас не приглашал, — сказала Ино.
— Ага, — вмешался Чоджи, — в последнее время я тебя совсем не вижу, что уж говорить о совместных посиделках в ресторанах.
— Шикамару является нашим представителем в Союзе и личным помощником Хокаге, у него нет времени на посиделки с нами.
— Я знаю, но... — Чоджи раздулся сильнее обычного. Шикамару был рад, что его друзья скучали по нему. Он тоже чувствовал себя одиноким без них. Если он хотел выглядеть взросло, то пора бы прекращать вести себя как ребёнок. Они давно не в Академии, время игр от восхода до заката прошло. Теперь он завален работой в Союзе и здесь, в Листе. Но Нара знал, что и у его друзей теперь свободного времени не больше, чем у него самого. И всё же они откликнулись на его просьбу провести время вместе - старые добрые друзья.
— Всё в порядке? — спросила Ино, наблюдая за тем, как палочки Шикамару повисли у него у руке.
— Всё нормально, просто хотел с вами повидаться, — Нара наконец положил кусочек мяса в рот.
Больше Ино ничего не спрашивала, Чоджи продолжал набивать рот. Затем они заговорили обо всём на свете: Акимичи о своей любви к еде, Яманака о личной жизни, а потом они вспоминали Асуму. Шикамару чувствовал, как пропасть между ним и его друзьями исчезает. Они снова были той дружной командой, которую их учитель когда-то привёл в это заведение впервые. И всё же в сердце его бушевала тревога. Глядя на то, как его товарищи выросли, Шикамару не мог смириться с той мыслью, что те дни уже никогда не вернуть.
Он шёл домой в одиночестве. Так и не сумевший сказать им, что собирается в Страну Тишины, Шикамару жалел, что не может пойти вместе с ними. Видя улыбки на их лицах, он просто не мог предложить пойти на такое. Он вышел на тёмную дорожку. Ради Скрытого Листа, ради Союза, ради каждого ниндзя в мире один человек должен умереть. Это не так победа, что достаётся в честном поединке - убийство должно было быть тайным.
Убийство.
Вырастая, ниндзя понимают, что рано или поздно им придётся с этим столкнуться, но всё же...
Чем меньше людей участвуют этом, тем меньше рук будет запачкано. Нара просто не мог втягивать в это Чоджи и Ино.
— А ведь даже АНБУ... — Шикамару посмотрел на ночное небо, но не увидел ни одной звезды.


Глава четвёртая


Шикамару находился в кабинете Какаши. Шестой Хокаге был окружён горой документов и торопливо подписывал различные бумаги в ожидании, когда же он сам даст слабину и окончательно выдохнется. Все окна были распахнуты, из комнаты открывался чудесный вид на залитую солнцем деревню.
— Извини, что заставил ждать, — Какаши оторвался от документов.
— Чего вы хотели обсудить со мной?
— Страну Тишины.
— Ах, это... — к слову, Шикамару и не собирался заканчивать свой доклад с заседания Союза, поскольку ничего интересного там не услышал, — в Союзе всё хорошо, между прочим, не о чем волноваться. В нём всё так же много способных и талантливых ниндзя.
— Ты в их числе.
Действительно ли Шикамару достоин быть представителем Скрытого Листа в Союзе?
— Ты точно уверен, что хочешь отправиться туда? — продолжал Какаши.
— Да.
Какаши вздохнул.
— Тебе это ну правда так сильно необходимо?
— Сай пропал, как и множество других ниндзя во время и после войны. Если они не ушли по собственной воле, Генго из захватил, мы должны проверить.
— Ты явно настроен серьёзно.
Нара кивнул. Какаши прикрыл глаза и молча покачал головой, затем вновь взглянул на Шикамару.
— Тебя бесполезно отговаривать. Ну и какой у тебя план? Ты ведь не собираешься идти в одиночку?
— Не могли бы вы выделить мне парочку АНБУ?
Какаши поставил локоть на стол и упёрся подбородком в ладонь, взгляд его был серьёзен.
— А что Ино и Чоджи?
— Хоть команда "ИноШикаЧо" может провернуть миссию тайно, но лучше не рисковать. Тут всё обстоит иначе.
— Из-за убийства?
— Мне нужны те, кто может скрывать свою чакру.
— Хм... — Какаши вновь закрыл глаза и задумывался, сопоставляя запросы Шикамару со своими собственными мыслями.
— Тем, кто нанесёт решающий удар, будешь ведь не ты, верно?
— Я только обездвижу цель своей техникой.
— Значит, нужен кто-то, кто убьёт врага.
Два АНБУ... Тот, кто спрячет чакру, и тот, кто способен на быстрое убийство.
— У меня как раз есть такие, — сказал Какаши.
— Спасибо.
— Тогда извещу их.
— Как поступить с остальными моими заданиями?
— Это превыше всего, об остальном пока можешь забыть, — теперь Какаши был настоящим Хокаге. Он быстро принимал решения и мог оценить значимость задач на ходу. Благодаря этому ниндзя и могли работать под его началом, не опасаясь за селение. Шикамару никогда не мечтал о кресле Хокаге, но когда он смотрел на Какаши, у него появлялась мотивация расти. Он пока молод и неопытен, ему далеко до таких как Хатаке, это его расстраивало.
— Так вот, я пойду скажу тем двум приготовиться, ты ведь подождёшь?
— Прошу, поторопитесь.
Понимаю, — Какаши улыбнулся под маской, встал и подошёл к открытому окну, — не стоит себя так обременять.
Обременять...
Ну да, было такое.
Шикамару сам недоумевал, как попал в такой переплёт забот. Даже если все эти дела приносили много хлопот, он всё равно не мог забросить ни одного. Мысль о том, чтобы разом всё бросить, пугала его. Раньше Нара ленился слишком много, так если он сейчас откажется сразу ото всех своих забот и обязанностей, вернёт ли он их потом? А вдруг тогда в нём уже перестанут нуждаться? Подобные мысли бросали Шикамару в дрожь.
— Знаешь, чего я сейчас на самом деле хочу? — Какаши вскинул левую руку вверх, по ней пробежал электрический заряд, — Я хочу, чтобы ты бросил все дела как помощника Хокаге и ехал в Страну Тишины.
Шикамару услышал в его голосе нотки разочарования. Он ведь сам бы не прочь отправиться туда и собственноручно прикончить этого Генго, но нельзя так просто взять и оставить полномочия Хокаге.
— Четно говоря, я счёл бы несправедливым так тебя обременять.
— Я, Наруто, остальные, все мы уже выросли достаточно, чтобы нести ответственность, вам не обязательно всё взваливать на себя.
— Возможно... — молния у Какаши в руке растаяла.
— Нара, — обернулся Какаши, — иногда я думаю о том, что значит быть взрослым?
— И не спрашивайте меня об этом, — вздохнул Шикамару.

— Я ещё вернусь, — сказал Шикамару надгробию с выгравированной надписью "Шикаку Нара". Он посетил могилу отца после разговора с Какаши. Что значит быть взрослым? Если не тут, то где ещё он мог найти ответ на вопрос Хокаге?
Во время Четвёртой Мировой Войны его отец был стратегом в главном штабе Альянса. Обито Учиха возродил Десятихвостого и выстрелил в штаб, дабы посеять в Альянсе хаос. Шикаку до последнего вздоха передавал разработанную им стратегию сыну. Он был ниндзя до самого конца.
Нет...
В последние минуты жизни он был в первую очередь отцом, об этом знал лишь Шикамару, его сын. Так что значит быть взрослым? Думая об этом, он подошёл к другой могиле, могиле его учителя.
Асума Сарутоби...
Этот человек отказался от благ по праву рождения, будучи сыном Третьего Хокаге, и постоянно лез на рожон. С самого окончания Академии Шикамару и его товарищи были под опекой Асумы, они через многое прошли вместе. С человеком, который, имея в запасе сигарету, справлялся с любой бедой. И всё же, его больше не было. Он умер в бою против "Акацуки", желавших захватить мир. Умер, позволив Шикамару жить, защитив своих учеников, о которых думал в последние минуты своей жизни. Ещё один человек, отдавший жизнь ради других. Конечно, деревня и товарищи были дороги Шикамару, но он уже не ощущал себя защищённым без отца и учителя. Возможно, Шикамару так и не повзрослел в этом плане. Вообще, слово "взрослый" можно понимать двойственно - это может быть и ребёнок, запертый в сформировавшемся теле. В таком случае, Какаши тоже в глубине души ребёнок. Но Какаши уже пожертвовал многим ради деревни. "Для Хокаге каждый житель деревни - его ребёнок" - так говорил отец Асумы Хирузен. Быть может, Какаши повзрослел, когда стал Хокаге? Шикамару больше не мог ни о чём размышлять.
— Братик Шика!
Шикамару отвлёкся от мыслей, когда чей-то беззаботный детский голос окликнул его. Пухлая малышка, покачиваясь с ноги на ногу, медленно шла в его сторону.
— Мирай, — позвал её Шикамару. Всё плохое мигом улетучилось у него из головы, а на лице засияла улыбка.
— Ура! — девочка наконец добралась до цели, хватая Шикамару за ноги, — братик Шика!
Личико малышки расплылось в светлой улыбке, и Нара почувствовал, как его сердце тает.
— Давно не виделись, Шикамару.
— Учитель Куренай! — поприветствовал он темноволосую женщину, что была матерью Мирай.
— Теперь я больше не учитель, так что можешь меня так не называть, — сказала Куренай с улыбкой.
Когда-то она была Джонином, такой же наставницей, как и Асума с Какаши. Но теперь она стала матерью и отдавала все силы на воспитание дочери.
— Ты пришёл на могилу Асумы?
— Да.
— И на могилу отца тоже?
— Да, там я тоже был.
— Братик Шика видел папу! — пропищала всё ещё цеплявшаяся за ноги Шикамару Мирай. Нара обещал стать её наставником в будущем.
— Вы пришли к папе? — Шикамару присел, чтобы говорить с девочкой на одном уровне глаз.
Мирай активно кивнула.
— Ты молодец, — сказал её будущий учитель, поглаживая малышку по голове, — поскорее подрастай, хорошо?
— Угу!
— Ты ведь любишь братика Шикамару? — спросила дочку Куренай.
Мирай так усердно кивнула, что Шикамару пришлось подхватить её. Она - ещё одна причина не умирать так скоро.
— Ну спасибо, — радостный Шикамару взял Мирай на руки и услышал её звонкий смех.
"Нет", подумал Шикамару, "мне ни в коем случае нельзя умирать".

Глава пятая


Шикамару стоял напротив пары белых лиц: кошки и обезьяны. Разумеется, это были маски, а ниже шеи - полноценные члены АНБУ. На них были облегающие чёрные униформы, поверх которых обновлённый жилет Листа. На замену старым жилетам с двумя нагрудными карманами для свитков и инструментов пришли новые, ознаменовавшие конец войнам. Разрезы для глаз в масках казались тёмными пещерами, их нарисованные рты изгибались от щеки до щеки, под глазами маски-кошки находились красные узоры. Маска обезьяны же получила характерную красную раскраску бровей, что делало её хмурой. Руки АНБУ сложили за спиной, а, казалось, пустые глазные отверстия, тёмные и пустые, заставляли Шикамару испытывать неприятное чувство, будто он просчитался.
— Думаю, эти двое помогут тебе осуществить твой план, — сказал сидевший за столом Какаши.
Кошка стояла справа от Шикамару, обезьяна слева. Они были совершенно разного роста: обезьяна дотягивала примерно до ста семидесяти шести сантиметров, обгоняя даже Шикамару, в то время как кошка едва дотягивала ему до плеч. Очевидно, что обезьяна был мужчиной, а кошка женщиной.
— Снимите маски, — приказал Хокаге.
АНБУ потянулись к своим маскам и опустили их. Носить маски - обычай АНБУ. Поскольку они отправлялись на тайные миссии в других странах, лучше всего было скрывать свои личности. Даже жители Листа зачастую оставались в неведении, кто же скрыт под маской. "Те, кто приходят в деревню и уходят не поев, это АНБУ" - так пошучивали в селении.
— Парня зовут Роу, девушку - Соку.
АНБУ поклонились Шикамару, когда Какаши представил их.
— Столь юная дева в АНБУ...
— Странно, правда? — прервала Шикамару Соку, — Но в мире ниндзя решает не возраст, а способности, я тоже тому пример, смекаешь?
— Она права, — согласился Какаши.
Шикамару был поражён. Соку была его моложе лет на пять-шесть, будто бы только что покинула Академию. Ещё надутые розовые щёки, тонкий рот, дугообразные брови и сияющие глаза показывали её хмурость и в то же время решимость. Она напомнила ему Темари в детстве.
— Хиноко выбрали в отряд разведки АНБУ сразу же после Академии за её выдающиеся способности, — продолжил Какаши, подтверждая мысли Шикамару, — хотя ей всего четырнадцать, она выполнила множество миссий, в АНБУ на неё полагаются.
— Вот-вот, не суди о ниндзя только по внешности! — Соку надула щёки, — и господин Хокаге, я же просила не называть меня по имени, смекаете?
— Хиноко, хорошее им...
Мгновенно девушка исчезла из поля зрения Шикамару, а затем очутилась прямо возле него, прижимая ему ко лбу палец с оранжевой чакрой на кончике.
— Не называй меня по имени, а не то пожалеешь.
Шикамару чувствовал заряд на кончике её пальца, словно то была мини-копия Райкири Какаши. Ещё чуть-чуть и...
— Перестань, Соку, — проворчал человек, представленный как Роу. У него действительно были густые хмурые брови и волевой подбородок. Его взгляд выражал неодобрение.
— Просто хотела внести ясность, вот и всё. Не хотела, чтобы меня считали ребёнком, смекаешь?
— Оплошал, больше не повторится, — коротко извинился Шикамару. Ему не хотелось обострять ситуацию, да и укрощать нрав молодой девушки не было времени.
— Пока ты смекаешь, ты... Смекаешь, — Соку перевела взгляд с Роу на Шикамару и вернулась на своё место, приняв ту же стойку с руками за спиной.
— Роу способен свободно контролировать объём и состояние чакры как своей, так и целей, — сказал Какаши, а Роу украдкой кивнул.
— Это значит, что вы можете увеличить чакру?
— Хороший вопрос, — вновь проронил Какаши.
— Я могу изменять лишь то, что воспринимают окружающие. Если я, скажем, увеличу чакру, на боевом потенциале это никак не скажется, зато окружающим покажется, что у вас больше чакры, чем на самом деле. Иными словами, это обман, а обман бесполезен, если нет соучастников, — речь Роу казалась старомодно витиеватой, а в сочетании с его внешностью создавалось впечатление, что он скорее самурай, нежели ниндзя.
— А вам под силу совсем стереть всю чакру из восприятия?
С какой бы стороны вы ни посмотрели, Роу выглядел на все сорок. По крайней мере, он точно был старше Шикамару лет на двадцать.
— Разумеется, я и так могу. Причём не только стереть всю видимость чакры, но при этом отслеживать её трек, уважаемый Шикамару.
Это вклинившееся в стариковский разговорный стиль новомодное слово "трек" вместо привычного "след" смутило Шикамару, но он не подал виду.
— Думаю, он подойдёт для такого задания, ну а ты как считаешь? — спросил Какаши.
— А крошка тоже пойдёт с нами? — спросил Нара, оглядываясь на Соку.
Её брови гневно дрогнули от этих слов. Кажется, ребёнок и не подозревал, что он ребёнок. Шикамару сомневался, будет ли от неё польза на миссии.
— Лучше просто покажи, — посоветовал ей Какаши.
Соку повернулась и вытянула руку в сторону открытого окна. Там, куда она указывала, в небе пролетала ласточка.
— Моя техника - иглы из чакры, смекаешь? — сказала Соку и выстрелила оранжевым зарядом прямо из пальца.
В тот же миг ласточка, выбранная её целью, скрылась за столбом, и удар Соку пришёлся по нему, лишь слегка поцарапав.
Однако...
Нет, царапины на столбе не было, зато за ним раздался тонкий писк. Шикамару свесился из окна и отыскал взглядом лежащую на земле птицу - та не подавала признаков жизни.
— Хотела сразу внести ясность, смекаешь? Но я не привыкла проливать кровь просто так, — прочитала она мысли Шикамару.
Словно в ответ на её слова, ласточка задёргалась, потом поднялась на лапки и взлетела ещё выше прежнего.
— Я сделала заряд чакры восстанавливающим силы, поэтому она на некоторое время почувствует себя энергичнее, чем раньше, смекаешь?
— Как тебе удалось обогнуть столб? — Шикамару убрал руки с подоконника и развернулся к Соку.
Девчонка ехидно засмеялась, показывая язык. И это она просит не считать её ребёнком?
— Как только цель задана, уже не имеет значения, вижу я её или нет - моя игла последует за ней куда угодно. Она не остановится, пока не поразит цель.
Итак.
Техника Роу стирала присутствие чакры, так они проникнут к противнику незамеченными. Оказавшись рядом с Генго, Шикамару обездвижит его тенью, а Соку и её иглы завершат дело. Что ж, им это под силу.
—Только могу я кое-что уточнить?
— Конечно, смекаешь? — глаза Соку источали уверенность.
— Ты можешь перестать говорить "смекаешь" в конце каждого предложения?

Они шли.
Враг.
Ниндзя Звука.
Подчинённые Орочимару?
Нет, стоп.
Когда он за кем-то гнался?
Он ведь гнался за кем-то?
Тот, кого они пытались спасти.
Саске.
Товарищ с противным характером, которому всё давалось легко. Но всё же товарищ...
Это была первая его миссия в качестве лидера, отказ не принимался.
Его товарищи... Его товарищи падали один за другим.
Чоджи.
Неджи.
Киба.
А затем и Наруто.
Их окружили ниндзя Звука.
Так жаль...
Простите за всё...
В следующий раз такого не повторится, обещаю, только не умирайте...
ПОЖАЛУЙСТА!
Шикамару проснулся в холодном поту от собственного крика. Всего лишь сон... Сон о том, как он впервые возглавил отряд на миссии по возвращению Саске и вступил в схватку с ниндзя Звука. И что из этого вышло? Саске сбежал, а товарищи Шикамару едва не погибли. Он провалил свою первую миссию Чунина. Вытерев мокрый лоб, Нара глубоко вздохнул. Почему ему вдруг приснилось это? Ведь раньше такого не бывало. На самом деле те события оставили след в душе Шикамару, впоследствии, вспоминая об этом, он постоянно корил себя за всё случившееся. Так почему он вдруг чувствует себя загнанным в угол?
— Всё в порядке, всё нормально, Шикамару, — успокаивал он себя, но мало помогало: его сердце било барабаном, а в ушах стучала кровь. Видимо, теперь ему уже не уснуть. А выступать на рассвете.



Глава шестая


Дети, радостно смеясь, шли в Академию. Неподалёку переходил дорогу угрюмый мужчина, спешащий на работу. На другой стороне улицы стоял магазин, а рядом с ним сплетничали домохозяйки. Обычный утренний пейзаж. Этим мирным утром Шикамару шёл по главной улице Деревни Скрытого Листа, протянувшейся от огромных ворот в селение до резиденции Хокаге. Дорога обрывалась напротив здания, расположенного под скалой с вырезанными на ней лицами всех Хокаге. Нара наконец добрался до места. Этим утром и для него нашлось дело. Обычно, когда ниндзя получают миссию за пределами деревни, они покидают её через главные ворота. Это не было обязательным, так сложилось что-то вроде традиции. Однако эта миссия была секретной, о ней знала лишь группа старших ниндзя, Какаши, ну и сам Шикамару с сопровождавшими его Роу и Соку. Для АНБУ, выполнявших подобные тайные задания, был отдельный особый проход в скале за зданием Хокаге. Сюда Нара и держал путь. В случае чего, Хокаге оправдает отсутствие Шикамару в деревне срочными делами Союза за её пределами. Идеальный план подразумевал быстрый уход из селения до того, как его кто-то обнаружит.
— Хм? — как только Шикамару подошёл к задним воротам, его взгляд упал на какого-то блондина поблизости. Парень тоже его заметил.
— Йо, неужто это Шикамару? Спешишь куда-то?
Вы бы ни за что не поверили, что эти двое одного возраста - так по-детски горели глаза бегущего к Шикамару товарища. На каждой щеке у него красовались три уса, а голубые глаза не ведали сомнений и колебаний.
— Это я должен тебя спросить. Что ты тут забыл в такую рань, Наруто?
Узумаки Наруто.
Он был героем, остановившим Четвёртую Мировую Войну, сыном Четвёртого Хокаге. Как только он родился, в него запечатали Девятихвостого, и, несмотря на все предрассудки, он не бросил свою заветную мечту стать Хокаге. Таким человеком был этот Наруто. И к тому же первым кандидатом на должность Хокаге после Какаши.
— Никак не мог уснуть ночью, поэтому вышел пораньше подкрепиться в Ичираку, уже иду домой.
— И всё же идти за раменом так рано?
— Они недавно стали работать круглосуточно! — Наруто светился счастьем от этого факта.
— Я про то, что ты собрался именно поесть как-то слишком рановато.
— Я всегда готов лопать рамен, хоть утром, хоть днём, хоть вечером!
— Нашёл чем хвастаться.
— Да половина меня самого сделана из рамена! — сказал Наруто, гордо выпятив грудь.
Шикамару вздохнул.
— Ты теперь известен всем как герой, остановивший войну. Следи за собой что ли.
— Герои - это герои, а рамен - это рамен!
"К чему он это сказал?" - подумалось Шикамару. Наруто захихикал, потирая пальцем переносицу. Он не изменился с Академии, сохранив при себе свой чистый и добрый нрав, изменивший людей вокруг него, изменивший и Шикамару. Наруто, считавшийся проклятием деревни, постепенно обретал всё больше и больше друзей благодаря своему открытому характеру. Ему даже удалось сохранить дружбу с Саске, погрязшем в ненависти к миру. И это был не просто подвиг. Нет... Скорее то, что было под силу лишь Наруто. И мечтал он с самого детства лишь об одном: стать Хокаге. У него не было родственников, от которых можно было услышать ласковые слова, поэтому в детстве Наруто привлекал к себе внимание постоянными проказами и шалостями, всем вокруг рассказывая о своей мечте. Поначалу никто не воспринимал его выходки всерьёз, но теперь в деревне каждый считал, что Седьмым Хокаге уже никому кроме него не быть.
Наруто был солнцем.
Внутри него вечно бурлило пламя, источавшее свет. Многие открыли свои сердца навстречу этому свету, став его друзьями. Шикамару до сих пор чувствовал то пламя в нём, которое ни разу за всё время не колебалось. Когда-нибудь он станет Хокаге, и этот огонь внутри него засияет ещё ярче. Казалось, солнце внутри него не знает о том, что такое тьма. Долгое время Наруто воевал с отдавшими тьме сердца людьми, но его собственное сердце никогда не сворачивало со своего светлого пути. "Несмотря на то, как сильно человек отдался тьме, в нём всегда остаётся что-то светлое" — говорил Узумаки. Наруто сражался, потому что верил. Шикамару множество раз видел, как он изменял мировоззрения своих врагов, снова и снова. Как бы сильно тьма не сгущалась над ним, он никогда не терял свой свет. Вот почему он не знал, что есть "тьма". Но у каждого есть и тёмная сторона. Как бы сильно вы ни старались вывести человека на свет, он всё равно станет кончиками пальцев хвататься за тьму, но так уж устроен мир. И каким бы безнадёжным ни было положение, Наруто упёрто продолжал вытягивать людей на свет, спасая от участи быть проглоченным тьмой. Таким человеком был этот Наруто. И Шикамару не хотел ничего менять. Наруто оставался светлым маяком надежды, но чем ярче сияет свет, тем длиннее тени. А пока кто-то ещё не взял на себя бремени стать этой тенью, всё было в порядке. Шикамару подумал, что ему и стоило стать этим "кем-то". Разве не иронично управляющему тенями ниндзя ступить на тёмный путь? Наруто станет Хокаге, а Шикамару - его правой рукой, которая следила бы за миром теней и искала опасности, которые могли бы навредить его свету. Тогда Нара понял, почему так рвался в Страну Тишины. Ради Наруто, конечно же. Если Страна Тишины наберёт мощь, то это станет для Наруто проблемой. Вот почему Шикамару взял на себя бремя пресечь опасность ещё в зародыше. Он будет нести на себе все тени, угрожающие солнцу Наруто.
— А теперь ты рассказывай, что делаешь тут так рано, — Наруто вырвал Шикамару из пучины мыслей.
— Прогуляться решил.
— Так рано?
— Сказал человек, вставший ни свет ни заря за раменом.
Они дружно рассмеялись.
— У тебя сегодня выходной? — поинтересовался Шикамару.
— Не-а, с таким завалом миссий мне ещё полгода отдыха не видать, спасибо кое-кому. Моё задание начнётся в полдень.
Этим "кое-кем", к слову, и был Шикамару.
— Я специально выбираю миссию для каждого, кончай жаловаться.
— Но мне хочется хоть ненадолго передохнуть!
— Тебя рассматривают на должность следующего Хокаге, так что не время расслабляться. Сосредоточься.
— Я знаю, но... Хоть разочек...
— Никаких "разочков"! — Шикамару говорил тоном, каким обычно ругают детей, — Все в деревне на тебя полагаются, а раз на тебя полагаются, то тебе нужно поручать больше миссий, чтобы подтверждать твой статус! Война два года как кончилась, ты не думай, что все вечно будут помнить твои старые заслуги.
— Ладно-ладно... — Наруто надулся и дал ответ нехотя, — Я наелся и собираюсь пойти прилечь.
— Не проспи миссию, — Шикамару прищурился.
— Не просплю! — Наруто засмеялся в ответ на серьёзный взгляд собеседника и зашагал восвояси.
— Эй, Наруто! — крикнул Нара через плечо.
— Чего? — Узумаки обернулся.
— Ты следующий Хокаге. Не забывай об этом.
— Я ведь никогда не беру слов назад, такой мой путь ниндзя!
— Не берёшь слов назад, да, — Шикамару замолчал, а потом продолжил, — это и мой путь ниндзя тоже.
— Да! — Наруто махнул правой рукой и удалился.
Некоторое время Шикамару смотрел ему вслед, а затем вспомнил о своей собственной миссии и развернулся.
"Я обязательно сделаю тебя Хокаге" — Шикамару твёрдо решил, что этих слов назад не возьмёт.

— Простите, что заставил ждать, — сказал Шикамару напарникам по миссии Роу и Соку, на которых не было масок, — целей у нас несколько: расследовать ситуацию в Стране Тишины, найти Сая и пропавших АНБУ, но самое главное - убить человека по имени Генго.
Напарники кивнули.
Какаши не пришёл попрощаться. Кроме их троих у ворот никого не было. Несмотря на прекрасное утро, скрытая за деревьями расселина в скале выглядела мрачно.
— Что ж, раз мы идём на убийство из Листа, то нужно удостовериться, что за нами нет хвоста, — ноздри Роу раздулись при упоминании "хвоста".
Шикамару не до конца понял, что он хотел этим сказать.
— Твоя рифма не удалась, смекаешь? — сказала Соку Роу.
Мужчина растерялся и от смущения запотел.
— Он типа пошутить пытался, — пробормотала девушка теперь уже Шикамару, который прочёл на её лице: "извини за это", — ты говорил про расследование обстановки, он хотел связать это с заданием по убийству, которое мы бы расследовать не смогли, ведь это задание секретное, хотя и так наше... В общем, не забивай этим голову, старикан часто выдаёт лажовые шутеечки на злобу дня, смекаешь?
Шикамару прочистил горло, проглотив желание сказануть что-нибудь остроумное, и решил вернуть беседе серьёзность:
— После того, как мы выйдем за ворота, миссия начнётся - пути назад нет.
— Окей! — весело отозвалась Соку.
Залившийся краской Роу кивнул в знак одобрения.
— Тогда за дело!
И тогда троица отворила тяжёлые чёрные врата.


Глава седьмая


Темари стояла за спиной Гаары, наблюдая за тем, как волосы брата колышутся на ветру. Она считала, что из него вышел отличный Казекаге. Они стояли на пригорке и смотрели вниз, на чудесный пейзаж Скрытого Песка. В народе это возвышение звалось "Место, где читают ветер", потому что тут всегда было ветрено. Темари знала, что Гаара не единственный, кто взбирался сюда насладиться пейзажем селения даже при таком ветре.
— Тебе что-нибудь нужно, сестра? — спросил Казекаге, повернув головой так, что Темари могла видеть одинокий иероглиф "любовь" у него на лбу.
Несколько лет назад жителей Скрытого Песка бросало в дрожь от одного упоминания Гаары, теперь же он стал уважаемым правителем деревни и признанным командующим Альянса. Отныне мир не мог обойтись без Гаары.
И всё благодаря Наруто.
В Гааре с рождения был запечатан Хвостатый, в детстве мальчик отстранился от мира и страдал от одиночества. Даже Темари и брата Канкуро прошлый Гаара не впускал в своё сердце, а тело его содрогалось от жажды крови. Наруто был первым, кто смог понять Гаару. Он не отвернулся от него, потому что тоже был Джинчурики и прожил похожую жизнь. После жестокой битвы за гранью понимания обычных ниндзя они достигли взаимопонимания. Когда "Акацуки" извлекли Однохвостого из Гаары, Наруто всеми силами пытался спасти его от смерти, потому что считал Гаару своим другом. Он изменился после встречи с Наруто, изменилось его отношение к родным, к деревне, к людям в целом. И его в конце концов признали. Темари была бесконечно благодарна Наруто. Ей вообще нравился Скрытый Лист, люди оттуда были необычайно храбры, а некоторые умели логически мыслить. Внезапно образ одного человека всплыл в её голове, стараясь прогнать мысли, она недовольно щёлкнула языком.
— Сестра, что-то случилось?
— А? Нет...
Обеспокоенный взгляд его прозрачных глаз устремился прямо на неё. Темари так остро ощущала его беспокойство, что не выдержала и отвернулась. Их деревня располагалась посреди пустыни, здесь никогда не шёл дождь, лишь ветер разносил сухой песок.
— Всего лишь песчинка в глаз попала.
— Удивительно, обычно с тобой такого не случается, сестра, — мягко проговорил Гаара.
— Д-да, не случается.
Жители Скрытого Песка привыкли к сухим ветрам и вихрям песка, что тот подымает. Только ниндзя из других стран с непривычки тёрли глаза, попав в песчаную бурю. Поэтому отговорка Темари вышла нелепой.
— Шикамару... — вдруг Гаара назвал имя того, о ком его сестра думала, это её разозлило.
Не обращая внимания на её реакцию, Казекаге продолжил:
— В последнее время он сам не свой. На заседании Союза мне показалось, что его сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Думаю, эта работа даётся ему с трудом.
— Ты тоже так считаешь, — ответила Темари.
Гаара кивнул.
— Раньше меня не беспокоили чужие проблемы, но теперь я присматриваюсь к каждому, не могу оставить оказавшегося в беде друга.
Её брат был серьёзной натурой. Если уж он собирался что-то сделать, то прикладывал все усилия для достижения цели. К примеру, таким образом ему удалось открыть своё сердце окружающим. Однако и для Темари стало неожиданностью, что Гаара заметил маломальские изменения в поведении Шикамару, который усердно старался себя не выдать.
— Он что-то скрывает.
— Угу.
— И ещё он думает о будущем Союза больше, чем кто-либо другой, поэтому навряд ли его секрет навредит Союзу.
Гаара клонил к тому, что каждая входящая в Союз страна обязана делиться информацией о происшествиях на своей территории, чтобы остальные страны объединения могли совместными силами решить проблему. Шикамару же умалчивал о положении дел в Скрытом Листе. Однако проблема одной деревни касалась всех остальных.
— Есть идеи, что он скрывает, сестра?
— Если бы.
Естественно то, что он спросил именно её. Темари теснее всех работала с Шикамару в Союзе.
— Не то, что у меня нет мыслей, просто боюсь ошибиться, — продолжила девушка.
Гаара молча слушал её.
— Так вот, он всерьёз занялся расследованием пропавших на войне и после неё ниндзя.
Гаара оторвал взгляд от сестры и вновь устремил его на деревню. Морщинка пролегла у него на лбу. Он задумался. Внезапно поднялся ветер. Песчинки царапали по лицу, такое родное чувство.
— Надо спросить Наруто, — наконец проронил Казекаге, — ты пойдёшь, сестра?
— Да, — девушка сама удивилась уверенности, звучавшей в её голосе.
— Мы могли бы спросить Какаши, но тот как всегда увильнёт от ответа, так что в первую очередь нужно поговорить с Наруто. Если окажется, что Шикамару встрял во что-то крупное, мы не станем сидеть на месте и поможем ему. Если тебе нужен отряд ниндзя, бери сколько потребуется.
— Шикамару ведь всё ещё ниндзя Листа, ты не забыл?
— Мы живём в эпоху, когда не имеет значения, к какой державе ты принадлежишь. Он ниндзя Союза, и мы поможем ему при любых обстоятельствах.
— Спасибо.
— Не стоит благодарности, сестра.
Маленькая слезинка пробежала по щеке Темари. Девушка резво смахнула её и широко улыбнулась брату.
— Похоже, песок всё же попал мне в глаза.

— Эй, Сакура, ты меня слушаешь вообще? — раздражённо процедил Наруто, опиравшийся на стопку книг, дотягивающую ему до груди.
Он сказал это спине Сакуры, то и дело мелькавшей среди книжных полок.
— Сай уже около месяца не появлялся в деревне, а Шикамару стал каким-то холодным и замкнутым, —продолжил он, — как думаешь, он что-то скрывает?
— Не знаю! — от напряжённого голоса Сакуры Наруто вздрогнул, — Как твоя миссия?
— Уже закончилась.
— Тогда иди в свой Ичираку, наешься до отвала и дуй спать.
— Чего-о-о? Вот ты какая, значит, ведёшь себя так же холодно!
Сакура яростно обернулась.
— Слушай сюда, я тут завалена работой по поручению госпожи Цунаде, мы разрабатываем новую технологию в сфере медицинских техник для Союза! Мне необходимо разгрести документы, оставшиеся от Цунаде как прежней Хокаге, понимаешь? Нет у меня времени на болтовню! — пыхтя, Сакура повернулась обратно к полкам, — И вообще, разве ты в последнее время не гуляешь целыми днями с Хинатой? Почему бы не вести разговоры с ней, а меня оставить в покое?
— Ты что, ревнуешь?
Сакура вновь обернулась и треснула Наруто кулаком по голове.
— Нет конечно! Я жду возвращения Саске, ты же знаешь.
— Ага, мэм... — взгляд Наруто стал более серьёзным, и Сакура всё же решилась прислушаться к нему, — Просто меня не покидает странное чувство, будто происходит что-то плохое.
— Девятихвостый бьёт тревогу?
Девятихвостый всё ещё жил внутри Наруто, в котором остались также частички других Хвостатых. Таки образом, он был чем-то вроде неполного Джинчурики Десятихвостого. На Четвёртой Мировой Войне Обито и Мадара запечатали его в себе, получив способности Мудреца Шести Путей, Наруто тоже имел некоторые из таких сил до сих пор. И Сакура знала, что его чувствительность отличается от обычной человеческой интуиции.
— Может, ты просто чего-то не понимаешь?
— Жестоко вот так вот мне не доверять, — сказал надувшийся Наруто.
— Потому что даже если ты и взволнован, то ничем не можешь никому подсобить. Сай и Шикамару превосходные ниндзя. Если они и правда попадут в передрягу, то уже сами попросят твоей помощи, ну или Какаши отдаст приказ спасти их.
— Эх, не уверен, что учитель Какаши выберет нужный момент, вдруг будет уже слишком поздно.
— Тебе до него ещё далеко! — взорвалась Сакура, пнув его в голень. Наруто отскочил, пытаясь удержаться на ногах, — Хватит забивать голову ерундой, сосредоточься на своих миссиях. Этого Сай и Шикамару хотели бы от тебя. Особенно Шикамару. Он старается как может в Союзе и желает, чтобы ты стал Хокаге! Не спускай на нет все его труды.
— Мне известно, что он старается ради меня... Поэтому я и беспокоюсь о нём.
Сакура вздохнула.
— Возьми себя в руки. Они твои товарищи, которые поверили в тебя, они не могут умереть просто так.
— О смерти не было и речи!
— То одним тебя расстрою, то другим, ну ты и заноза! — Сакура использовала против Наруто его же приём, — Отправляйся домой и проспись!
С этими словами девушка выбросила собеседника из комнаты.


Глава восьмая


Отряд Шикамару бежал три дня подряд, пока они наконец не достигли Страны Тишины. Это маленькое государство находилось далеко на западе вглубь материка. Большая часть территории была покрыта горами и лесами, оставшееся пространство отдано под пашни. Ни одно из местных селений не шло ни в какое сравнение с городами Страны Огня. Местной столицей была Деревня Занавеса, расположенная в центре страны. Так как миссия была секретно, Шикамару и команде пришлось бежать через холмы и поля, дабы не выдать себя преждевременно. До столицы они добежали примерно спустя четыре дня после отбытия из Скрытого Листа. Хотя страна была бедная, столица выглядела как подобает центральному городу. Все дома в окрестностях были маленькими и невзрачными, укрытыми соломенной крышей, в то время как самые маленькие из столичных зданий были покрыты черепицей. Было и множество железобетонных строений, между ними простирались чистые улочки, озеленённые и благоустроенные. Дорожная сесть напоминала паутину и вела от окраин в центр, по обочинам дорог располагались жилые кварталы. В самом же центре стояло строение, выделявшееся из общей массы своими габаритами - такое было сложно не заметить издалека. Десятиэтажное здание с малиновой черепичной крышей и двумя золотыми львами.
— Должно быть, это место мы и ищем.
— Хватит строить из себя Капитана Очевидность, смекаешь?
Они шли по центральной дороге, Шикамару не отводил взгляд от башни, краем уха слушая разговор Соку и Роу. Их отряд, конечно же, сменил имидж. Соку сказала, что на подобной миссии нельзя выделяться и нужно смотреться как можно более естественно, поэтому они купили традиционные местные наряды. Стоит отметить, что одевались в Стране Тишины весьма скромно. Местные носили халаты уваги, обёрнутые тканевыми лентами, ниже талии - широкая хакама и зашнурованная обувь до голеней. Цвета были столь же "притягательны", сколь и стиль: вокруг разгуливали люди в чёрном, белом или сером. На улицах не было никаких ярких вывесок, никаких фонарей, никакой рекламы.
— Вы заметили, уважаемый Шикамару? — спросил идущий впереди Роу.
Нара шёл между двумя АНБУ по их настоянию, ради его же безопасности. Роу шёл спереди. Его вопрос прозвучал слишком расплывчато, Шикамару не знал, что именно должен был заметить.
— Вокруг ни единого приспешника феодала, — уточнил Роу.
— Действительно, — согласился Шикамару.
Беседуя, они приближались к башне, однако не намеревались начинать миссию сразу же, необходимо было прощупать почву.
— Все вокруг сплошь гражданские, ни одного воина, — Роу мыслил в правильном направлении.
На континенте каждой страной владел феодал, которому принадлежала земля. Их политический уровень был недоступен ниндзя. Сами феодалы проживали в столицах вместе со своей свитой, выделявшейся из общей массы красочными нарядами и высокомерием. Ни одного подобного служащего в городе не было.
— Тут вообще можешь и не быть феодала, смекаешь?
Такой расклад тоже был возможен. Иногда жители небольших стран делали вид, будто у них есть наместник, в то время как сами решали свои проблемы. Но эта страна отличалась от остальных, Шикамару это чувствовал. Он повернулся к Соку.
— В послании Сая было написано, что здесь всем заправляет Генго.
— Но он может и не быть феодалом, смекаешь?
— Пять с плюсом тебе за проницательность, — взгляд Шикамару остановился на человеке, идущем чуть дальше от группы. Его чёрная мантия отличалась от одежды прочих горожан, а во взгляде было что-то зловещее. Его наряд напомнил Шикамару плащи "Акацуки", однако у этого экземпляра не было красных облаков и высокого воротника, а вместо молнии - пять больших серебряных пуговиц.
— Гляньте на того спереди. Мы уже видели людей вроде него, вспоминаете? — спросил Шикамару.
— Я тоже заметил это, уважаемый Шикамару.
— Имел бы гордость, взял бы паузу, прежде чем поддакнуть.
— Эта одежда... В ней щеголяют наши цели! — Роу выдал очередную неудачную шутку.
— Как же мне хочется тебя заткнуть, смекаешь? — застонала Соку.
Игнорируя их перепалку, Шикамару продолжал рассуждать.
— Роу, тот человек не показался тебе знакомым? — во время разговора Шикамару осторожно кивнул в сторону чайханы.
Роу взглянул через плечо туда, куда показывал Нара.
— Это... Быть не может...
— Эй, о чём вы там болтаете-смекаете? — подключилась Соку.
— Выходит, я оказался прав, — хмуро подытожил Шикамару, — меня не покидало чувство, что этот мне знаком.
Он и Роу смотрели на человека в чайхане, который сидел на скамейке, попивая чай. Затем он позвал владельца заведения, тот прибежал и начал сыпать извинениями. Так обычно окружающие обращались с прислужниками феодалов.
— Он был нашим АНБУ, его зовут Миноичи, — констатировал Роу.
— Этот человек...
— Пропал на войне, не так ли? — Соку договорила мысль Шикамару за него.
Троица аккуратно прошла мимо чайханы, стараясь ничем себя не выдать.
— Ну что ж, по мне так это самый быстрый способ узнать обо всём из первых рук, — внутри Шикамару бушевал салют, его рот искривился в ухмылке.

— Ты обездвижен, — сказал Шикамару дёргавшемуся перед ним человеку.
Они были в узком переулке между бетонными домами, Шикамару выбрал это место потому, что даже в разгар дня здесь было безлюдно. Роу и Соку остались патрулировать вход в переулок, где он соединялся с главной улицей на случай, если кто-то захочет срезать путь. Они полностью скрыли своё присутствие, как и ожидалось от опытных АНБУ.
Тень от ног Шикамару была темнее теней переулка. Она, словно чёрная змея, ползла к человеку, связывая его тело и лишая возможности пошевелиться. Теневые руки свернулись вокруг его шеи. Техника Теневого Удушения. Семья Шикамару, клан Нара, из поколения в поколение передавала искусство манипулирования тенями. Подобные техники позволяли пользователю связать цель собственной тенью, однако обездвиживание - не всё, на что была способна тень. Она также могла нанести физический урон цели.
— Довожу до твоего сведения, что в любой момент могу задушить тебя, — сухо процедил Шикамару.
— К-как... П-почем-му? Ах т-ты...
— Ты меня, может, и не знаешь, но я тебя знаю, Миноичи.
— М-мне не известно это имя...
— Не придумывайся, раньше ты был ниндзя Скрытого Листа, помнишь?
— Я не п-помню...
Теневые руки сжали горло Миноичи ещё сильнее, он страдальчески застонал.
— Ты жил в Скрытом Листе и наверняка слышал о клане Нара и его техниках... И последствиях, — Шикамару намеренно угрожал оппоненту удушьем, — так почему же ты, ниндзя Листа, оказался здесь одетым в это?
— Я больше не ниндзя... — хрипло сказал Миноичи, — Я - просветлённый...
— Просветлённый? О чём это ты?
— Люди вроде вас, живущие в мире без изменений, никогда не поймут наших благородных мотивов.
— Я спрашиваю ещё раз, что ты имел в виду под словом "просветлённый"? — чёрные руки сильнее обхватили шею Миноичи, и тот застонал, — Я продолжу душить тебя, пока ты не расколешься.
— Тебе не... Не по... Понять...
— Продолжишь болтать ерунду - лишишься жизни, — Шикамару сам поражался словам, которые произносил.
— П-понял...
— "Понял, уважаемый"! — поправил пленника Шикамару.
— Понял, ув-важаемый...
Шикамару ослабил хватку, Миноичи схватился за горло и зашёлся кашлем, брызжа слюной со слезами на глазах.
— Теперь рассказывай, кто такие "просветлённые" и кто за всем этим стоит.
— Мы, просветлённые, правим этой страной. Здесь нет никаких феодалов, лишь ниндзя, которым открыли глаза идеалы господина Генго. Вместе с ним мы намереваемся устроить революцию, перевернув сознание всего мира. Подобный тебе мусор не смеет противостоять ему. И ничего из этого не даст тебе представление об этой стране! — Миноичи засмеялся, намереваясь откусить себе язык и умереть.
— Стой!
На мгновение Шикамару подумал, что его противник исполнил свой замысел, ведь Миноичи свалился без чувств наземь. На самом же деле это случилось от пронзившей его прямо в шею иглы из чакры.
— Я парализовала его чакрой так, что он не сможет двигаться несколько дней, смекаешь? — это была Соку, вмешательства которой Нара даже не заметил, смотревшая сверху вниз на вырубленного Миноичи, — Пфф, "просветлённые", звучит до противности высокомерно, смекаешь?
Лицо мирно лежащего в отключке бывшего ниндзя выглядело пугающе спокойным.



Глава девятая


Шикамару даже не пытался скрыть дрожи от сидения на холодном бетоне. Ни о каких окнах не было и речи, только голые стены да потолок. Он, Роу и Соку сидели в этом абсолютно сером помещении в своих плащах просветлённых, которые, разумеется, троица стащила. Номер в этой странной гостинице тоже был чужой, его хозяин лежал парализованный иглами чакры в шкафу. Его, конечно же, успели допросить, хотя результатами троица осталась недовольна.
— Уважаемый Шикамару был прав, — заговорил Роу, — этой страной действительно управляет некто Генго, покоривший всех своим обаянием.
На этот счёт Нара действительно был прав. Им пришлось нейтрализовать одного рослого просвещённого, чтобы добыть плащ для Роу, и одну девушку, её плащ достался Соку. Шикамару взял себе плащ Миноичи. И все они были допрошены. Трое, которых объединяло одно: сумасшедшая вера в Генго. И это явно отличалось от того доверия, что испытывали жители Скрытого Листа к Хокаге или Наруто. Генго не просто любили или уважали, его почитали как живого бога, будто бы он был чем-то большим, нежели обычный человек. Каким нужно быть человеком, чтобы заставлять людей так поклоняться ему?
Шикамару было тревожно, но в то же время хотелось узнать ответ.
— Ну нам с самого начала было сказано прикончить этого Генго, тогда проблем и не будет, смекаешь? — прямо сказала Соку, — Поэтому мы со стариком и здесь, хотя я была бы только рада, если бы наши услуги не понадобились.
Хоть последний комментарий вышел грубоватым, Соку должна была вступить в разговор.
— Кажется, вокруг этого Генго сложилась целая секта фанатиков, — проговорил Роу.
— Вот-вот, я тоже так считаю, — кивнула Соку, — что-то очень привлекает людей в нём, смекаете?
— Что ты хочешь этим сказать, Хиноко?
— Просила же не звать меня по имени! — на кончике её пальца появился оранжевый заряд, — Я не шучу, в следующий раз ты у меня получишь.
Так разнервничалась, что даже не добавила типичного "смекаешь" в конце предложения.
— Чем тебе оно не угодило? Очаровательное имя...
— Вот поэтому я и ненавижу его! — чакра девушки раскалилась ещё сильнее, — Крутое имя типа Гоурай, Шиппу или Кимидаре было бы куда уместнее!
Несмотря на свои качества, Соку оставалась всё той же четырнадцатилетней девочкой с нелепым вкусом на "крутые" имена, Шикамару едва удерживался от смеха. Вдруг её гневное выражение лица сменилось на сожалеющее, чакра на кончике пальца погасла.
— Прости, — наконец выговорил Нара, — не знал, что ты настолько ненавидишь своё имя. Впредь точно больше тебя так не назову.
— Наконец смекнул... — Соку выглядела смущённой и смотрела в пол.
На полу расстилалась карта Деревни Занавеса.
— Форма этого селения и правда напоминает паутину, — рассуждал Роу, скрестив руки на груди.
Шикамару тоже склонился над картой, разглядывая башню в центре. Она была подписана как "Замок Плавающего Узника".
— Плавающий Узник... — пробормотал Нара.
— Столь уничижительный термин, — начал пояснять Роу своим старомодным манером, — так зовут военнопленных или дикарей на границах.
— Уничижительный, хм... Это Генго его так назвал? Или замок достался ему уже после того, как получил своё имя?
— Страна Тишины избегала контактов с внешним миром, поэтому даже АНБУ ничего не известно об этом замке.
Интуиция Шикамару подсказывала ему, что это Генго так прозвал замок, однако он не стал озвучивать эту мысль.
— Зачем называть свой замок так оскорбительно...
— В этом есть смысл, причём какая самоирония. Пять великих стран объявили себя хозяевами континента, в то время как эта страна расположена на задворках, они здесь как дикари у границ. Надсмехаются сами над собой, — сделал умозаключение Роу.
— Да, возможно, что так оно и есть, — задумчиво протянул Шикамару.
— Глупости какие, смекаете? — Соку не встревала в разговор и молча слушала до этого момента, — Каким нужно быть сумасбродом, чтобы опорочить самого себя? И эта кучка пессимистов хочет революции? Смехота.
Опять забыла добавить "смекаешь". Шикамару понял, что Соку рассержена на этих людей, потому что они сами выбрали себе такое обидное прозвище.
— Полагаю, оскорбляя себя же, они находят в себе силы обнажать клыки против остального мира, отстраняясь от него, — ответ Шикамару не удовлетворил Соку, — Месть рождается из ненависти, где есть одно, там есть и другое. Им лишь нужно спровоцировать массы и оппонента на столкновение.
— Уважаемый Шикамару, вы считаете, что все жители этой страны настроены против остального континента?
— Бред, смекаешь? — Соку снова встряла в разговор, — управляющие здесь просвещённые ведь раньше были ниндзя из других стран, не так ли?
Её комментарий пролил свет на все проведённые ими допросы. Каждый просвещённый, связанный с местной верхушкой, раньше являлся жителем какой-то другой страны. Кто-то исчез на войне, кто-то после, но все они теперь работали на Генго. Им стало известно, что и здесь когда-то был свой феодал, пока просвещённые не свергли его. И руководил изменившим страну переворотом никто иной как Генго собственной персоной. Теперешней Страной Тишины заправляли только ниндзя.
— Если они ненавидят другие страны, — продолжила Соку, — то и свои деревни они тоже ненавидят, чего в общем-то не может быть.
Такой вариант казался ей невозможным.
— Знаешь, такие люди действительно тоже бывают, — Шикамару старательно подбирал слова, — например организация "Акацуки", ставшая причиной Четвёртой Мировой, состояла из покинувших свою деревню людей с необычными способностями, возненавидевших мир.
Если вы окажетесь в трудном положении, и обида с гневом примутся вас душить, ничего особенного в том, что вы ополчитесь на свою же страну. Винить родную деревню, страну, весь мир и его устройство. Так зарождались что "Акацуки", что просветлённые.
— И если это так, — когда заговорил Роу, Соку и Шикамару затихли, — если они действительно злы на весь мир...
Роу взглянул на Шикамару, тот кивком позволил ему продолжать.
— И даже если они приходят с этими мыслями сюда, в эту страну, они ведь живут так же, как жили бы в любом другом месте?
Роу говорил о том, как просветлённые зарабатывают себе на жизнь. Страна Тишины принимает к себе людей со всего континента, завлекая обилием миссий и более низкими ценами, нежели в Союзе. Теперь понятно, почему в Союзе так мало запросов на миссии. Всё так, как говорил Роу - обиженные на остальной мир ниндзя сбегали в Страну Тишины, чтобы выполнять здесь ту же работу, какую выполняли бы в любой другой стране. Нелепый сценарий.
— Революция, значит... — протянула Соку.
Когда Роу и Шикамару разом обернулись в её сторону, девушка смутилась.
— Ну так Миноичи сказал. Они хотели вместе с Генго совершить революцию.
— Для этого по-твоему страна раздаёт столько миссий? — спросил Шикамару.
Соку кивнула.
— В любом случае... Генго - угроза, которую нам нужно устранить, — пробормотал Роу.
— И у нас появился отличный шанс, смекаешь? — сказала Соку, указывая на площадь возле башни.
— На городских площадях обычно проходят разные представления... Убийство в их числе? — Роу весело переглянулся с Шикамару.
Столь простой и душевный человек говорил об убийстве, улыбаясь. Шикамару только сейчас по-настоящему понял, что Роу на самом деле самый настоящий АНБУ.
— Итак, подытожим: Роу помогает нам слиться с толпой на площади, я обездвижу Генго тенью, а Соку с крыши нанесёт точный удар, — выдал Шикамару, наблюдая за согласными кивками собеседников. По их нервным улыбкам было видно, что оба ждали этого момента, — Мы полагаемся на тебя, Хиноко.
— Сколько раз я просила не звать меня так?! — вскочила Соку.
— Сорок... — прошептал Роу.
— Чего? — спросила девушка, корча недоумевающую гримасу.
— Ну, имя уважаемого Шикамару состоит из "ши" как "четыре" и "мару" как "ноль", получается сорок...
Соку была вне себя от ярости.
— Опять твои шутеечки! Причём лажовые! А слог "ка" ты куда дел?
Для сорокалетнего Роу вскочил очень резво, быстрее даже своей юной напарницы, и так скрылась за спиной Шикамару, дрожа от злости.
Нара всё больше и больше поражался этой парочке.
— Вы точно справитесь с этим?
— Справимся, смекаешь?
— Не о чем беспокоиться, уважаемый!
Глядя на них, Шикамару вздохнул.


Глава десятая


На площади перед замком столпилось столько народу, чуть ли не весь город, что Шикамару, впрочем, не удивило бы. Здесь были не только просветлённые в своих чёрных плащах, но и обычные мужчины и женщины, мальчики и девочки, люди всех возрастов и профессий ждали появления своего лидера. Все одинаково пребывали в восторге, глаза каждого радостно сияли, а их весёлые голоса восхваляли того, кого все ждали. Словом, Шикамару всё это бесило. Застрявший посреди сумасшедшей толпы Нара чувствовал, как под плащом его кожа потеет. Роу был рядом, Соку заняла позицию на одном из бетонных зданий напротив замка. Роу своей техникой превратил их чакру в подобие той, что была у настоящих владельцев плащей. Естественно, они поработали и над лицами. Вдруг среди врагов нашёлся бы кто-то с хорошей памятью на лица, тогда бы их сразу раскрыли. Навыки Роу позволили довести уровень чакры до такой отметки, что даже при виде лиц их бы не отличили от прочих просветлённых.
— Посмотрите туда, — вполголоса пробормотал Роу. Он практически не шевелил губами, а его взгляд был устремлён на платформу перед толпой. На деревянном постаменте ничего не было, ни микрофона, ни охранников, а люди могли до него спокойно дотянуться, — Меня вот что интересует, а Генго-то выйдет?
Его сомнение не было беспочвенным. Действительно, какой лидер выйдет на такую незащищённую платформу?
— Пока что будем ждать. Если Генго не появится, мы отступим.
— Ясно.
Они стояли достаточно близко к платформе, чтобы тень Шикамару могла дотянуться до стоящего на ней, а там уже иглы Соку сделают своё дело.
— Когда он наконец поя...
Голос Роу прервал оглушительный рёв толпы, вернее передних её рядов. Затем радостный вопль распространился и дальше, Нара захотел узнать, из-за чего всё это, но ему не удалось пробиться дальше вперёд, от нараставшего крика его барабанные перепонки едва не лопались.
На платформе появился человек.
Он был одет в длинный чёрный плащ, похожий на те, что носили просветлённые, однако на этом было множество украшений и серебряная пряжка, а рукава расшиты серебряными змейками, струящимися по его предплечьям. Его волосы имели характерный тёмно-синий цвет, грубые черты лица сразу бросались в глаза, вокруг его рта росла щетина. Он оглядел ликующую толпу пронизывающим взглядом, на вид поднявшемуся на платформу было около тридцати лет.
— Это и есть Генго? — шёпот Роу внезапно оборвался.
Шикамару продолжал пробиваться сквозь толпу, оставив вопрос напарника без ответа. Он не сомневался, что этот человек точно был Генго. Человек на сцене поднял руку вверх, призывая к тишине. Затем он прикрыл глаза, наслаждаясь столь бурной реакцией на собственную персону, уголки его рта подёрнулись в улыбке. Он глубоко вздохнул, распахнул глаза и произнёс:
— Благодарю всех здесь собравшихся, — его голос был глубоким, приятным для слуха. Казалось, что слушают не только уши, но и всё тело. Шикамару почувствовал покалывание в груди, будто голос пронизывал его сердце. Его глаза встретились с глазами Роу, когда они ещё ближе подошли к платформе. Было видно, что АНБУ испытывает то же самое. Генго, не теряя времени, поклонился толпе и продолжил:
— Вот уже десять лет минуло с того дня, когда я впервые взошёл на эту трибуну. За эти годы мы получили множество людей, разделяющих наши взгляды, наша страна процветала. Тем не менее, ни одной из наших целей мы так и не достигли.
Толпа слушала молча. Казалось, что каждый дюйм этой площади управляется человеком на трибуне.
— У меня есть вопрос к жителям Страны Тишины! — его голос, прежде звучавший спокойно и размеренно, резко изменился на полный ярости крик, исходивший прямиком из его души, — Страна феодала и страна без него, какой мир вы предпочтёте? Кто будет править этим миром?
— ГОСПОДИН ГЕНГО!
Волна крика собравшихся вновь прокатилась по площади.
— Мы не ошиблись, это определённо он, — прошептал Роу.
Шикамару молча кивнул и вновь перевёл взгляд на платформу. Его тень от цели отделяли какие-то несколько метров. От одного момента зависит исход целой миссии...
Генго вновь поднял руку, толпа умолкла.
— Я получил ответ на свой вопрос. Дни феодального гнёта давно минули! Товарищи, можете успокоиться! Мы, просветлённые, отныне и впредь защищаем вас своей силой и своими жизнями! Это всё, чего мы желаем.
Люди вокруг казались опьянёнными от этих слов, некоторые не могли сдержать волнения, кто-то плакал. Однако Шикамару не думал, что Генго сказал нечто важное. Перебирая слова в голове, он пришёл к выводу, что и вся речь вышла не такой уж хорошей. Тем не менее, этот голос имел способность очаровывать, подчинять своей воле. Поэтому люди слушали его, при этом даже не прислушиваясь к тому, что он говорит.
— Наша страна расположена на задворках континента, прочие государства всегда презирали нас. Наши предки разорвали связь с внешним миром ради нашего благополучия, но пока мы были отрезаны от остальных, мы оставались слабы. До этого дня. Миром не должны править феодалы, власть должна принадлежать ниндзя! Потому что не феодал, а ниндзя ценой собственной жизни защищает горожан! И сколько лет мы находились в лапах алчных эгоистов, которым было плевать как на ниндзя, так и на простых людей? Прошло уже десять лет с той поры, как я избавился от феодала, посмотрите - страна процветает!
— Почти на месте... — бормотал Шикамару. Оставалось всего несколько шагов.
— Я избавлю мир от феодалов, создам лучший мир! Почему другие ниндзя не признают, что у нас власти больше, чем у феодалов? Почему мы восстали из пепла, в то время как остальные всё ещё угнетены? Они такие же народы, как и мы. Почему мы не дали себя растоптать, а они дают? Потому что феодалы боятся их силы и разбивают ниндзя на части. Товарищи, все мы жертвы эгоизма феодалов!
Они подобрались достаточно близко к разгорячённому Генго. С такого расстояния казалось, будто синие искры бьют у него из глаз.
— Революция...
Чуть ближе. Он никак не попадает в предел досягаемости. Чуть ближе.
Перед ними практически точно был Генго, однако подобраться к нему незамеченным было довольно сложно, настолько, что Шикамару почувствовал усталость. Он рассматривал возможность ловушки, но их невозможно было раскрыть, а упускать шанс было нельзя.
— Некогда "Акацуки" вознамерились изменить этот мир и были уничтожены ниндзя, которые держались за старые порядки, желая оставаться унижаемыми феодалами. Но "Акацуки" родились раньше своего времени. То был лишь рассвет... Обращаюсь к тем, кто верит в солнце, которое пронзит тихий сумрак!
Генго вскинул обе руки к небу, будто приветствуя нового бога.
— Первые лучи зари новой эпохи засияют здесь, в Стране Тишины!
Граждане взорвались криками радости. Это был их шанс. Шикамару отпустил тень, которая чёрной змеёй поползла сквозь толпу к ногам Генго. Как только он замрёт, иглы Соку расправятся с ним. Ох, если бы всё прошло по плану. Вот только тени... Не удалось захватить Генго.
— Что?!
Он ведь был в пределах досягаемости, но почему, почему тень не коснулась его?!
— У нас завелась крыса! — крикнул Генго, глядя прямо в глаза Шикамару.
— Он нас заметил! — закричал Роу.
Несколько теней выскочили из-за Генго и скрутили Роу. Шикамару ещё раз попытался достать до цели собственной тенью, но безуспешно.
— Бесполезно, — грубо прорычал Генго.
Тогда...
Шикамару прыгнул на платформу, укрываясь за плащом от кунаев. Если план провалился, придётся импровизировать. Генго не пытался сбежать, на его лице сияла улыбка. Нара побежал на противника с кунаем наготове. Вдруг кто-то пнул Шикамару прямо в живот. Он откатился в сторону и быстро присел на одно колено, вновь хватаясь за кунай. И замер.
— Ч-что т-ты...?!
Между ним и Генго стоял человек. Его кожа имела бледно-серый оттенок, нечитаемые черты лица скрывали любые эмоции, а рот говорил лишь правду.
— Что ты делаешь...?
Ошибки не было.
Шикамару назвал человека по имени.
— ... Сай.

Глава одиннадцатая


Сай взял кисть в одну руку, а свиток в другую, начав яростно водить чернилами по листку. Наконец подняв кисть, он освободил громадного чернильного тигра, который бросился на Шикамару. Не сумев удачно отразить атаку, Нара скатился с платформы прямо в толпу. Он не мог сосредоточиться на одном Сае, в голове у Шикамару всё путалось. Почему его техника не сработала? Почему их маскировку раскрыли? В порядке ли Соку? Шикамару пришлось отразить ещё пару атак, краем глаза он видел несколько просветлённых, удерживавших Роу. Старик отчаянно пытался сопротивляться, но враги брали количеством. Щека Шикамару пылала там, где её коснулся зверь Сая. Его маска, созданная Роу из смолы, исчезала.
— Полагаю, избавившись от маски, вам станет комфортнее, — доброжелательно сказал Сай, не переставая рисовать окружавших Шикамару тигров.
— Зачем ты это делаешь?
— Вы говорите так, будто мы знакомы, — проговорил Сай.
Шикамару не мог сказать ему, кто скрыт под маской, он просто не знал, с чего начать. Нельзя было произносить своё имя при враге, иначе, если ниндзя окажется в плену, под удар попадёт его родная деревня. Нельзя раскрывать своё имя в поединке - закон ниндзя. Просветлённые окружили Шикамару, Генго всё так же стоял на трибуне, скрестив руки на груди и наблюдая за попытками сопротивления Шикамару. Если бы ещё дотянуться...
Нара прыгнул одному из тигров на спину и атаковал его кунаем, после чего попытался пробиться дальше, однако просветлённых на его пути оказалось куда больше, чем он мог себе представить.
— Сработает ли? — пробормотал Нара, складывая печать.
Его "Теневые Иглы" поползли к ногам противников, а затем взвились в воздух.
— Сработало! — крикнул Шикамару, когда иглы устремились прямо на врагов.
— Сопротивление бесполезно, — сказал Генго, и в тот же момент теневые иглы опустились и вернулись обратно в тень Шикамару.
— Ч-что в-вы... ЧТО ВЫ СДЕЛАЛИ?! — заорал негодующий Шикамару.
Как Генго остановил технику голосом?
Кто он вообще такой?
— Хм, кажется, что мне знакома эта техника... — вставил свой комментарий вновь преградивший Шикамару путь Сай.
— Сай, не смей...
— Как и было сказано, сопротивление бесполезно, — из свитка Сая материализовался тигр в разы крупнее остальных, — вскоре вы и сами ощутите это на себе.
С этими словами Сай направил кисточку в сторону Шикамару, и тигр двинулся к нему.
— Дурака кусок... — прорычал Нара, доставая кунай и готовясь защищаться.
Вдруг Шикамару почувствовал боль в левой ноге, затем в правой. Было уже поздно, когда он понял, что его повалили лицом в землю просветлённые.
— Тигр был лишь приманкой, кажется, ты действительно в смятении, — услышал Шикамару голос Сая, в то время как самому мастеру теней приходилось несладко под грудой навалившихся сверху тел. Внезапно он увидел тень, приближавшуюся к нему из-за Сая.
Генго.
— Снимите маску, — велел лидер просветлённым.
Палец скользнул туда, где была рана от тигриного когтя, маска сразу же слетела.
— Теперь ясно, это уважаемый Шикамару, — констатировал Сай.
— Гений Скрытого Листа из клана Нара, да... — голос Генго был сродни голосу коллекционера, нашедшего редкую драгоценность.
Шикамару вскинул голову, дабы взглянуть злодею в глаза, этот взгляд пронизывал его насквозь.
— Лучше избавьтесь от меня сразу, а не то потом пожалеете, — измученный Нара попытался выдавить улыбку.
— Мне не о чем волноваться, я помещу тебя рядом с собой.
После этих слов Генго Шикамару почувствовал резкую боль в шее и отключился.

Кромешная тьма. Шикамару не видел абсолютно ничего, не мог ни к чему прикоснуться. Он не был уверен, сколько дней здесь томится. Судя по регулярности кормёжки и ощущениям в его животе, прошло около пяти дней. И почему всё обернулось так? Сколько бы раз Нара не перелистывал события в своей голове, ответ не находился. Проблема была не только в Сае.
Техника Шикамару должна была достичь Генго, но почему-то этого не произошло. Сам Генго был осведомлён о непрошенных гостях, которых назвал "крысами". Но откуда ему было знать, если их чакра была скрыта? Казалось, что вокруг него существует некий барьер, сводящий на нет эффект любых техник. Вдруг он действительно умеет деактивировать техники? Шикамару не был уверен, однако что-то помешало Шикамару и Роу. Тень не сработала как против лидера просветлённых, так и против тигра Сая. Из этого следует вывод, что злодей влияет на окружающие его техники. По такому же принципу исчезла и маскировка Роу, что позволило Генго обнаружить их. Над этой теорией Шикамару размышлял всё время, пока сидел здесь.
Значит, техники не работают против Генго.
Но почему?
Шикамару не успел собрать достаточно информации, чтобы объяснить природу этих явлений. Не имея возможности добыть сведения и выяснить причину, Нара чувствовал раздражение. Он медленно терял рассудок.
— Грааагх... Ааагх...
Откуда-то из темноты донеслись крики Роу. Они звучали так близко, но в то же время так далеко, что Шикамару не понимал, откуда исходит звук. По всей видимости, АНБУ подвергали пыткам. Его, но не Шикамару.
— Мне жаль... — пробормотал Нара, зная, что Роу его не услышит.
Шикамару чувствовал вину за свою поспешность. Он ведь мог подождать и собрать больше данных о враге. Столько планов... В ярости Нара замахал кулаками во тьму, попав в холодный каменный пол. Затем снова, ещё раз...
— Ты жив? — голос Генго внезапно разрезал мрак, — Или ты умер?
Чакра Шикамару была на исходе, однако он всё ещё оставался жив, и Генго знал это.
— Ты ел всю еду, что мы приносили.
Он действительно ел всё, что давали, разумеется, после того, как убеждался, что еда не отравлена. Ещё одно правило ниндзя. Шикамару ел, потому что не сдался. Пока он был жив, оставался шанс спастись. Пусть даже его тело с трудом повиновалось, если представится возможность, он сбежит. Ниндзя не может отказаться от жизни, ниндзя обязан выполнить свою миссию.
Мы ниндзя, потому что мы терпим.
И Шикамару верил, что Роу и Соку тоже терпели.
— Ты успокоился после заточения в темноте? Ты меня слышишь? — задавал вопросы Генго.
— К сожалению для вас, темнота - мой близкий друг, — огрызнулся Шикамару.
— Как интересно. Что ж, я ещё вернусь.
Теперь Нара не ощущал никого, как только Генго ушёл.
— АААРГХ!
Роу снова закричал.


Глава двенадцатая


Кабинет Хокаге не шёл ни в какое сравнение с этим помещением. Шикамару присел посередине большого малинового ковра, протянутого от входа в виде экстравагантных двойных дверей к центру зала. Его руки были скованы за спиной, а по обе стороны стояли просветлённые. О побеге не могло быть и речи, они, как бывшие ниндзя, сразу бы заметили и пресекли любое его неверное движение. Роу и Соку находились позади него. Их руки тоже были скованы, к ним тоже приставили охрану. Разница между ними и Шикамару была лишь в том, что на лицах АНБУ виднелись синяки и царапины - прямые доказательства пыток. Судя по съеденной Шикамару пище, они пребывали в плену вот уже десять дней. И за это время Шикамару ни разу не пытали. Генго приходил бесчисленное множество раз, пытался завести беседу о какой-нибудь ерунде вроде его новой речи или обеденном блюде, после чего уходил.
— Склони голову! — просветлённый справа от Шикамару ударил узника лбом в ковёр.
— Это уважаемые гости, будьте деликатнее, — голос Генго донёсся откуда-то спереди.
В тот же момент просветлённый отпустил голову пленника и выпрямился.
— Мой подчинённый грубоват, — вновь заговорил злодей, — прошу, подними голову.
Нара поднял голову ещё до того, как получил разрешение. Малиновый ковёр обрывался у мраморной лестницы впереди зала. Ступеньки вели к панели, на которой располагалась изысканная статуя дракона, а в ней был вырезан трон. Генго восседал на нём, закинув ногу на ногу. Его локоть упирался в подлокотник, кисть руки покоилась на щеке. Высокомерный ледяной взгляд, брошенный на Шикамару, выражал в злодее правителя целой страны.
— Подведите их ближе, — скомандовал Генго своим людям.
Те тотчас подняли на ноги Шикамару и поволокли его по ковру к подножию лестницы, с Роу и Соку поступили так же.
— Вас ничуть не удивили мои слова? — спросил Генго.
— Не понимаю, что вы имеете в виду, — ответил Шикамару.
Генго издал смешок. По обе стороны трона возникли ещё фигуры просветлённых, глядевшие вниз столь же высокомерно, сколь их лидер. Наверное, его советники. Шикамару заметил в их рядах Сая в фирменном чёрном плаще. Если раньше они и были товарищами, то сейчас бывший ниндзя "Корня" этого никак не показывал. Его глаза всегда были невыразительны, однако никогда не выглядели такими пустыми.
— Думаю, кто-то из вас догадался, чего я хочу, — продолжил говорить Генго.
Разумеется, Шикамару знал, чего он добивался. Но подобная мысль казалась ему нелепицей. Нет, на озвучивание такой версии Нара точно не стал бы тратить понапрасну слова.
— Стань моей правой рукой, Шикамару! Ты способный юноша, я вижу это, вместе мы изменим мир!
— Я пас, — выплюнул свой ответ Шикамару. Его глаза горели яростью.
Но этот бешеный взгляд никак не повлиял на правителя Страны Тишины, для него это было сродни мимолётному дуновению ветра.
— Как всегда, на моё радушное предложение откликаются далеко не все, а так хотелось бы. Неплохо держишься, Шикамару.
— Хватит говорить таким тоном, будто ты знаешь обо мне всё! — выпалил Шикамару, но он не был из тех, кто быстро теряет хладнокровие. Ему нужно было увидеть реакцию врага.
— Действительно, одному человеку никогда полностью не понять другого, — сказал Генго, — вот поэтому мы и разговариваем сейчас. Я тебя не понимаю. Сам-то я жил подольше тебя и едва ли разделяю твои чувства. Если мой тон показался тебе высокомерным, я прошу прощения.
— Как раз тем тоном, который меня бесит.
— Ясно... — и тут Генго расхохотался, на какое-то время в зале повисла тишина. Злодей медленно оглядел помещение, задумавшись, при этом намеренно дав "гневу" Шикамару улетучиться.
Со стороны казалось, что Генго просто призадумался, что бы ещё такого сказать, однако на деле всё было иначе: продолжи он беседовать с пленниками в том же тоне, и ярость Шикамару вылилась бы через край, а пока он гневается, никакой информации до него не донести. Поэтому Генго создал подобную ситуацию, умерившую пыл обеих сторон. Генго направлял диалог в выгодное ему русло. Наконец, после долгой паузы, глаза правителя вновь остановились на Шикамару.
— У меня есть вопрос к тебе, но готов ли ты ответить?
— Что за вопрос? — Шикамару пожалел о сказанном спустя миг после того, как фраза слетела с языка, но назад слова уже не возьмёшь.
— Почему ниндзя такие угнетённые и подавленные?
Ниндзя? Подавленные? Нара не понимал, к чему он клонит. Его молчание побудило Генго продолжить.
— Деревни, в которых живут ниндзя, зовутся "скрытыми", но зачем ниндзя скрываться? На континенте столько земель, которые ниндзя способны забрать себе! Но какая часть этих земель им принадлежит? Крайне малая! А почему так? Потому что иные правят практически всеми землями континента. Феодалы.
Тут он был прав, деревни ниндзя действительно назывались "скрытыми", а большей частью земли владели феодалы, но что с того? Феодалы правили страной, а ниндзя жили в своих селениях, причём отнюдь не угнетённые. Шикамару работал в Союзе Ниндзя и знал чуть больше, чем остальные. Феодалы и граждане их стран мирно сосуществовали с ниндзя, поддерживая хорошие отношения.
— Поразмысли над этим, Шикамару, — вновь взял слово Генго, — почему ниндзя угнетены феодалами?
— Когда же такое было? — ответил вопросом на вопрос Нара.
— И не только феодалами. Любой человек, не являющийся ниндзя, угнетает нас, — Генго не слушал, в его глазах плясал огонь, — позволь задать тебе ещё один вопрос.
— Уговор был только на один.
— А я спрошу ещё один! — оборвал его Генго, — Так вот, ниндзя ведь имеют ту власть, которой простые люди лишены, не так ли?
Чакра и техники...
Бессмысленно было отрицать тот факт, что в этом плане люди действительно чётко поделены. Шикамару молча кивнул. Удовлетворённый Генго продолжил:
— И эта власть, которой обладают ниндзя, выходит за пределы способностей обычных людей.
Шикамару снова кивнул. Два года назад на Четвёртой Мировой Войне решалась судьба мира, и если бы Альянс не победил, они с Генго сейчас бы не разговаривали. Будь то Мадара, решивший погрузить мир в вечную иллюзию, или Наруто, получивший силу всех Хвостатых и спасший мир - хотя бы эти двое уже служили доказательством того, что ниндзя может выйти за рамки человеческого, стать чем-то больше.
— Почему те, кто превосходит простых людей, должны скрываться? Почему мы должны терпеть подобную жизнь? Почему мы должны страдать от повседневных тягостей, которые взваливают на нас подручные феодалов? Кто спас нас на войне два года назад? Не феодал, не простые граждане, — голос Генго наседал на Шикамару со всех сторон, — разве не мы, разве не ниндзя спасли мир?
Что это за сила...? Сердце Шикамару беспорядочно стучало. Нара почувствовал то, чего не чувствовал уже довольно давно: восторг. Может, Генго способен докопаться до самых сокровенных эмоций каждого человека, превратив их в слова? Очевидно, что он был прав.
Это ниндзя два года назад спасли мир.
Он был прав.
— Столько ниндзя боролось, а сколько полегло, но что знает об этом общественность? Имя Узумаки Наруто, героя, спасшего мир, незнакомо даже кучке горожан! Учиха Мадара, Учиха Обито, Учиха Саске, Хатаке Какаши, Пять Каге, "Акацуки", разве за пределами круга ниндзя кто-нибудь обсуждает их?
Всё было так, как сказал Генго. Независимо от того, сколько ниндзя проливало кровь, никто из горожан даже не слышал об этом.
— Нынешняя эпоха построена на трупах ниндзя, а феодалы продолжают сидеть на них и править всеми, забывая про нас. Ради этих неблагодарных тварей мы умирали сотнями, на войне, защищая деревни и жителей, а как они нам отплатили?
Ничего не изменилось. Шикамару подумал, что результат себя не оправдал. На войне Мадара и Кагуя намеревались погрузить весь мир в иллюзию, дабы использовать людей как живые батареи чакры. В разгар жестокой битвы все граждане и феодалы погрузились в сон. И всё же... Факт оставался фактом. Даже если кто-то и знал о происходившем на войне, об этом старательно умалчивали.
— Почему мы, наделённые силами, должны скрываться и вести жалкое существование? — Генго встал с трона, — Разве это лучшая жизнь?
Правитель шагнул по ступеням, потом ещё раз и ещё, пока не спустился и не оказался возле Шикамару.
— Разве не было бы лучше, если бы ниндзя правили миром?
"Вы ошибаетесь" - эти слова никак не мог произнести Нара. Он не мог ответить на вопрос, он знал, что он неправ.
Мы ниндзя, потому что мы терпим.
Несмотря на всю свою мощь, испокон веков ниндзя служили прочим людям из тени.
Однако.
Чакра и техники дают бесконечные возможности, возьми ниндзя власть под контроль, как рассуждал Генго, прогресс бы точно ускорился. Что было бы лучше для людей? Он не мог ответить.
— С силой ниндзя я поднял эту страну. С силой ниндзя я положу конец эпохе вражды феодалов. С силой ниндзя всё возможно!
Его миссия заключалась в убийстве некого Генго... Но так ли это необходимо?
Теперь Шикамару не был уверен.


Глава тринадцатая


Он не мог опровергнуть слов Генго. Сердце Шикамару билось в смятении. Он проделал весь этот путь, чтобы убить Генго, и верил, что это во благо мира ниндзя, но теперь, когда Генго стоял перед ним, Нара колебался.
— Ты когда-нибудь задумывался о том, почему войнам нет конца? — спросил Генго.
По правде сказать, Шикамару никогда и не задумывался об этом. С момента освоения континента многие страны раз за разом повторяли мелкие стычки друг с другом, это было в порядке вещей. Страны возвышались и падали, для ниндзя всегда была работа, это даже нельзя было назвать войной, просто естественный образ жизни. Шикамару всегда был связан только с ниндзя, он не задумывался об остальных жителях континента, в отличие от Генго. Мысли Шикамару всегда были заняты такими вопросами как сохранение мира между деревнями, продуктивность Союза, он хотел сделать Наруто Хокаге и заложить крепкий фундамент для нового поколения. Однако эти вопросы казались незначительными по сравнению с планами Генго, которые затрагивали не только ниндзя, но и всех людей в целом.
— Тебе не кажется, что бои продолжаются потому, что феодалы до сих пор заправляют всем вместо ниндзя? Эти люди, не наделённые чакрой и не способные использовать техники, однако наделённые властью, постоянно сталкиваются друг с другом, ввергая мир в пучину войны. Их некому остановить, поэтому круг войн и примирений не разомкнётся никогда. Вот почему я хочу покончить с этим. С силой ниндзя я и мои просветлённые достигнем того, чего не достиг ещё никто до нас - объединим континент.
— Объедините континент... — пробормотал Шикамару.
Генго кивнул.
— Мир устроен по принципу "выживает сильнейший", и это распространяется не только на животных. Даже зверю под названием человек не переступить через этот закон. Так не уместнее ли ставить более сильных ниндзя во главе остальных людей? Революция нацелена на исправление этого неправильного мира в лучшую сторону.
Мысль о мировом господстве ниндзя... Не может быть ошибочна.
— Уважаемый Шикамару, — вдруг сказал Роу, Нара обернулся в его сторону, — разве уважаемый Генго ошибается? Разве ниндзя созданы для того, чтобы служить феодалам? Я АНБУ и видел их тёмные стороны. Они считают нас не более чем живыми орудиями. Мой лучший друг был одним из таких орудий, он участвовал в войне между Страной Огня и Страной Ветра, а когда было объявлено о перемирии, от него избавились.
Глаза Роу наполнились слезами.
— Я согласна, смекаешь? — на этот раз шептала Соку.
Шикамару обернулся к ней, увидев изувеченное синяками личико. Её пытали наравне с Роу, не делая поблажек на возраст.
— Думаю, тут Генго прав...
— Хиноко...
— Не только феодалы, а все мирные жители, смекаешь? — Соку никак не отреагировала на то, что Шикамару назвал её по имени, — Несмотря на твоё поведение, как только человек узнаёт, что ты ниндзя, он начинает смотреть на тебя косо, с подозрением, в страхе, считая нас "другими". Почему мы должны проливать нашу кровь, наш пот, наши слёзы ради них? Не понимаю я, смекаешь?
Несмотря на то, что по вине Генго девушка получила все свои увечья, она смотрела на него с восторгом.
— Видишь? Даже твои товарищи согласны со мной. То, что я делаю, принесёт мир всем ниндзя. Шикамару, пойдём со мной. Вместе мы остановим войну навсегда, — с этими словами Генго протянул руку.
Если Нара протянет руку в ответ, он уже не вернётся домой. Да о каком вообще возвращении может идти речь? Если Генго действительно объединит все страны, Шикамару ещё встретится с Ино, Чоджи и Наруто. А может даже взять их с собой - строить новый мир для ниндзя.
— Шикамару, будь моей правой рукой, — слова Генго врезались в спину Шикамару.
— Я... — Шикамару хотелось взять эту руку, но часть его сопротивлялась.
— Давай же.
— Ч-чт...
Что-то встало поперёк горла Шикамару, он пытался выдавить из себя слова, но не мог, пока наконец не выдохнул:
— Почему я должен подчиняться кому-то вроде тебя?
— Ох, мне казалось, ты внимательно слушал мои слова и делал для себя выводы. Что ж, ты оказался ещё упрямее, чем я полагал.
Что-то здесь не так.
Глубоко в сердце Шикамару не хотелось верить Генго, частичка его трубила об опасности, было чувство близившейся беды, ничем не подкреплённое, но было. Другая же его часть соглашалась с Генго и предлагала принять его сторону.
— Хорошо, тогда поступим иначе... — Генго подал сигнал просветлённым охранникам, те сразу же освободили Шикамару от оков. Едва держась на ногах, Нара едва удержался от падения. Генго стоял у подножия лестницы, протягивая ему свои руки.
— Если ты не доверяешь мне, то можешь просто убить меня здесь и сейчас.
— У-убить т-тебя? — голос Шикамару задрожал.
— Сейчас тебя ничто не сдерживает, ты можешь использовать свою теневую технику и задушить меня, давай же, действуй.
Почему он был так уверен в том, что Шикамару станет раздумывать? Нара испытал нарастающее чувство тревоги. Он о чём-то забыл, что-то проглядел. Шикамару упёрся рукой в пол. Солнце осветило зал, от Шикамару поползла тень. Дрожь в его теле нарастала, тень колебалась.
— Вперёд... — слабо приказал Нара, его тень сложилась в клин и потянулась к врагу.
— Ну же, не останавливайся, Шикамару! — крикнул Генго, наслаждающийся зрелищем. Его глаза вновь полыхали. Этот полный уверенности голос давил на Шикамару со всех сторон. И тут его тень...
Остановилась.
Она застряла на подходе к пальцам Генго, как бы Шикамару ни желал его смерти, тень не двигалась.
— В чём дело? — спросил Генго, — Тень не сработала?
Почему его тень не движется?
Что-то было не так, что-то было иначе...
Думай, думай, думай!
Думай, Шикамару!
Что ты проглядел?
Его голова как будто горела огнём.
Роу и Соку. В них была причина его беспокойства. Они были специализированными АНБУ, которые даже под воздействием не раскрывались перед врагом. Так почему эти двое так просто сдались? По приказу Генго их пытали, но почему они не выказывали к нему никакой враждебности? АНБУ не стали бы так просто выказывать симпатию противнику, здесь должен быть какой-то трюк. Какой-то трюк. Одно слово всплыло в воспалённом сознании Шикамару.
Иллюзия.
Техника, вводящая человека в заблуждение. Роу и Соку поддались её влиянию. Выходит, Шикамару тоже поддался? Но обычно иллюзии возникают из глаз, как например клан Учиха и их Шаринган, погружавший цель в иллюзию. Происшествие на площади, когда Генго раскрыл маскировку Роу, не могло быть вызвано глазами, так как зрительного контакта с выступавшим не было. Тогда как на них повесили иллюзию? Думать становилось труднее, его разум угасал. Он словно с головой погружался в мутную трясину. Совсем скоро он тоже подчинится.
— Я не могу... — вырвалось из ослабшего Шикамару.
Его тень так и зависла у ног Генго, тот победоносно ухмылялся.
— Теперь ты готов сдаться? — его голос звучал мягко и успокаивающе, последние осколки разума Шикамару улетучивались.
Суть иллюзии Генго кроется в...
Размытый ответ родился в голове Шикамару, однако Нара тут же стёр его из мыслей.
Ему было уже всё равно.


Глава четырнадцатая


— Давай же, Шикамару.
Генго протягивал ему руку. Как только Шикамару схватит её, все его проблемы мигом улетучатся. Давно он не чувствовал себя так хорошо. Ниндзя будут править миром... Да, так и должно быть. Пока он держит эту руку, всё будет хорошо... Больше никаких вопросов и сомнений.
— Идём со мной, — эти слова врезались Шикамару в спину.
Нара медленно поднял правую руку и протянул её навстречу широкой ладони. Их пальцы уже практически коснулись друг друга, но вдруг сзади что-то зашумело. Тело Шикамару неожиданно взвилось в воздух. Ветер невероятной силы уносил его прочь от мелькавшего внизу Генго. Нара врезался в потолок, удар был сильным, но он знал, что самое худшее ещё впереди. Шикамару начал падать.
— Ааагх!
Его удар был смягчён, хотя всё равно весьма ощутим так, что дыхание в горле перехватило. Теперь он находился на другом конце зала, максимально далеко от Генго.
— Нара! — чей-то гневный голос позвал его. Женский голос, знакомый голос... — Ты что здесь делаешь?
Шикамару обернулся на звук.
Она стояла у входа в зал, эти светлые волосы, этот колкий взгляд... Она взмахнула гигантским веером, который, несомненно, и был источником воздушного потока.
Темари...
— Чего уставился? Ты всегда обижаешься на любого, кто скажет, что ты его достал? И это тебя я выделяла из общей массы! Дал себя одурачить, идиот! Скучные речи этого мужика для тебя должны были стать не более, чем ветром! Или я в тебе ошиблась? Скажи уже что-нибудь, Шикамару!
Глубокий голос Генго разительно отличался от этих воплей, резавших уши Шикамару.
— Ах...
Туман, заслонивший его мысли, исчез без следа. Все чуждые его сердцу идеи испарились. Нара сделал глубокий вздох, выдох, после чего расплылся в улыбке. Её упрёки прервали действие иллюзии.
— Как мне это понимать? Врываешься из ниоткуда, орёшь... — Шикамару приподнялся, потирая рукой шею.
— Я тут тебя спасаю, так что не ворчи, — сказала Темари, облокотившись на веер и гордо выпятив грудь.
Группа ниндзя выстроилась позади неё, у всех на повязках был символ Деревни Скрытого Песка.
— Я же не могла просто так дать тебе умереть, — она улыбнулась горячей, словно солнце над пустыней, улыбкой, которая осветила тьму внутри Шикамару.
Ему вспомнились слова, которые девушка недавно произнесла - "Скучные речи"...
— Скучные, хех? — Нара обернулся к Генго, вопросительно наклонив голову.
Тот подал знаки застывшим в изумлении просветлённым, ниндзя Песка же встали между ними и Шикамару. Раздался звон металла о металл, бой начался. Как ни странно, Нара чувствовал успокоение. Он сделал шаг, затем другой. Впереди он видел Генго, созвавшего охрану. Спокойно, тихими шажками, Шикамару продолжал идти. Проходя мимо Соку и Роу, он положил руки им на плечи, сказав:
— Теперь всё в порядке.
Когда до Генго оставалось не больше шага, Шикамару остановился и взглянул на врага и...
— Уааагх, — Нара зевнул.
Зевок вышел настолько громким и протяжным, что глаза Шикамару заслезились.
— Эй, — Генго указал Шикамару на его лицо.
Нара, почувствовав влагу под носом, провёл там рукой и увидел на пальцах кровь. Он даже не заметил, что из носа хлещет кровь.
— Это Темари, — видимо, он ушиб нос, пока летел к потолку, — ну бывает. Не хочешь ли мне ещё что-нибудь сказать?
— Ваше подкрепление, прибыло, но...
— Что? — Шикамару прервал Генго удивлённым голосом, — Подкрепление? Где?
Генго уставился на него, как на сумасшедшего.
— О, так вы о тех ребятах сзади. Они не подкрепление.
— Тогда кто же?
— Без понятия, они сами сюда вломились, мы их не звали.
Генго всё больше и больше недоумевал, глядя на него. Казалось, его ввела в ступор подобная смена поведения Шикамару.
— Без разницы, кто они. Хоть мы и не ожидали подобного, но моя страна не дро...
— Пфф, — Шикамару прыснул от смеха, ни о чём в тот момент не задумываясь.
На лбу Генго вздулась вена.
— Не дрогнет? Ты так уверен? Не дрогнет, пока замок осаждён?
— Не стоит недооценивать моих последователей, ниндзя подобного уровня им не ровня.
— Да-да, удачи им.
— Слушай, Шикамару...
— Нет, не буду я слушать, — ответил тот, отмахиваясь, — я знаю, что если тебя не слушать, то и на иллюзию я не попадусь.
Правая бровь Генго нервно задёргалась.
— Если бы не эта крикливая дамочка, я бы не очнулся. Второй раз не попадусь.
— Как же ты наивен, наивен...

— Произнося свои длинные речи, ты пропитываешь голос чакрой, погружая слушателей в иллюзию, не так ли? Достойная техника для помешанного на революции чудика вроде тебя. Я долго размышлял над этим. Моя тень вышла из-под контроля, потому что я был под действием техники, да?
— Техника? Что за вздор. Мои речи вдохновляют публику, направляют заблудших. Каждое моё слово идёт от сердца, каждое правдиво. Ниндзя должны править миром, а ты наивен, раз отрицаешь подобный факт.
От чакры в голосе Генго уши Шикамару задрожали, но он даже не попытался закрыть их руками, ему уже было всё равно. Совсем недавно бушевавшее сердце Шикамару успокоилось. Независимо от происходящего, он больше не боялся. Нет, это больше походило на...
— Так или иначе, ты просто скучный, — Шикамару снова зевнул, — интересно, почему глаза слезятся, когда зеваешь?
Генго был настолько ошеломлён его поведением, что не проронил ни слова. Вообще, Шикамару даже не планировал затыкать Генго, у него вообще не было стратегии. Он просто был самим собой. В память снова всплыли слова Темари: "Скучные речи этого мужика для тебя должны были стать не более, чем ветром!"
Она была права. Шикамару не думал о спасении какого-то там мира, он был простым парнем, которому всё казалось скучным, который хотел прожить обычную жизнь. И ему не хотелось обременять себя мыслями о том, как его действия повлияют на миропорядок. Ему было всё равно. Пусть Генго меняет мир как угодно. Стоп, погодите-ка... Если Генго изменит мир так, как захочет, что станет с Наруто? А с Темари?
— И всё же, — вздохнул Шикамару, — я не могу позволить вам исполнить задуманное, ведь тогда мир станет ещё скучнее.
— К чему ты стремишься? В чём твои идеалы? — спросил Генго, — Мы изменим мир к лучшему, открой глаза!
— О чём ты? Я только что проснулся, — Шикамару сделал ещё шаг к Генго, — вот он - настоящий я.
Пришло время Шикамару вступить в битву.


Глава пятнадцатая


Вокруг Шикамару бушевало сражение. Слушая звук сталкивающихся лезвий и крики, Нара смотрел на Генго.
— Хочешь сказать, что тебе плевать на то, что ниндзя притесняют? — вскричал злодей с пульсирующей на лбу веной.
Куда же пропал этот всезнающий мудрей? Не потому ли Генго так взбесился, что Шикамару раскрыл секрет и разрушил его иллюзию?
— Из-за чего вы так сходите с ума? — спросил Нара.
— Ч-чего?!
— Ты в отчаянии, это так жалко выглядит.
— Да кто ты... — голос Генго обернулся бессвязным бормотанием, а тон голоса сменился на страдальческий, — Послушай, мы, ниндзя, владеем сверхчеловеческими силами, простые люди должны бояться нас, это наша судьба! Их страх породил угнетение и дискриминацию, если всё так оставить, мир ниндзя погрязнет в пучине страдания!
— Знаешь, я... — Шикамару наклонил голову влево, хрустнув позвонками, — Я за то, чтобы термин "ниндзя" вообще вышел из оборота.
— Ч-что ты несёшь?!
— Да что за реакция такая? Разве ты сам не отрёкся от звания ниндзя?
Генго снова что-то лихорадочно забормотал себе под нос, это вызвало у Шикамару улыбку.
— Ниндзя наконец образовали единый альянс, — продолжил Нара, — и пока наш союз крепок, войн не будет.
— Сказать проще, чем сделать...
— Не попробуешь - не узнаешь.
Рука Генго скользнула за спину, злодей схватил кунай. Расслабившийся до этой минуты Шикамару мигом напрягся. При себе он не имел никакого оружия, всё отобрали тюремщики Генго.
— Нара! — донёсся до него возглас Темари.
Он оглянулся на голос и правой рукой схватил летевший в его сторону кунай. Шикамару услышал смех Темари, которая видела, как он его поймал. Всё произошло слишком быстро, но Шикамару хватило времени на то, чтобы развернуться и встретиться лицом к лицу с прыгнувшим на него противником. Нара сделал выпад, их кунаи столкнулись, тотчас же посыпались искры.
— Войны в мире постепенно прекращаются, потому что ниндзя становятся такие, как мы.
— Наглый юнец... — голос Генго был полон гнева.
Противники отпрянули, освободив пространство между ними. Ноги Шикамару упёрлись в пол, и он сделал ещё один резкий выпад. Вскинув руку с кунаем, он прицелился в голову Генго, однако тот замыслил то же самое. Совсем близко просвистело лезвие, Шикамару почувствовал, как металл оцарапал ему щёку. Такая же царапина теперь кровоточила на щеке его врага. Тогда Нара схватил Генго за запястье, но противники как будто читали мысли друг друга, ведь злодей проделал то же самое. Они заблокировали друг другу возможность для атаки.
— Первый шаг к прекращению войн - формирование Союза, — продолжил Шикамару, сильнее стиснув руку Генго, — ниндзя должны объединиться, это в первую очередь, а уже потом наше влияние охватит феодалов и мирное население, которое мы продолжим защищать, как защищали всегда. Наши миры объединятся, в мире без войн больше не нужно будет становиться ниндзя. Может, мой ребёнок, а вдруг ребёнок моего ребёнка уже не будет ниндзя, к тому времени ниндзя исчезнут насовсем.
— Осуществить такое не под силу никому, — ответил Генго.
— А твой план, выходит, такой идеальный? — отрезал Нара.
Уголки рта злодея дёрнулись вверх. Он был слишком разгневан, чтобы это можно было назвать улыбкой.
— Заранее предупреждаю, тебе не поймать меня в свою иллюзию снова, — заявил Шикамару.
— Всё равно выслушай, парень. План считается актуальным только в том случае, если его возможно реализовать. Бороться за подобные идеалы - всё равно что ловить облака. Разница между моими планами и твоими подобна разнице между небом и землёй.
— Глупо, не так ли? — заметил Шикамару.
— Глуп тот, кто не признаёт своей глупости.
— Да, вот поэтому ты и глуп.
В ответ на это Генго сильнее скрутил руку Шикамару, тот был вынужден ослабить собственную хватку, и тогда вооружённая рука злодея устремилась к шее оппонента. Шикамару успел извернуться в ту сторону, в которую Генго скручивал его запястье, тем самым избежав попадания куная. Выиграв немного времени, Нара ударил врагу в темя. Хватка Генго исчезла, так как он схватился обеими руками за голову. Шикамару вновь нанёс удар, на этот раз в руку, да такой силы, что было слышно, как хрустнула кость. Но на этом бой не закончился. Нара сделал ещё один выпад ногой, оттеснив Генго в сторону, затем выбил его из равновесия очередной атакой ногами. Шикамару пытался подражать "Львиному Комбо" Саске и "Комбо Узумаки" Наруто, причём у него получалось, раз в результате Генго повалился на пол. Нара сразу же накинулся на него и приставил кунай к горлу. Одно неверное движение, и злодей покойник.
— П-почему мои слова не действуют на твой разум? — выдавил Генго.
— Твоя иллюзия находит слабые места в сердцах людей и пользуется этим.
— После появления той девчонки в твоём сердце должно было открыться множество слабых мест!
— Ты действительно глуп... — вздохнул Шикамару перед тем, как улыбнуться, — Моё сердце не просто полно слабых мест, оно само как одно большое слабое место. Именно поэтому тебе не удастся в них проникнуть. Хотя, навряд ли такой замкнутый человек поймёт, о чём я.
— Т-такого н-не может-т быть...
— Просто смирись, твои слова бессильны. Честно говоря, мне не хотелось, чтобы всё обернулось так. Хотелось бы мне жить обычной жизнью. Но... — теперь Шикамару больше говорил с собой, нежели с обливавшимся холодным потом Генго.
Всю его жизнь где-то в глубине души Шикамару тлели сожаления о прошлом, но теперь они исчезли. Он принял решение.
— Всё же такая жизнь не для меня.
"Однако люди нуждаются во мне, поэтому я должен" — подумалось Шикамару. Он впал в состояние апатии на много лет, начал винить других в том, как живёт сам, постоянно жаловался и не был доволен жизнью. Всё это было ошибкой. Потому что никто не исполнит его мечту... Кроме него самого. Он так и не исполнил свою мечту зажить обычной жизнью. Но ничего плохого в этом не было. Он избрал для себя новую мечту.
— Я хочу посвятить жизнь строительству такого мира, в котором люди не будут жаловаться на свою жизнь. Я остановлю войны и объединю страны. И в этом мире будет место тем, кто хочет жить простой, обыкновенной жизнью.
Защищать мечты людей об обычной жизни. Да, такая мечта пришлась ему по вкусу. Он сделает Наруто Хокаге, станет учителем Мирай и вырастет первоклассным ниндзя, чтобы им могли бы гордиться Асума и отец. Всё это время Шикамару расставлял приоритеты задом наперёд, он считал изоляцию от внешних проблем способом зажить обычной жизнью, однако не мир должен нашёптывать человеку его мечту, а человек должен предоставить свою мечту миру.
— Я наконец избавился от сомнений, — подытожил Шикамару.
— И что теперь намерен делать? — спросил мягкий голос Генго.
Намерен убить.
Шикамару резко соскочил с противника, уклонившись от крупных когтей. Чернильный тигр.
— Я не позволю тебе убить господина Генго ради такой ленивой мечты, — сказал возникший перед ним Сай, держащий в руках свиток и кисть.
— Сай...
— Господин Генго, поторопитесь убедить в своих идеалах этих невежд их Скрытого Песка!
— Конечно! — ответил злодей, взбегая по лестнице обратно к трону, — Слушайте все!
Он собирался вновь наполнить голос чакрой.
— Как будто я позволю! — Шикамару тоже бросился к ступеньками, но путь ему преградил Сай.
— Я не дам тебе мешать господину, — сказав это, он нарисовал очередного тигра, — вперёд!
Этот тигр и предыдущий, который едва не сцапал Шикамару, бросились в атаку. Голос Генго зазвучал по залу, если его не остановить, то ниндзя Песка замрут на месте. И тут Шикамару осенило.
— Эй, Темари! — Нара не видел её, но всё равно позвал, — Этот человек погружает людей в иллюзию своим голосом, заглуши его ветром!
— Поняла! — её ответ прозвучал где-то совсем близко.
В тот же момент сильный ураган в центре зала поглотил все посторонние звуки. Уклоняясь от чернильных зверей, Нара заметил, что Генго, поняв, что слова больше не возымеют должного эффекта, пытался удрать. "Чёрт..." — Шикамару попытался подняться по ступеньками, но тигры преградили ему дорогу.
— Я должен помешать тебе.
— Сай, хватит уже! Очнись!
— Это тебе и прочим следует очнуться.
Бесполезно, Сай с концами поддался чарам Генго. Вдруг очень кстати налетел мощный порыв ветра, превративший чернильных тигров в кляксы. Между Шикамару и Саем возникла Темари.
— Оставь это мне, лучше поймай того гада! — бросила она товарищу.
— Темари...
— Потом спасибо скажешь, поспеши!
— Хорошо! — и Шикамару начал подниматься по лестнице.
— Ни с места! — крикнул Сай.
— Ты что-то попутал, — сказала Темари, разворачивая веер, — теперь я твой противник!
Шикамару не мог позволить себе оглянуться, изо всех сил он продолжил подъём.


Глава шестнадцатая


На долю секунды Темари испытала облегчение. Она подоспела вовремя. После того, как она поговорила с Гаарой, Темари направилась в Скрытый Лист, как и планировала. У Наруто не нашлось ответов, которых она искала, однако он разделял её чувство тревоги за Шикамару. Вместе они как следует надавили на Какаши. Наруто завалил его глупыми речами, Темари - запросами подкрепления, и он в итоге сдался. После обещания не обострять ситуацию ниндзя Песка разрешили выступить. Темари предварительно договорилась с отрядом в Песке на случай, если Какаши даст согласие, чтобы те немедленно выдвигались. Разослав сообщения, она встретилась со своим отрядом по пути в Страну Тишины. Отряд возглавлял лично Казекаге. Прибыв на место, они начали допрашивать людей. Прошло уже десять дней с пропажи Шикамару, о месте, где его держали, проболтался один из "просветлённых", остальное было делом техники. При помощи песка Гаары отряд проник в замок и разбежался по коридорам, вырубая охранников до того, как они успеют поднять тревогу. Так они добрались и до главного зала, где Шикамару едва не стал слугой Генго. В тот момент Темари вышла из себя. Она не собиралась отдавать Шикамару в лапы подобного мерзавца! Когда порыв ветра выбил двери, ей уже не руководили приказы, лишь ярость. После пробуждения от иллюзии Шикамару вновь стал таким, каким она его знала. Это не могло не радовать её.
— Не стоит отвлекаться в такой момент.
Из раздумья её вывел голос ниндзя Листа, улыбавшегося своей ледяной улыбкой. Он умел рисовать зверей, а потом оживлять их. Прямо сейчас его кисточка сотворила крепкого белого тигра. Кажется, его зовут Сай. Напарник Наруто и Сакуры.
— Отвлекаться? Я хотя бы не повторяю одни и те же атаки снова и снова! — ответила Темари, взмахивая веером.
Из воздуха возникла одноглазая ласка Каматари. От взмаха его серпа тигр Сая растаял.
— Без единого колебания, превосходно, — прокомментировал Сай.
Темари обернулась в поисках источника голоса. Исчез! Когда, куда?
— Нет человека, способного видеть сквозь "Телесное Мерцание"... — Сай возник у неё за спиной. Сейчас последует удар, она не успеет обернуться. Влево или вправо? Нужно выбирать. Вывернувшись вправо, она получила удар в лоб когтистой лапой тигра, однако вскоре поняла, что коготь её едва задел.
— Как наивно, — от леденящего голоса Сая у Темари по спине побежали мурашки.
Когда он возник перед ней?
— Чёрт! — Темари подняла веер, используя его как щит. Его материал должен был выстоять против холодного оружия, такого как кунай, но...
— Ах! — девушка рухнула, боль пронзила её живот.
— Манипуляции с чакрой - мой конёк, — пустым голосом сказал Сай, вынимая кунай из отверстия в веере.
От оружия исходило слабое свечение. Чакра. Пропитав кунай чакрой, он усилил его свойства.
— Как бы вы отчаянно ни боролись, вам не победить господина Генго, — сказал Сай, — в конечном итоге просветлённые захватят мир.
— Ты правда... Так хочешь этого?
— Да, — улыбка Сая прервалась. Он не казался погружённым в иллюзию, но на его лице была чётко выражена бесконечная преданность Генго.
— Тогда... Почему ты плачешь? — спросила Темари.
Внутри Сая шла борьба.
— Я не плачу, — он ещё сильнее стиснул рукоять куная, готовясь добить противницу.
Темари затаила дыхание. И вдруг...
— Возьми себя в руки и ПРОСНИСТЬ УЖЕ-Е-Е! — земля ушла у Сая из-под ног от невероятно мощного удара, он с криком покатился по полу.
— Ты в порядке? — поинтересовалась спасительница у Темари.
— Са... Сакура?!
— Не говори слишком много, дай мне заняться твоей раной.
Чакра окружила руку куноичи, и она положила ладонь Темари на живот.
— А как же Сай?
— Всё в порядке, с ним разберутся наши.
— А? — Темари посмотрела туда, куда отлетел Сай.
Великан...
Нет, ошибочка. Этот здоровяк был другом Шикамару.
— Чоджи! — крикнула длинноволосая куноичи, — Продолжай сдерживать его, вот так!
— Шикамару был в опасности, поэтому ниндзя Скрытого Листа поспешили ему на помощь, — вставила своё слово Сакура, заживляя рану Темари.
Позади Сакуры возникла парочка ниндзя. Один был мужчиной средних лет, другая девочка на вид моложе Темари. Сама Темари, превозмогая боль в животе, сказала:
— Он под иллюзией...
— Всё в порядке, — ответила Сакура, — они знают.
Парочка кивнула.
— Я готова! — крикнула длинноволосая Чоджи, протягивая руки.
Сай свирепо пытался вырваться из-под тела Акимичи, но безрезультатно.
— "Искусство Ниндзя: Перенос Разума!" — крикнула девушка.
— Пока техника Ино работает, всё будет хорошо, — сказала Сакура Темари.
Чоджи отпустил Сая, тот встал на ноги и попятился. Затем по его телу будто бы прошла дрожь, он замер, как замерла и Ино.
— Ну вот и всё, теперь всё в порядке, — Сакура убрала руку с живота Темари, боль исчезла.

Ино нырнула ещё глубже во мрак в поисках Сая. Вокруг всё было окутано тьмой, чёрной как чернила. Но куноичи должна была отыскать его истинную сущность любой ценой, спасти его несмотря ни на что. В Скрытом Листе она перечитывала его послание, написанное коряво и неразборчиво, и ощущала всю его душевную боль. Тогда она не знала ни про иллюзию, ни про Генго, ей хотелось спасти Шикамару, но к действиям побудило именно письмо Сая.
Сай, вечно испытывавший смятение в душе, был в большей степени подвержен иллюзии, чем остальные. И никто кроме Ино не мог его спасти. Поэтому девушка решительно плыла дальше в пустоту, не задумываясь о том, как глубоко ей придётся проникнуть. Чем больше человек погружался в сознание другого человека, тем слабее становилась его собственная личность. В конце концов он сам мог раствориться в пучинах разума того, в чьи мысли проник. Но Ино была готова к такому риску. Она хотела общаться с ним больше. Эти одинокие улыбки пробуждали в ней желание узнать его ближе, помочь ему избавиться от сомнений. Нет, она не могла бросить его в столь тёмном месте. Вскоре куноичи почувствовала тепло, а затем и слабый свет. Мимо неё пронёсся смешанный поток чакры разных людей. Наруто, Сакура, Ямато, Какаши... Все ниндзя Скрытого Листа были здесь. Это было сродни одинокому огоньку посреди бушующей метели. Взгляд Ино скользнул по массивному клубку из общей чакры. Он был там. Сай, завёрнутый в кокон общего тепла.
— Сай! — Ино отчаянно пыталась привлечь его внимание, — Я тут!
Сай обернулся на голос, его глаза покраснели и опухли от слёз.
— Давай выберемся отсюда... Вместе.
— Ты...
— Пойдём, ладно? — сказала куноичи, положив руку ему на плечо.
В этот миг Сай улыбнулся. Ино впервые видела столь искреннюю улыбку.

Ино вскочила, судорожно хватая ртом воздух, как будто всплыла на поверхность океана после длительного погружения. Тьма осталась позади, теперь её окружал свет. Сакура и Чоджи склонились над ней, напротив лежал Сай.
— Как всё прошло?
Ино слышала вопрос Чоджи, но была слишком слаба, чтобы ответить. Сай открыл глаза. Он приблизился к ней и взял за руки.
— Сай.
— Ты... — он сжал её ладонь крепче, — Ты была...
— Теперь всё хорошо, — слёзы стояли у неё в глазах.
— Спасибо, красавица.
— Идиот...
Они подарили друг другу мягкие улыбки.


Глава семнадцатая


Шикамару поднимался достаточно долго вверх по винтовой лестнице. Его взгляд был устремлён на фигуру спереди него: Генго. Его просветлённые всё ещё сражались в зале, в то время как их бог давал дёру. Спиральная форма лестницы и каменные стены по бокам нагнетали неприятные чувства. Голова постепенно начинала кружиться.
— Давай просто покончим с этим, сдавайся, — крикнул Нара в спину противника, заведомо не ожидая от того ответа.
Спереди от Генго возникла железная дверь, помятая и невзрачная. Злодей рванулся вперёд и одним взмахом руки распахнул её. Шикамару видел, как его силуэт исчез во мраке комнаты, затем дверь закрылась. Нара приложил руку к двери, видимо, внутри был какой-то механизм. Шикамару открыл её, у него не было какого-либо плана или стратегии, всё, что ему оставалось, это идти вперёд. В кромешной темноте помещения Нара чувствовал присутствие одного человека. Дверь захлопнулась, он и Генго остались наедине. То ли механизм заело, то ли злодей планировал остаться один на один с самого начала.
— Сам явился, добровольно! Прошу, скажи мне, что это не было актом милосердия, — раздался в темноте голос Генго, — ты же знаешь, что среди этой тьмы у тебя нет шансов против меня...
— Клан Нара издавна знаменит техниками управления тенями, а тень - это тьма, не так ли? В какой-то степени тьма - мать теней. Для меня кромешная тьма сродни объятиям матери, в которые ты попался, как только вошёл сюда.
Шикамару сказал это полулёжа. Несмотря на то, что ему был комфортно в темноте, это не означало наличие у него ночного зрения. Преимуществом Нара было лишь более благоприятное восприятие давящей отовсюду темноты, не более.
— Забавно... — голос Генго налился уверенностью, — Ты действительно очень интересный. Как жаль, что мне придётся убить тебя здесь.
Тишина...
Противники медленно перемещались по комнате, каждый старался предугадать положение другого.
— Я был ниндзя Скрытого Тумана, — нарушил молчание Генго, — слышал ли ты о человеке по имени Момочи Забуза?
Это имя было у Шикамару на слуху. Давно, ещё будучи Генином, он слышал рассказы Наруто о том, как их команда столкнулась с этим ниндзя.
— Когда Забуза восстал, он стремился к тому же идеальному миру, что и я, к миру, которым правят ниндзя! Предатель, покинувший деревню, когда заговор разоблачили, он стал отступником. Молодой я был одним из тех, кто последовал за ним в изгнание. Забуза связывался с чёрным рынком, мафией, брался за самые грязные задания. Многие отвернулись от него, когда тот начал пачкать руки, предавая идеалы и веру в лучшее будущее. Я был среди людей, отвернувшихся от Забузы. Прошло почти десять лет, я заполучил собственную страну, но сейчас... — голос Генго задрожал от волнения, — когда мои планы начали осуществляться, ты пришёл и всё испортил, ублюдок!
Шикамару услышал шарканье по полу, будто что-то вычерчивали кунаем. Он не мог ничего видеть, приходилось полагаться на другие чувства, однако все его чувства говорили только о том, что Генго приближается.
— Забуза сбился с пути! Он слишком спешил и замарал руки, но я не такой! После дороги, полной лишений, я наконец освоил свою технику! Я создал бурю внутри каждого человека, вихрь ненависти и гнева, таким образом захватив целую страну. И теперь я готов захватить целый мир! — кричал Генго, а за его криком слышался другой звук, напоминающий бряцанье металла о камень. Что-то большое и длинное... Коса? Нет, скорее алебарда или длинный меч. Шикамару задрожал от волнения, его враг был близок. В тот же миг лезвие рассекло в воздух возле его шеи. Нырнув вниз, Нара уклонился от удара, услышав, как в сантиметрах над его головой просвистел клинок Генго.
— Не думай, что я дам тебе уйти! — закричал злодей, порыв ветра снова рассёк воздух.
Шикамару присел на одно колено, ловя ухом звуки длинного меча, которым размахивали у него над головой. Нара прикинул в голове положение Генго в зависимости от длины меча от кончика до рукояти, за ней и был его противник. Связать Генго тенью не получится в такой темноте, в ближнем бою Шикамару был не мастак, оружия почти не осталось. Он проворчал про себя, что если выберется, то возьмёт пару уроков у Ли. Нара ехидно усмехнулся, давая врагу понять, где находится. Просвистевшее над головой лезвие срезало хвостик у него на голове. Сконцентрировавшись, Шикамару откатился в ту сторону, где по его расчётам был Генго. От длинного меча проку нет, если враг подобрался вплотную. Чтобы разоружить оппонента, не нужно бегать вокруг да около, необходимо атаковать прямо в грудь. Если человек бежит с поля боя, спасая свою жизнь, то он, как ни прозаично, зачастую умирает. Если же встретить смерть лицом к лицу, то есть шансы уцелеть. Это основы военной стратегии. Шикамару слышал, как длинный меч ударил в пол позади него. Вскочив с колен, Нара оказался прямо перед Генго и ударил лоб в лоб.
— Попался! — торжественно сказал Шикамару, чувствуя, как болит его собственная голова от удара по Генго.
Злодей удивлённо вскрикнул и согнулся, Нара, не теряя времени, поставил его на колени и собственным коленом дал Генго по лицу. Всё прошло как надо. Он вычислил положение врага по звукам и направил удар в нужное направление. Генго застонал, но выдержал удар. Едва не рухнув наземь, он отбросил меч и схватил Шикамару руками, отбросив к стене. От удара Нара почувствовал резкую боль в спине. В кромешной тьме он слышал, как Генго поднимается и берёт меч. Конечности Шикамару онемели, он моргнул, но на большее не был способен.
— В Скрытом Тумане из-за традиции Семи Мечников каждый с детства учится владеть мечом, — сказал Генго, размахивая своим оружием.
Он двигался прямо к ошеломлённому оппоненту. У Шикамару остался лишь один вариант спасения, причём совершенно нелепый. Такой трюк Шикамару проворачивать совсем не хотелось, но выбора не было.
— Чёрт побери! — Нара с трудом поднял обе руки.
Шикамару выставил ладони друг напротив друга, спустя минуту холодный металл прошёл между ними. У него получилось. Он поймал лезвие.
— К-кажется, т-трюк удался... — пробормотал Шикамару.
— Невозможно... — ответил Генго, запинаясь.
Возможно или нет, ладони Шикамару крепко держали клинок, не давая ему двигаться вперёд.
— Думаю, это можно будет назвать "Искусством Крутой Попытки Словить Меч Голыми Руками."
— Когда ты уже прекратишь надсмехаться? — голос Генго трепетал от возмущения.
Меч заскользил у Шикамару в ладонях, его противник прикладывал все усилия, чтобы опустить своё оружие вниз. Теперь это была битва мышц, в которой Генго явно имел преимущество. Лезвие плавно потянулось вниз.
— Здесь ты встретишь свой конец, ублюдок, а затем я подчиню всех тех подонков в зале своей воле, вместе мы продолжим идти по пути исполнения моих идеалов!
— Оу, зачем же так грубо? Тот, кто не замечает, как маска вежливости спадает с него, не достоин править миром.
— Ты только посмотри на положение, в котором оказался, тупой ублюдок. Ты идиот, который недооценивает потенциал других!
— Интересно, кто же просил этого идиота стать своей правой рукой?
— Хватить придираться, кроме пустых слов у тебя ничего нет, — Генго сильнее надавил на меч.
Руки Шикамару дрожали, на лбу проступил горячий пот. Он был на пределе, его загнали в угол. Несмотря на это, Шикамару продолжал улыбаться.
— Иногда вещи бывают сильными как раз потому, что они пусты, — сказал он врагу.
— Мне надоели эти пустые слова, скоро ты умрёшь.
Лезвие приблизилось ко лбу Шикамару.
— Знаешь, я люблю смотреть на облака...
— Заткнись.
— Никто не может поймать облака, потому что пока есть ветер, облака будут улетать от вас, как сильно вы бы ни старались их схватить. Облака - хитрая штука, неподвластная никому.
Холодный кончик клинка коснулся лба Шикамару, но он продолжал говорить:
— Но даже у пустых вещей есть своё назначение. Так облака могут полить землю дождём, а могут ударить молнией.
— Ну и что? — спросил Генго.
— Я пытаюсь доказать тебе, что не обязательно быть наполненным чем-то, чтобы что-то значить. Даже если внутри пусто, даже если нет стержня, пока внутри живёт уверенность в себе, всё будет хорошо. Но тебе не понять. Тупой ублюдок вроде тебя, подчиняющий себе людские судьбы, никогда не поймёт меня, даже если сдохнет, не так ли?
Находясь в столь тяжёлом положении, Шикамару спас себя своей же речью. Казалось, Генго заинтересовали его слова. Задумавшись о них, злодей ослабил хватку меча. Этого Нара и ждал. Лёжа на полу, он яростно взмахнул ногой в сторону Генго. Злодей повалился на пол, меч отлетел в сторону, Шикамару проследил траекторию его полёта и услышал, как клинок вонзился в поверхность. Нара выкатился из-под противника, поспешно встал и выдохнул, прежде чем развернуться и ударить Генго ногой по, предположительно, лицу. Шикамару почувствовал под собой что-то мягкое и широкое, видимо, нос. Генго отшатнулся, его противник прыгнул несколько раз, сокращая дистанцию между собой и мечом.
— Как ощущение? Попался на иллюзию моих слов? — спросил Шикамару.
— Не смей смотреть на меня свысока, отродье!
— Оу, от "ублюдка" до "отродья"? Прогресс, — Шикамару слышал звон металла о металл позади себя.
Внезапно комната залилась ослепительным светом.
— Ты в порядке, Шикамару?! — раздался взволнованный голос Чоджи.
Нара обернулся через плечо и увидел стоявших в дверном проёме товарищей.
Здесь были Чоджи, Ино и Сакура, а ещё Роу и Соку, которые избавились от иллюзии. И, конечно же, с ними была Темари. Думая, куда подевался Сай, Шикамару вновь повернулся к Генго.
— Готовь технику, Ино! — закричал Нара.
Он показал жест за спиной, зная, что Яманака поймёт. Команда №10 долгие годы оттачивала мастерство, их командная работа была на высоте.
— Есть! — ответила Ино.
— Пока я не подам сигнал, никто не двинется, — сказал Шикамару.
Капавшая со лба кровь заслоняла обзор, Нара вытер её и коснулся пришитой к жилету повязки. Оторвав её, он повязал бандану вокруг лба, не думая о том, насколько эффективно это остановит кровотечение.
— Разве так ты всегда поступаешь? — зарычал Генго, хватаясь за свой меч, — Шикамару!
Пальцы Шикамару мигом сложились в печать. Его тень устремилась к Генго.
— Я не дурак и не попадусь на такой трюк! — сказал Генго, отпрыгивая в сторону.
Приземлившись, он с мечом наготове бросился в сторону Шикамару, которого в следующий миг разделило пополам. Вдруг его тело потемнело, а затем испарилось.
— Просто теневой клон... — раздражённо пробормотал Генго.
Кунай устремился к его шее, Генго уклонился от него, показав тот уровень мастерства, который практиковался в Скрытом Тумане. Меч Генго резко развернулся и пронзил Шикамару прямо в живот. Но и этот Нара испарился, снова теневой клон.
— Наглец... — зарычал злодей.
— Подготовка завершена! — крикнула Ино.
— Понял!
План Шикамару удался, большая его часть зависела от техники подруги. Она стояла на расстоянии от Генго, её ладони соприкасались и были направлены прямо на врага.
— Техника Переноса Разума!
Генго мгновенно бросился в сторону, надеясь уйти от техники, увидев это, Ино улыбнулась и сместила ладони в другую сторону так, чтобы под действие техники попала её реальная цель - Шикамару. Его тело напряглось, Ино взяла его под контроль. Техника длилась всего мгновение. За тот период времени, пока человек сделает вдох или выдох, техника уже завершилась.
— Роу, Соку! — позвала Ино парочку, прерывая технику.
Всё шло по плану.
Интересная особенность "Переноса Разума" заключается не только в способности овладеть чужим телом, но и в обмене знаниями. Этим Шикамару и воспользовался. Его план был передан Ино, которая передала его двум АНБУ. Нара решил, что этого отморозка они должны одолеть втроём.
— Вперёд! — скомандовал Шикамару.
Роу и Соку кивнули.
Шикамару ринулся прямо на Генго, его товарищи бежали по бокам комнаты.
— Что бы вы ни делали, всё без толку, — сказал злодей.
— Да ладно тебе, — ответил Шикамару, — это наш последний бой, просто лови кайф.
Кунай и длинный меч столкнулись, разница в весовых категориях оружия сразу стала очевидна. Генго столкнул Шикамару на пол, рубанув своим клинком противнику по груди. Но это был ещё один клон.
— Сколько ещё ты намерен играться со мной?! — вскричал брызжащий слюной Генго.
Шикамару атаковал сверху, целясь в голову, Генго отразил удар, но это оказался клон. Потом ещё один. Ещё, ещё и ещё...
Меч Генго резал Шикамару бесчисленное множество раз, но всё это не имело никакого смысла, поскольку каждая атака приходилась на клона.
— Перестань прятаться!
Настоящий Шикамару возник у него за спиной.
— Шах и мат, — прошептал Нара на ухо Генго, тот резко развернулся, но было уже поздно.
Тень Шикамару обездвижила его. План сработал. Нара наплодил огромное количество теневых клонов и, благодаря технике Роу, смог скрыть своё присутствие за массивом чакры. Когда следы настоящего Шикамару были стёрты, он подобрал момент и нанёс решающий удар в слепую точку злодея.
— Шикамару, УБЛЮДОК! — заорал Генго, глядя на противника кипящими от злобы глазами.
— Хиноко, — тихо сказал Нара.
— Ах, — собирая чакру на кончике пальца, девушка вскрикнула так, что барабанные перепонки Шикамару едва не лопнули, — я же просила не называть меня так, СМЕКАЕШЬ?!
Шикамару видел короткое оранжевое свечение иглы, которая пронзила Генго прямо в язык. Злодей издал хриплый стон.
— Она нарушила поток чакры в твоём языке, — сказал ему Нара, — теперь ты застрял в этом теле, которое более не способно издать ни звука.
На глазах Генго навернулись слёзы.
— Я собираюсь построить свой мир без войн, поэтому извиняюсь, что отбираю твой, — Шикамару дал сигнал Роу.
АНБУ не растерял прыти после пыток и иллюзии, поэтому появился сразу.
— Заточи его и доставь к Союзу.
— Принято, уважаемый, — глаза Роу восторженно засияли.
Шикамару потёр пальцем переносицу, пытаясь подавить смущение.
Роу обернул руки Генго множеством металлических колец - специальными наручниками АНБУ. Шикамару отозвал свою тень, теперь побег для злодея не представлялся возможным. Затем Нара увидел, как Соку встала рядом с Роу.
— Миссия выполнена, хех, — сказал им Шикамару, — может быть, всё прошло не так уж и гладко, как хотелось бы, но...
Он улыбнулся, а лица АНБУ скорчились так, будто они изо всех сил старались не заплакать, когда Роу и Соку кивнули в ответ.


Глава восемнадцатая


После того, как Генго схватили, Шикамару и товарищи спустились по спиральной лестнице обратно в зал, обнаружив, что бой между ниндзя Песка и просветлёнными закончен. Оказалось, что когда Соку поразила своей иглой язык злодея, наложенные на умы его приспешников чары развеялись. Несмотря на то, что обе конфликтовавшие стороны были сильны, в этот раз обошлось без серьёзных травм. Чудом было то, что никто не погиб, хотя в этом была заслуга Гаары, перед входом в зал приказавшего своим людям не убивать без необходимости. Когда советники Генго узнали о проигрыше своего господина, то сдались без сопротивления. Их лихорадочный сон разума закончился, теперь они выглядели подавленно. Обходя зал, Шикамару смотрел, как ниндзя сдерживают одних просветлённых и оказывают помощь другим.
— Сай! — позвал Нара увиденного в толпе товарища, которому медик лечил раны.
— Шикамару... — Сай выпрямился, глядя на него пустыми глазами.
Ино рассказала Шикамару о Сае, пока они спускались. Видимо, из-за того, как резко его вытащили из иллюзии, шок не покидал Сая до сих пор.
— Мне так жаль, — пробормотал он.
— Не беспокойся, — ответил Шикамару ободряющим тоном, — всё позади.
Нара присел и положил руку Саю на плечо и почувствовал, как тот едва пожал им. На лице Сая не было слёз, но его душа рыдала.
— Я жалок.
— Эй, ты был под действием иллюзии того парня, даже я едва ей не поддался, не стоит убиваться из-за этого.
— Но...
— Не переживай. Помни, что хладнокровие даже в самой напряжённой ситуации всегда было лучшим твоим качеством.
— Спасибо, Шикамару, — слеза скатилась по правой щеке Сая.
— Когда мы вернёмся в Скрытый Лист, отдохни немного. Я поговорю с Какаши.
— Спасибо, — как только Сай сказал это снова, рядом с ним возникла Ино.
— Позаботься о нём, — сказал Нара подруге и привстал.
Ино кивнула и повернулась к Саю. Как только Шикамару развернулся и уже собрался вздохнуть от облегчения, он услышал громогласный мужской голос, прокатившийся по помещению:
— ШИ!КА!МА!РУ-У-У!
Ах да, он совсем забыл про него...
Потирая затылок, Шикамару обернулся в сторону, откуда исходил крик. То, что он увидел в следующую минуту, был кулак, нацеленный ему прямо в лицо, а затем Шикамару почувствовал, что летит и кувыркается в полёте. Пол, потолок, пол, потолок... И так шесть раз. За этим последовал болезненный удар об пол. Шикамару с трудом приподнялся, увидев разъярённого белобрысого паренька, шагавшего к нему. Нара опёрся на колени и встал, а парень подскочил к нему, обхватил за шею и заорал прямо на ухо:
— ТЫ-ПОЧЕМУ-НИЧЕГО-КАК ВСЕГДА-НЕ СКАЗАЛ-ЗАСТАВИЛ ВСЕХ ВОЛНОВАТЬСЯ-ДАЖЕ МЕНЯ-ИДИОТА КУСОК!
— Прости, Наруто, — пробормотал Шикамару, пытаясь совладать с другом на спине.
— Ты и правда дурак, дурак! — твердил Наруто.
Его вопли действительно звучали устрашающе, но Шикамару знал, что идут они от сердца и исполнены его глубочайшими переживаниями. Именно благодаря этому пылавшему в его сердце огню Наруто подходил на должность главы Скрытой Деревни Страны Огня - Деревни Листа.
— Разве ты не говорил, что хочешь стать моим советником? — сказал он.
Наруто потихоньку успокаивался, видимо, извинения были приняты, да и сам он убедился, что Шикамару в порядке.
— Теперь с этой страной всё будет в порядке! — твёрдо заявил Узумаки, а Шикамару и не заметил, как к ним подошла Сакура.
— Среди правящих здесь просветлённых не найдётся никого, кто не слышал о герое Четвёртой Мировой Войны. Никто не забьёт тревогу о происходящем здесь, потому что Наруто с нами. А поскольку техника Генго развеяна, вскоре тут всё уляжется, — сказала девушка.
Несомненно, Наруто сильно повлиял на мир ниндзя. Сакура права, никто не пойдёт против героя, спасшего мир.
— Если что-нибудь опять случится, дай мне знать, — серьёзно сказал Наруто.
— Ага, — Шикамару прикрыл глаза и кивнул.
Узумаки отпустил друга и протянул ему руку, помогая встать. Наруто поднял его плавным, но в то же время сильным движением, мгновенно поставив на ноги. Шикамару мог только позавидовать его честности и прямоте. Нара подумал, что и ему стоило быть более открытым и честным. Ради Наруто.
— Это был последний раз...
— Чего? — Узумаки недоумевающие склонил голову набок.
— Последний раз, когда я оставил всё в тайне и действовал как ребёнок.
— Ааа...
— В конце концов, мне придётся провести остаток своих дней в качестве няни для другого ребёнка, — Шикамару ткнул Наруто пальцем в грудь.
— Эй, ты кого ребёнком назвал?
— А сам как думаешь?
Оба посмотрели друг на друга и не удержались от улыбок. Ради оказания неотложной помощи Роу, Соку и Саю было решено немедленно отправляться в Скрытый Лист. Наруто, Сакура и остальные решили остаться на время в Стране Тишины и разгрести наведённый здесь Генго беспорядок, но Шикамару не волновался за них. Так же поступили и ниндзя Песка. Некоторые остались для оказания помощи товарищам из Листа, а остальные собрались возвращаться домой.
— Теперь я действительно у тебя в долгу, — сказал Шикамару Гааре, когда они стояли у ворот Деревни Занавеса.
Приготовившиеся к возвращению ниндзя Песка собрались позади своего лидера. Люди, воспитанные в жаркой пустоши, были суровы и непоколебимы. Однако, при всей их суровости, они глядели на Шикамару с улыбками. Такие мелочи давали понять, что мир ниндзя действительно постепенно объединяется.
— Не беспокойся об этом, — отвечал Гаара, — ты - важная часть Союза, ни о каких "долгах" не может быть и речи, к чему формальности, когда приходишь на помощь товарищу?
Гаара скрестил руки на груди, пока говорил. Раньше он не был таким разговорчивым. Много лет назад Гаара был замкнутым, молчаливым и кровожадным, словом, опасным парнем. Но теперь ниндзя Скрытого Песка встречали Казекаге с улыбками. Позади Шикамару стояли Роу, Соку, Сай, Ино и Чоджи, как и вторая группа ниндзя Листа. Все хранили молчание, слушая диалог Шикамару и Гаары.
— Я правда очень рад, — серьёзно заговорил Казекаге, — если бы не чрезмерное беспокойство моей сестры, мы бы потеряли столь ценного человека.
Темари стояла рядом с братом и смотрела куда-то наверх, полностью игнорируя происходившее у неё под носом. Шикамару решил, что так она старается скрыть своё смущение.
— Не переживайте по поводу Генго, его мы высадим в штабе Союза по пути домой.
— Благодарю за помощь в любых мелких делах.
— Я же говорил, формальности ни к чему, — Казекаге протянул руку Шикамару.
— Что ж, до встречи в Союзе, — Нара протянул ему руку.
Они крепко сжали ладони друг друга.
— Увидимся.
— Ага.
Гаара обернулся к своим людям.
— Идём домой! — сказал он и получил громкое "ура!" в ответ.
Темари повернулась вместе с ним и готова была уйти, но вдруг Шикамару окликнул её.
Взгляд Гаары был наполнен тем же удивлением, что и сам Нара. Темари остановилась, отряд из Песка тоже, но Гаара дал знак всем продолжать идти вперёд. Казекаге ушёл с ними, предварительно взглянув на оставшихся через плечо. Осталась лишь Темари. Где-то позади прозвучало "кияяя!" Соку, но Шикамару не обратил внимания.
— И что это? — кисло спросила Темари.
В её глазах заключалась такая притягательность...
Шикамару чувствовал, что теряет самообладание, поэтому сделал глубокий вдох. Успокоившись, он попытался превратить свои мысли в речь:
— Сегодня...
Бесполезно, слова не могли слететь с его губ.
— Что? — раздражённо спросила Темари, призывая Шикамару поторопиться. Она уже разворачивалась в ту сторону, куда ушёл их отряд.
— Спасибо тебе за сегодня.
— Хм.
Нара продолжил:
— Не хочешь как-нибудь... Пообедать вместе?
— Ты приглашаешь меня на свидание? — напрямик спросила Темари.
Её взгляд был серьёзным, Шикамару сразу же подумал, что прогадал с предложением.
— Ну да, типа того... — он говорил первое, что приходило на ум, не понимая, как справиться с эмоциями. Шикамару окликнул её ради этого вопроса, отступать было нельзя.
— Ясно. Свидание, хех... — она выглядела так, будто на военном совете разрабатывала план сражения с сильным противником.
Темари потёрла рукой подбородок, раздумывая над предложением.
— Ты не хочешь? — невольно вырвалось у Шикамару.
Девушка оглядела его, опустила руки на бёдра и сказала:
— Как же хлопотно...
Темари широко улыбнулась Шикамару яркой, доброй улыбкой.


Глава девятнадцатая


Прошла неделя с того дня, когда Шикамару покинул Страну Тишины. Какаши посоветовал ему взять отпуск и оправиться от стресса после затяжного плена и последней битвы. Сакура сразу же залечила рану у него на лбу, после чего Нара, не имеющий более никаких травм, был готов отдаться лени. На сердце у него было куда спокойнее, чем во время путешествия в Страну Тишины, отдых Шикамару в общем-то и не требовался, но раз Какаши настаивал, неприлично было отказываться. Вскоре Чоджи и Ино отлучились на миссии, Наруто и Сакура остались улаживать дела в Стране Тишины, Шикамару оставалось навестить Куренай и Мирай, однако долго он там задерживаться не собирался. Это было его время, время его одиночества. Ему не нужно делать ничего. Целую неделю его ничто не потревожит.
Впервые за долгое время Шикамару проживал спокойно день за днём. Иногда он садился перед доской для игры в сёги и долгие часы играл сам с собой. На другой день он встал на рассвете и отправился в горы, где просто лежал и глядел на проплывавшие мимо облака, пока небо не окрасилось в алый цвет заката. Шикамару был доволен своим времяпровождением. Он задумался о том, как сильно изменился. Шикамару до Страны Тишины не выдержал бы и недели без миссий или поручений в Союзе, он бы просто свихнулся от уныния. Нара бы думал, что во время его отсутствия может случиться нечто непредвиденное, вдруг какая-то беда или кто-то допустит ошибку, а исправить будет некому... Такого рода нелепые мысли донимали бы Шикамару целый день, пока тот не вернулся бы к работе. Но теперь Шикамару мог оттянуться в полной мере. Он не задумывался о происходящем в Союзе или о копящихся миссиях, эти мысли возвращались к нему только перед сном.
Его товарищи отлично справятся и без него. Теперь Шикамару мог быть спокоен. Нет, он не отказался от своего чувства ответственности, а лишь получил заслуженную передышку и успокоение. Если случится что-то, непременно требующее его внимания, Какаши или Темари сразу же к нему обратятся. И если такое произойдёт, Нара разом перестроит своё сознание в "режим гения" и поможет всем, чем сможет. Но пока лихорадочные мысли о скорейшем возвращении к работе его не занимали. Шикамару верил в своих друзей, а значит ему самому было не о чем беспокоиться. Раньше он так загонял себя в угол, что забывал об этом. Теперь у Шикамару появилось больше времени на то, чтобы разобраться в себе. У него заняли много времени размышления о себе до и после Страны Тишины, из-за чего ему самому стало неловко. Нара осознал, сколько друзей у него было всё это время, а он полностью игнорировал их существование, со всей горделивой надменностью заявляя, что без него никто ни с чем справиться не может.
Человек не может всё в мире делать самостоятельно. Никакого ума или самостоятельности не хватит на то, чтобы переделать все дела в одиночку. Вот зачем нужны товарищи. Мысль о том, что любое бремя нужно нести самому, ошибочна изначально. Шикамару пришлось отправиться в Страну Тишины, чтобы понять это. Когда он был очарован Генго, именно штурмовавшая крепость Темари вывела его из иллюзии. В её воздушном вихре Шикамару понял, кто он на самом деле. По правде говоря, раньше он был совсем безответственным. Ему всё казалось хлопотным, ни за что не хотелось браться. Нара любил свою беззаботную жизнь дурака и труса, которому было наплевать на весь мир. Такова была его природа. И вообще, чем плоха такая жизнь? Именно благодаря своей натуре он смирился с этим и нашёл в себе силы браться за дела. Всё же он был из тех, кто мог понять простых горожан, кто не гнался за славой и мечтал о нормальной спокойной жизни. Так почему Шикамару не мог исполнить свою мечту об обычной жизни? Однако как же жить в мире, когда внутри идёт борьба с самим собой? Это и было целью в жизни Шикамару. Он мечтал создать мир, в котором всем будет комфортно вести обычную тихую жизнь в гармонии с самим собой. К несчастью, Нара был рождён в мире полном войн, поэтому ему следовало поторопиться. Ради тех, кто родится следом, он должен был прекратить любые войны. Это не было возвышенной мечтой вроде той, что имел Генго. Шикамару не искал каких-либо благородных мотивов. Просто мир, в котором приятно жить.
Итак, может ли человек, который водружает весь груз ответственности только на свои плечи, создать подобный мир? Так-то лучше.

— Ты неплохо потрудился, — сказал Какаши, поднимаясь из-за кучи документов у себя на столе.
Шикамару зашёл к нему с полным отчётом о случившемся в Стране Тишины, а заодно желая сообщить о своей готовности вновь встать в строй.
— Отчёт Сакуры о текущем положении дел в государстве и отчёты остальных присутствовавших на миссии дали мне общее представление о ситуации. Ещё я услышал о ваших невзгодах от Роу и Соку в больнице, — проговорил Хатаке.
— Невзгоды, эм... — Шикамару почувствовал, как его бровь задёргалась.
Нара не смог вовремя разоблачить иллюзию Генго, мало того, он сам в неё попался. Темари вывела его из транса, а остальное целиком и полностью заслуга его товарищей. Сам Шикамару почти ни с чем не совладал.
— Не обязательно было писать всё это во время отпуска, — сказал Какаши, глядя на кипу листов у себя в руке - около пятидесяти страниц отчёта Шикамару.
Хоть Нара и позабыл на время о миссиях и делах в Союзе, Страна Тишины - дело другое. Составление отчётов после заданий - важная часть карьеры ниндзя. На отпуске ты или нет, отчёт превыше всего. К тому же, это дело вышло довольно лёгким, на составление отчёта уходило не более часа в день.
— Прошу с ним ознакомиться, — ответил Шикамару.
Какаши вздохнул и положил кипу поверх уже имевшейся груды бумаг на столе. Стопки закачались, Хокаге какое-то время наблюдал за этим, а потом перевёл взгляд на Шикамару.
— Без тебя ни деревне, ни Союзу не обойтись. Береги себя, — наконец сказал он.
Не обойтись, значит...
— Ну и хлопотно же... — несознательно вырвалось у Шикамару.
Какаши заметил выражение его лица и рассмеялся.
— Кажется, сейчас ты в порядке, — весело пробормотал Хокаге.
— В полном, — Шикамару улыбнулся.
— А теперь... — одну руку Какаши положил за шею, покрутив ею, другая потянулась к ящику стола, вытаскивая пачку документов и вручая её Шикамару.
Нара окинул взглядом титульный лист и увидел красный штамп миссии ранга B. Задача: сопроводить феодала Страны Огня на встречу с феодалом Страны Молнии. Благодаря текущей обстановки в мире и всеобщей взаимопомощи, такое дело не считалось опасным. Путешествие из страны в страну более не имело былой угрозы быть атакованным. Да и сопровождающий не столько был телохранителем феодала, сколько просто наблюдающим за ситуацией на дороге. Это задание не требовало особого мастерства Шикамару, с ним мог справиться любой Чунин.
— Я знаю, для тебя это слишком простая миссия, но...
— Господин Какаши, можно мне вас прервать? — сразу же ответил Шикамару, вскидывая руку.
— Давненько ты не называл меня господином, — удивлённо пробормотал Какаши, — удивительно слышать уважительное обращение именно сейчас.
— Не сутулиться, следить за языком и контролировать своё поведение... Я давно перестал таким заниматься, — пожал плечами Шикамару.
— Приятно слышать, — пробурчал Хатаке.
— Так вот, по поводу миссии... Можете поручить её кому-то другому?
— Но почему?
— Н-ну, знаете, п-просто послезавтра... — Шикамару отвернулся и залился краской.
Хокаге склонил голову, ожидая продолжения реплики.
— У меня свидание.
Какаши прыснул и расхохотался.
— Кто бы мог подумать, что ты когда-нибудь предпочтёшь свидание миссии! — сквозь смех говорил Какаши. — Но делать нечего, я разрешаю тебе взять отгул.
— Спасибо.
Какаши откинулся в кресле, скрестил руки на груди и прикрыл глаза.
— Весна коснулась и тебя, Шикамару, — Хокаге несколько раз кивнул, — да-да...
"Хоть я и отказался от своей мечты об обычной жизни, ради всего святого, дайте мне прожить остаток своих дней в мире и покое" - подумал Нара.
— Тогда я пошёл, — Шикамару развернулся и направился к выходу.
— Нара, — Какаши нарушил тишину, заставив советника остановиться, — думается мне, если я спрошу ещё раз, новый ты дашь мне иной ответ, нежели старый ты. Не возражаешь, если я спрошу ещё раз? Так что по-твоему значит быть взрослым?
Шикамару некоторое время глядел в потолок, собираясь с мыслями. Затем он открыл рот, дабы высказать всё, что он думает по этому поводу:
— Отказ от одного ради другого, чего-то более важного... Знакомое чувство, разве нет? Или я, возможно, чего-то не понимаю, — сказал Нара.
— Отказаться от чего-то одного ради чего-то другого, более важного? — повторил Какаши.
—Ну есть исключения вроде Наруто, которые с детства идут к своей цели, но большинство людей со временем пересматривает приоритеты и выбирает другую цель, которую считают более важной, продолжая ради неё жить дальше. Так мне, по крайней мере, кажется.
— Ясно... — Какаши вновь закрыл глаза и скрестил руки на груди.
— В общем, я пойду, — Шикамару был очень смущён и не мог более задерживаться в кабинете.
Как только дверь закрылась, из кабинета вновь донёсся весёлый голос Хокаге:
— Надеюсь, ты здорово повеселишься, Шикамару!
Хоть он знал, что Какаши его не услышит, Шикамару всё равно сказал:
— Большое спасибо.


Люди продолжали жить своей жизнью, пока время тянулось медленно и беспристрастно, как поток...
"Он во многом похож на меня, не так ли? Наш сын только что родился, а уже плачет так, будто видел всё, что его ждёт в нашем мире."
— Всё хорошо. Когда-нибудь ты поймёшь, что знаешь не так много, как тебе кажется. И когда придёт время, ты обзаведёшься товарищами, вместе с которыми не страшны никакие испытания.
"Он не понимает ни слова, лишь смотрит на меня своими широко распахнутыми миндалевидными глазами, как у матери..."
— С этого момента мне уже нельзя жаловаться на хлопоты, хех.
— Иногда можно. Если вдруг случится беда, я всегда подхвачу тебя и помогу справиться с чем угодно. Ничего в этом страшного нет, — "ответила мне она."
— А, ну раз так, тогда...
"Как же мы назовём его?"
— Как хлопотно...
Полная версия