Войти
на сайт
Войти через ВКонтакте

Хроники Гаары: Мираж в Песчаной Буре



Описание


Оригинальное название: - Gaara Hiden: Sajingensō (我愛羅秘伝 砂塵幻想)
Автор: Укьё Кадачи
Издательство: Jump J Books
Дата публикации: 04.06.2015
Каноничность: канон.
Перевод: Glaedr
Статус перевода: завершён.

Синопсис:
"Женись" - сказали старейшины загнанному в угол двадцатилетнему Казекаге. Брак по расчёту пойдёт на благо, говорили они, невесту уже выбрали, говорили они, но...

Содержание:
Глава 1 - Деревня Скрытого Песка
Глава 2 - Хакуто
Глава 3 - Лунный свет
Глава 4 - Песчаная буря
Глава 5 - Случайная встреча


Глава 1 - Деревня Скрытого Песка


Ниндзя терпеливы.
Терпеливы даже в самых экстремальных ситуациях.
Это был факт.
Один человек лично убедился в этом. Он слишком долго жил в мире, который основывался на терпеливости.
Скрытый Песок.
Родные края, знакомые места. Днём температура выше плюс сорока, ночью ниже нуля.
Это мир, который отверг жизнь. Ад, в котором едва выживают микробы, не говоря уж о растениях и животных.
Он жил в этом мире.
Вот почему ему приходилось терпеть.
Его звали Гаара.

В уголке этой пустыни расположился оазис жизни - Деревня Скрытого Песка. Селение располагалось необычно, будто вдавленное в землю. Такой неестественный рельеф породил множество баек о том, что сами боги Сусаноо и Аматерасу спустились с небес и сотворили столь необычную местность. В центре располагалась скромная резиденция Казекаге. Гаара, как и большая часть ниндзя, не был особо экстравагантен. Он считал правильным носить повседневную одежду и в быту использовать обыкновенную мебель. Так Гаара отрекался от роскоши. Он был сыном прошлого Казекаге и не желал себе красивой жизни. А ещё ему было одиноко.
—Ах... — вздохнул Гаара, глядя в небеса.
Лучи заходящего солнца мягко освещали его волосы и отбрасывали алые тени на его благородное лицо, словно отлитое из мрамора. Казекаге мечтал свободно воспарить в небе, забыв обо всех земных тягостях. Тем не менее, его ждала битва с горой бумажной работы.
Ниндзя со всего мира объединились, чтобы противостоять "Акацуки". В итоге "Акацуки" были побеждены, как и Оцуцуки Кагуя. Тем не менее, спасение мира никто не оценил в бюджете. Разумеется, война финансировалась феодалами, которые беспокоились о защите своих земель. Страна Ветра игнорировала военные расходы, так как ввела лимит на вооружение длительностью в десять лет. Само собой, ниндзя негодовали, ведь благодаря Альянсу, в который они вступили на войне, мирные жители продолжали свою мирную жизнь. Они не просили денег, дабы обогатить себя, требовались всего лишь медицинские препараты, которых не доставало в госпиталях, да открытие новых колодцев, чтобы всем хватало воды. Необходимо было инвестировать научно-исследовательские центры, чтобы идти в ногу со временем, а также выплачивать пенсионные пособия пострадавшим на войне или семьям, потерявшим в битве родного человека. И на всё это Деревне Скрытого Песка нужны деньги. И работа от феодала, в данный момент завалившая Гаару, была источником этих денег. Эта работа не требовала мастерства владения техниками, не сулила битв и приключений. Всего лишь томительное пролистывание документов, сулящих благодать высшим чинам.
Вот почему Гаара вздыхал.
— Гаара, ты здесь? — дверь со скрипом отворилась, и вошла молодая куноичи.
Её красивые золотые волосы напоминали песок, блестящий под утренним солнцем. В деревне было не так много людей, которые обращались к Казекаге в такой дружественной манере. И лишь одна девушка так фамильярничала с ним. Разумеется, это была его сестра Темари.
— В чём дело? — спросил Гаара, разминая напряжённые губы.
Сестра пришла одна, значит, ничего важного. Если бы она заявилась по делу, то её сопровождал бы их брат Канкуро.
— Хе-хе...
Как он и думал. Девушка села перед Казекаге, улыбка расплылась по её лицу.
— Да так, ничего особенного. Понимаешь, я получила письмо от Шикамару...
— Понимаю.
— Он написал, что не доверяет системе безопасности новых технологий, поэтому предпочитает проверенную бумагу. Метод старый, но что поделать, раз Шикамару такой осторожный. — Пояснила сестра.
Шикамару действительно был очень осторожным и проницательным ниндзя, а вдобавок женихом Темари. Впервые Гаара встретил его во время экзамена на звание Чунина. Казекаге был удивлён, когда узнал, что Нара встречается с Темари. Он поделился этим с Канкуро.
— Пфф, это было очевидно.
— Как-как было?
После этого разговора Гаара забеспокоился и даже обратился к известной любовной книге "Icha Icha Paradise", чтобы разобраться, что он мог упустить. В итоге он смирился с тем, что тот, кто не понял однажды, со временем так и не поймёт.
— Система шифрования электронных сообщений развивается, подробнее можешь узнать в файле THX-1138, который прислал Райкаге...
— Не про это я.
— Не про электронную почту?
Темари тяжело вздохнула и пожала плечами.
— Гаара, я просто поражаюсь тому, что когда речь заходит об отношениях, ты ведёшь себя так же, как Наруто из Листа.
— Я что-то не то сказал?
— Именно, — девушка указала на Казекаге веером, — я говорила о содержании письма. Дошло?
— Нам грозит опасность?
— Нет же, — Темари натянуто улыбнулось, всем своим видом показав, что она уже устала объяснять, — дело в церемонии, в церемонии и дате её проведения.
— Ах, это...
Вопрос о свадебной дате был одной из тех проблем, что пробкой застряли в голове Гаары. Темари - сестра Казекаге, Шикамару Нара тоже важный человек в своей деревне. Таким образом, свадьба автоматически переходила в разряд политических мероприятий. Решение о дате её проведения могло иметь разные последствия, с давних времён отношения между Песком и Листом были необычайно глубокими.
Когда только появились Каге, Скрытый Песок смог выжить лишь благодаря плодородному участку земли, дарованному Скрытым Листом тайным соглашением между деревнями. Южному же Песку по умолчанию отходило гораздо больше земель, чем чуть более северному Листу. Когда Гаара и Темари встретились с Наруто и Шикамару, они уже были вовлечены в круговорот деловых отношений двух великих держав.
Если мыслить в данном ключе, то сложится впечатление, что с самого начала Скрытый Песок представлял собой одинокого агрессора. Но в мире ниндзя не всё так просто. В дальнейшем Скрытый Лист имел возможность подпортить соседям жизнь и охотно ею воспользовался. Долгие годы две деревни выглядели союзниками, в то время как незаметное напряжение между ними росло. Вот почему будущее двух стран во многом определялось свадьбой сестры Казекаге с наследником знаменитого клана Нара. Это было наглядным подтверждением того, что две державы являлись союзниками не только на бумаге.
— Надеюсь, Скрытый Лист принял наши условия проведения церемонии, — сказал Гаара.
— Какой же ты бесчувственный, братец. Как думаешь, сколько Шикамару и я приложили к этому усилий?
— Ответственные за безопасность тоже должны принять их.
— Совсем меня не жалеешь! Просто признайся, что ревнуешь! — Темари наклонилась и начала тискать брата за щёки.
Прошлый Гаара на месте бы её за такое прикончил, но он изменился. Теперь это даже было своего рода приятно. Гаара всё ещё не понимал, чем отличаются семейные отношения от любовных.
Он знал лишь то, что когда видел Темари, то по привычке широко улыбался да так, что щёки трещали, но это явно отличалось от той улыбки, которую его друг Наруто посылал Хинате из клана Хьюга. Это были совершенно разные вещи.
Мать Гаары умерла сразу же после родов, его отец больше не женился. Вспомнив об этом, Гаара подумал, что Четвёртый Казекаге до конца оставался верен своей избраннице.
— В любом случае, если Скрытый Лист просто примет все условия, всё будет хорошо, — произнёс Гаара, вставая с кресла.
— Ты куда?
— Старейшины хотели кое-что со мной обсудить. Если я появлюсь до того, как они меня позовут, то подниму им настроение.

Вихрь поднял в воздух огромное количество песка, а в центре бури появились очертания человеческой фигуры. "Огромная!" - думал Канкуро. Даже если это проделки их врагов, всё равно ему с такой громадиной не совладать, остаётся только любоваться размахом. Объект десять... нет, двадцать метров в высоту! Прямо как небольшой дом. Ладно ещё призванное животное, но то был человек, причём ниндзя с невероятной силой, раз ему удалось превратить себя в подобное. Эта техника явно отличалась от техники увеличения роста клана Акимичи. Канкуро решил, что у этого ниндзя ранг в книге розыска не ниже A.
— Господин Канкуро, позвольте мне! — один из подчинённых Канкуро по имени Амаги прыгнул по направлению к вихрю.
— Враг ещё не двинулся с места! — рявкнул кукловод. — Ещё слишком рано для атаки!
— Но если мы будем медлить, то дадим ему время накопить сил для атаки! — Амаги был ещё так молод.
Он стал Чунином в тринадцать и попал под начальство Канкуро в пятнадцать. Он из того поколения, что не сражалось против Кагуи. Из-за его розовых щёк и каштановых волос Амаги часто принимали за девушку.
— Я выступаю! — крикнул он, и десять... нет, двадцать кинжалов вылетели из рукавов Амаги в сторону цели.
Чунин показал своё мастерство метания оружия, но даже Джонину Канкуро не под силу поразить эту цель. Гигант с воплем взмахнул рукой и смёл кинжалы в сторону. Но этого Амаги и добивался.
— Попался! — крикнул Чунин, и брошенные им кинжалы изменили направление, отскочив от руки и полетев прямо в сердце гиганта.
"Так он использовал нити чакры" - понял Канкуро. Управление кинжалами с помощью нитей чакры было оригинальным изобретением Амаги. Ниндзя Скрытого Песка специализировались на манипуляции марионетками при помощи нитей чакры. И всё же Амаги был ещё молод.
Взревев, гигант начал собираться с силами, и Чунин двинулся с места, продолжая направлять кинжалы. Ему не хватило секунды... нет, полсекунды. Всё случилось в мгновение ока. Молния, исходившая прямо из тела гиганта, ударила в отряд Канкуро.
— Амаги! — закричал он.
Все ниндзя остались целы, их лишь сбило с ног. Всех, но не Амаги. Он по-прежнему был связан нитями чакры с кинжалами и в полной мере ощутил на себе удар электричеством. Он выглядел подобно марионетке, чьи нити обрезали.

— Ах...
Говорят, что в момент смерти перед глазами человека летают светящиеся огоньки. Амаги рассчитывал на более героическую смерть, но реальность оказалась жестока к его надеждам. Он пережил столько битв и всё ради того, чтобы в итоге умереть молодым от своей же техники? Мысль о том, что он так ничего и не сделал за свою жизнь, угнетала Амаги. Его сознание ускользало куда-то в темноту.
— Эй! — раздался чей-то голос.
— А? — Амаги почувствовал, как кто-то прижимает его к себе.
На миг ему показалось, что это его отец или мать. В этом нет ничего постыдного, многие вспоминают о родителях на грани гибели.
— Фух, ты живой. — Это был Канкуро с его привычным рисунком на лице и добрыми глазами. Кукловод положил юношу под валун, где было относительно безопасно. — Мы имеем дело с техникой Стихии Магнетизма - Богом Молнии. Как можно понять из названия, суть техники в использовании электромагнитного притяжения в целях наращивания массы за счёт окружающих объектов. Проще говоря, формирует здоровяка из железного песка.
Канкуро понимал, что Амаги всё слышит, но на всякий случай повторил своё объяснение, чтобы привести парня в чувства. Ниндзя - тот тип людей, которые ставят миссию превыше всего. Неважно, сколько пролито крови, неважно, как сильно человек боится, если ему напомнить о том, зачем он здесь, ниндзя успокоится. Канкуро не знал, поможет такая тактика Амаги или нет. Зато он знал, что нельзя дать перепуганному Чунину умереть здесь, поэтому принялся останавливать кровотечение Амаги.
— Стихия Молнии помогает ему расти, а вот его магнитное поле - другое дело, — продолжал Канкуро, — шаги гиганта создают пьезоэлектрический эффект, измельчающий подземный графит и создающий разряд. Выходит так, что он выкачивает энергию из своего окружения, тем самым не расходуя собственные силы.
— Простите... — Амаги плотно вцепился в руку Канкуро. Его разум всё ещё пребывал в небытие, но кукловод понимал, за что юноша извиняется. Наверняка Чунин хотел быть похожим на Джонина, которым восхищался. Все когда-то проходили через это. Тем более, это была его первая миссия ранга A. Пожалуй, единственный человек, который без тени нерешительности выполнил свою первую миссию ранга A, был Гаара.
Первая миссия ранга A, в которой будущему Казекаге предстояло столкнуться с противниками уровня Джонина, выпала Гааре в двенадцать лет. Это случилось вскоре после экзамена на титул Чунина и неудачной попытки Орочимару разрушить Лист. По сути, само столкновение, участие в котором принимали Легендарные Саннины и ниндзя с улучшенными геномами уже считалось за неплохую такую миссию, близкую к рангу A, если не выше. В то время Канкуро и прочие воспринимали ранг A как нечто требующее особого подхода. Ему было четырнадцать, его старшей сестре пятнадцать. Воспоминания о случившемся в Скрытом Листе погрузили кукловода в ностальгию. Тогда, посреди боя, им встретился мальчик, напоминавший солнце.
Узумаки Наруто.
— Господин Канкуро, оно приближается! — крик одного из Генинов вернул кукловода в реальность.
— Тогда будем атаковать, — Канкуро посмотрел на Амаги, — только теперь действуем согласно плану, ясно?
— Да... — несмотря на ранение и близость смерти, Амаги не думал сдаваться.
Гигант сделал её один шаг, и Канкуро намеренно прыгнул ему навстречу. В поединке двух ниндзя прыжки в восьми или даже в девяти случаях из десяти помогали подобраться ближе и оценить силу оппонента. Бывали и исключения вроде Гаары и Наруто, но исключения на то и исключения. Канкуро хотел обратить всё внимание противника на себя, и противник, естественно, знал об этом, поворачиваясь в сторону кукловода. Каждый его шаг отзывался грохотом. Глядя на уверенность врага в его технике, Канкуро невольно вспомнил младшего брата. Песок, конечно, не магнит, но принцип тот же - "идеальная защита". Броня, которая помимо защиты может стать смертельным оружием. Хотя было и различие - Гаара никогда не стремился создать такого эффектного и в то же время безвкусного гиганта. Такой рост имеет свои преимущества. Он был довольно быстр. Канкуро и не заметил, как здоровяк подошёл к нему почти вплотную. Люди привыкли ассоциировать большой размер с медлительностью. Дирижабли, киты, тот же Десятихвостый - габаритные вещи обычно движутся неспешно. Однако всё не так просто. Одним шагом гигант преодолевает огромное расстояние, так что можно сказать, что он двигается быстро. Суждение о том, что мелкое создание с лёгкостью сбежит от крупного, тоже ошибочно. Гигант занёс ногу над Канкуро. Одна его ступня по размером была сопоставима с крышей небольшого дома. Один удар - и кукловод в лепёшку. Канкуро трижды удалось увернуться в прыжке от пытавшегося его раздавить противника, а на четвёртый раз кукловод сменил тактику и подпрыгнул ввысь. Достигнув колена великана, он поставил себе цель добраться до самого лица. Любой Джонин умеет первоклассно скакать по веткам деревьев как в густом, так и в редком лесу, у гиганта же удобных точек опоры было гораздо меньше, но Канкуро продолжал подъём. Но техника Бога Молнии не была единственной способностью великана.
"Господин Канкуро! "- у Амаги не было сил кричать вслух, поэтому полный ужаса вопль раздался у него в голове.
Как только кукловод коснулся колена гиганта, приводившее его в движение электромагнитное поле подействовало и на него. Канкуро разлетелся на куски.
Великан расхохотался. Вся его защита целиком являлась идеальным оружием, уничтожавшим любого, кто попытается к ней прикоснуться. Видимо, гигант не привык проигрывать. Поэтому Канкуро расхохотался вслед.
Кукловод показался не сразу. Какое-то время единственным свидетельством его существования оставался звучавший в воздухе смех. Тот "Канкуро", которого разнесло на кусочки, обернулся рядом острых лезвий, полетевших обратно в сторону великана. С характерным звуком они пробили песчаное тело гиганта. На том месте, куда Канкуро по идее должен был упасть, лежал лишь его плащ. Простой трюк. Тот "Канкуро", прыгнувший на колено гиганта, был марионеткой, которую кукловод носил за спиной. В последний момент поменявшись с куклой местами, настоящий Канкуро нырнул вниз. Трюк действительно по сути своей был прост, важную роль сыграла тактика: выбор подходящего момента в совокупности со знанием слабых мест человеческой души. Неудивительно, что неопытный Амаги тоже пребывал в замешательстве, как и сам гигант. Ему было сложно следить за происходящим у самых его ног из-за колоссального роста. Вскрикнув, великан затрясся от боли. Амаги заметил, что гигант безуспешно посылал электромагнитные волны в нити чакры, это могло объяснить его полный боли вопль.
— Это он так не от лезвий, — проговорил Канкуро с улыбкой на лице.
Он выглядел как фокусник, успешно провернувший трюк на глазах изумлённой толпы. Кукловод говорил о системе транспортировки чакры в теле здоровяка. Краеугольным камнем любой техники был поток чакры, Канкуро удалось с невероятной точностью подсоединить свои нити чакры к его каналам чакры, таким образом сделав гиганта подобием живой куклы. Хоть у Канкуро и нет Бьякугана, который видит потоки чакры, ему всё же удалось нащупать у противника нужную точку. Их соперник, несомненно, был сильным ниндзя, просто не слишком удачливым.
Как только гигант рухнул, Канкуро послал трёх Чунинов схватить управлявшего им человека.
— "Бог Молнии" Каджура, Джонин-террорист из Деревни Скал арестован. — Объявил Канкуро, как только злодея заковали в кандалы. Было ясно без слов, что кандалы служили гарантией того, что пленник не сможет покончить с собой.
— Мы не убьём его? — недовольно спросил Амаги. — Он же убил трёх собственных учеников, при этом прикончив ещё десять мирных граждан!
— Правда? — Канкуро уже находился на стадии эмоциональной перегрузки от окружавших его смертей. На войне погибли сотни его товарищей-ниндзя. — Ты хочешь убить его, Амаги?
— Да.
— Хорошо, ты можешь убить его, — Канкуро вручил Чунину кунай, — только подумай, вернёт ли его смерть всех тех, кого он убил.
— Ну... Это...
— Как только ты убьёшь его, сам будешь убит. Мёртвый ниндзя не выдаст никакой информации, мёртвый ниндзя - просто бесполезное тело. Мне не нужны подчинённые, которые превращают полезное в бесполезное.
— Я не буду его убивать, — ответил Амаги.
— Хорошо. — На такой ответ Канкуро и рассчитывал. Если этот парень переживёт ещё пару-другую сражений, то из него выйдет отличный ниндзя. — Если честно, Амаги, я тоже с радостью прикончил бы его.
— Господин...
— Он террорист-наёмник, на его счету множество смертей, более ста маленьких девочек, такого нельзя оставлять в живых, согласен. — Канкуро смотрел на пленника. Глаза Каджуры были завязаны на случай, если у него припасено Додзюцу. — Но если мы убьём его из ненависти, то будем ничем не лучше.
— Ниндзя терпеливы... — пробормотал Амаги.
— Именно. — Ответил Канкуро, широко улыбаясь. — Ладно, пора возвращаться! Вы, ребята, сегодня отлично поработали, это нужно отпраздновать! Гора жареной баранины, я угощаю!
— Ооо! — молодые ниндзя восторженно заохали.

— ... А теперь я представлю вам результат операции по захвату Каджуры три дня назад. Допросом было выявлено, что за ним стоит могущественная организация, так что мы готовимся к крупному аресту. Взятие Каджуры под стражу будет вынесено на обсуждение Пяти Каге. — Гаара закончил чтение длинного рапорта для старейшин.
Пусть Казекаге и является лидером деревни, рядом с ним действуют не менее влиятельные люди. Это члены ложи старейшин - потомков тех, кто некогда основал селение. Гаара не мог принять важное решение без их вмешательства, на еженедельных собраниях ему приходилось докладывать о важных происшествиях и решать проблемы сообща.
— Всё идёт своим чередом, Казекаге, у нас нет причин беспокоиться, — сказал один из старейшин.
Морщины кивавших старейшин стали ещё глубже.
— А теперь, после твоих слов... — Эбизо, глава старейшин, приветливо улыбнулся сидевшему напротив Гааре.
"До тебя так долго доходило что ли?" - возможно, так бы ответил старейшине Узумаки Наруто, друг Гаары. Но Казекаге ссориться с ложей не хотелось.
— Сменим деловой стиль разговора на милую беседу с дедушками и бабушками, как тебе такая мысль?
— Я согласен.
"Милая беседа - это ж мой конёк, ага" - подумалось Гааре.
Теперь старейшины собирались обсудить настоящую причину сегодняшней встречи. Все новости, о которых Казекаге отчитывался ложе, уже были известны старейшинам, и всё это выглядело не более чем разогревом перед обсуждением более насущных вопросов. То, как старейшины заполучили Казекаге в "личное пользование", было ещё одним доказательством их власти, в то же время демонстрировавшим всю абсурдность сложившихся обстоятельств. Иногда Гаару просили помочь неудачливому Генину, внуку очередного старейшины, познакомив его с Чунином, который даст Генину пару наставлений. Иногда намекали на затруднённое из-за заносимого песка движение на дорогах и просили поговорить с феодалом. Но это ещё ладно. Хуже всего становилось, когда они начинали давать запросы уже как ниндзя. Например: "Для моей техники нужен особый кактус, который вырастает раз в тысячу лет, но я слышал, что в Стране Снега есть такой, достань мне его". Или так: "Ниндзя из Скрытого Дождя украли у нас свиток, мы не хотим шумихи, так что будьте так добры, Казекаге, оправдайте своё имя и разберитесь с этим тайно". А то и вообще: "Повысь финансирование медикам и поставь на пост моих родственников-Джонинов". В общем, все видели в Гааре собственную выгоду и действовали из личных соображений. Едва став Казекаге, Гаара внимательно слушал все их просьбы, а затем нашёл способ игнорировать их. Продолжи он и дальше беспрекословно служить старейшинам, плакало его положение на мировой арене. Словом, Гааре было не до шуток. Задумавшись о своей судьбе, он начал концентрировать чакру.
Некоторые ниндзя имеют способность направлять чакру в голос, тем самым подчиняя слушателей своей воле, погружая их в подобие гипноза. Эта сила помогала как в бою, так и на совещаниях.
— Значит так, Гаара...
— Да?
— Ты уже взрослый, тебе двадцать.
— Да...
— Ты многого добился, чего ещё следовало ожидать от гениального ребёнка, прозванного Пустынным Гаарой! — сказал сидевший рядом с Эбизо Тоджуро и засмеялся.
В последнее время Эбизо испытывал недомогание, поэтому назначил Тоджуро своей правой рукой в ложе. Эбизо стремительно старел, после отставки как ниндзя его мышцы ослабли, а седые волосы начали постепенно выпадать. Но дальновидности ему всё ещё хватало.
— Гений, которого порвали и развеяли по ветру во время атаки на Лист! Видимо, даже обезьяны время от времени падают с деревьев.
— Мне неловко поднимать на обсуждение эту тему.
Прежний Гаара в клочья бы их порвал, но он изменился.
Казекаге понимал, что мир людей держится на общении друг с другом, от правильных слов зачастую многое зависит, поэтому он не собирался бросаться на каждого встречного, а предпочитал договариваться с людьми, жившими в мире, который так любили его мать и Наруто.
В итоге всё, что смог сделать Гаара, это виновато опустить голову. Старейшины долго тянут с предисловием, что у них на уме? Выражения на их лицах не были похожи на недовольные, скорее спокойные, умиротворённые. Казалось, будто они давно что-то между собой решили, только Казекаге спросить забыли.
— Двадцать - хороший возраст.
— Знаю.
— И поэтому, Гаара, — Эбизо по-детски улыбнулся, — тебе следует жениться.
— Э-эм..?!
"Как-то глупо сейчас прозвучал мой собственный голос" - подумал Гаара.
Его будто бы ударили в слепое пятно, задели нечто за пределами его сознания. Человек не владеет полным обзором на 360 градусов, однако при этом может, скажем, обнаружить крадущегося товарища или играющего у ног котика. Всё благодаря человеческому сознанию, предчувствию того, что не доступно зрению. Ниндзя до совершенства оттачивали интуицию, пробуждая нечто вроде шестого чувства и ощущая всё происходящее вокруг. Тут главное догадаться, представить то, что не видишь и не чувствуешь. А если не выходит, то это самое настоящее слепое пятно. Вот и Гаара совершенно не был готов к такому повороту. Если бы Эбизо умел наводить иллюзии, Казекаге бы помер в схватке. Холодный пот пробежал у него по спине. Обычный человек на его месте тут же свалился бы в обморок, но Гаара был ниндзя до мозга костей. Он просто не был готов.
— При всём уважении, почему я?
— Ты не знаешь?
— Это как-то связано с моей сестрой Темари?
— Да, — кивнул Эбизо, — слушай внимательно. У прошлого Казекаге родилось трое детей: Темари, Канкуро и ты, Гаара, Джинчурики, ставший Казекаге. Думаю, ты осознаёшь, какая у тебя родословная.
— Да...
Значительную роль в мире ниндзя играет наследственность. Это не значит, что ниндзя без рода и племени обязательно слабак, но в крупных кланах силачей по обыкновению находилось больше. К примеру, почитаемый клан Деревни Скрытого Листа Сарутоби знаменит на весь мир всего одним ниндзя, который занимал пост Третьего Хокаге. В кланах сквозь поколения передавались секретные техники, что уж говорить о кланах с улучшенными геномами.
— Дело даже не в продолжении родословной, ребёнка всегда можно усыновить. Всё крутится вокруг кровных уз.
— Деревня держится на узах между кланами.
На это Гааре нечего было возразить. Вставит слово поперёк - на него накинутся с осуждением. Так что он просто сидел и слушал. Прямо как послушный внук.
— Вот мы и подошли к самому главному. Темари выходит за Шикамару из клана Нара, это хорошая партия и ещё одна причина, по которой мы сегодня собрались.
— Вот только нам совсем не хочется, чтобы вы с Канкуро остались несчастны, — вмешался другой старейшина по имени Иканаго, сложив веер мощным хлопком о колено. — Представь, что ребёнок Темари и Шикамару окажется единственным наследником родословной Казекаге.
— Я понял, к чему вы клоните, — наконец подал голос Гаара. — Хотите воспитать здесь ребёнка, чтобы он продолжил династию Казекаге?
"Ну и мерзость же я сейчас ляпнул" - тут же мелькнула мысль в голове Гаары.
С детства он был проклят на жизнь в качестве инструмента отца и деревни и никак не мог допустить повторения истории с ещё не родившимся ребёнком сестры. Кресло политика делает человека могущественным, но в то же время одиноким.
— И если всё сложится таким образом, — продолжил Гаара, — то род Нара сможет влиять на политику Песка, наше селение чрезвычайно сблизится с Листом, и тогда... Вы ведь этого боитесь?
— Всё так.
— Но по традиции старшинства вам следует сначала женить моего брата Канкуро. — Говоря это это, Гаара не хотел создавать брату проблем.
Канкуро был мягок и за словом в карман не лез, он легко находил общий язык с подчинёнными, чего не доставало Гааре. Всякий раз, как он пытался следовать примеру брата, ничего хорошего не выходило.
— Конечно же ты не Канкуро. Ты - это ты. Я вот тоже не Канкуро! — сказал когда-то давно Наруто и рассмеялся. — Если уж делить окружающих на два типа, то это те, кто веселится с тобой и те, кто прикрывает твою спину. Ты для меня однозначно второй.
Эти слова могли быть просто повседневным выражением Наруто, но для Гаары они оказались спасением. Узумаки понимал его как друга и мог сделать счастливым. Но Наруто далеко, а здесь уважаемым человеком в деревне и достойным женихом был Канкуро.
— Мы согласны с твоим мнением, но Канкуро уже отказался.
— Оу... — повисла пауза, и Гаара осознал, что братец попросту спихнул все заботы на него.
Всё же Канкуро был ветреной персоной. Пусть братья были похожи внешне, старший имел собственный камуфляж и собственный нрав. Он терпеть не мог привязываться к чему-то, поэтому когда Гаара и Тоджуро решили поставить его во главе антитеррористической кампании, потребовалось немало времени на уговоры.
— Он считает, что жениться раньше Казекаге было бы дурным тоном, а в этих словах есть доля логики.
— Понимаете ли... — заговорил Гаара.
— И это ещё не всё. Приближённые феодала разочарованы тем, что ты до сих пор холостяк и без наследника.
— Вот видишь, Гаара, — в пожелтевших глазах Эбизо мелькнул проблеск теплоты, — дело не только в политике и Джинчурики. Мы обрекли тебя на суровую жизнь, мы же хотим дать тебе семью, сделать тебя счастливым.
Гаара избавился от своей ненависти к отцу. На Четвёртой Мировой им довелось встретиться, тогда призванный Четвёртый Казекаге рассказал сыну о том, что мать любила его.
— Пойми, Гаара, все в деревне и даже твои друзья за её пределами желают тебе лучшего.
— Пару тебе уже подобрали. Она хорошенькая, вот увидишь.
Они достали фото. Было ясно, что Гааре уже не отвертеться. Ниндзя не отмахиваются от смерти и не вопят ей в лицо, ниндзя твёрдо глядят в него и думают о том, как жить дальше.
— Понятно... — холодный пот заливал лоб Казекаге.
Просто ещё одна миссия, разве что методы другие.
— Я с уважением принимаю предложение о браке и прошу назначить дату церемонии, а также установить связь с другой стороной, — он вложил последние силы в эти слова.

Глава 2 - Хакуто


Ниндзя терпеливы даже в самых экстремальных ситуациях.
Ниндзя терпеливы. Так говорят.
Но бывают и те, кто никогда не берёт слов назад и называет это своим путём ниндзя. Ниндзя, связанные своими обетами.
Кто же прав?
Человек не знал. Если бы его спросили, он бы ответил, что не стал бы жить в мире, в котором не может найти себя. Даже если ему придётся сойти с пути терпеливости.
Он бы сделал всё, чтобы быть уверенным в сохранности собственных идеалов.
Такой человек был.

Свидание молодожёнов должно было состояться в престижной гостинице возле оазиса в форме полумесяца неподалёку от деревни. Сам оазис был местом ярким и пёстрым, собравшим вместе всех богачей в округе, мечтавших об облагораживании пустыни, привлечении туристов и налаживании игорного бизнеса, возможностей наладить который в самом Скрытом Песке не представлялось. Ни ниндзя, ни феодалы, в общем-то, отношения к этому не имели. Словом, идеальное место для свидания. Само собой, деревня позаботилась о том, чтобы номер забронировали заранее. Для таких случаев, когда лидеру Песка нежелательно было показываться на глаза широкой толпе, существовала подставная корпорация, через которую и производилась оплата подобных счетов.
Новое поле боя для Гаары.
Тесный и неудобный. Таково было мнение Казекаге о костюме, который он впервые надел.
— Просто потерпи. Всё это свидание как-никак, — говорила ему старшая сестра затягивая галстук на шее. — Ладно? Ты сегодня гость почётный, никто лучше тебя не оденется, ты ведь понимаешь, что это значит?
— Да...
На важных встречах человек в первую очередь показывает лицо своей семьи. От подобного мероприятия даже Каге не имеет права отказаться. "Пятый Казекаге, а выглядит как неопрятная деревенщина" - подобные слухи плохо бы отразились на статусе деревни. А если об этом услышит кто-то из ниндзя Песка, то обязательно полезет в драку с тем, кто распускает такие слухи, чтобы защитить честь своего правителя. Если так подумать, какое вообще дело ниндзя - специалистам по диверсиям и шпионажу - до каких-то слухов? Однако как раз таки от ниндзя обычно жди сюрпризов.
Встречи ниндзя зачастую проходили без посторонних глаз. Таким образом, по человеку нельзя было определить, как много миссий он выполнил или как хорошо сражался, но определённая репутация за ниндзя всё равно закреплялась. А репутация напрямую определяла судьбу.
Ведь тот же феодал судит о ниндзя по его репутации, ведь другие показатели ему недоступны. К тому же, каждая деревня надёжно охраняла свой список сложности миссий и перечень внесённых в книгу розыска.
Вернёмся к главному. Костюм был неудобный.
— Всё нормально, Темари. Я могу затянуть галстук самостоятельно.
— Да? — девушка прищурилась. — Ты же знаешь, какой узел нужно завязать?
— Узел?
— Так вообще-то галстуки и завязывают! — Темари ещё туже затянула узел. — Повторюсь, ты тут гость почётный и не имеешь права показываться с кривым галстуком. Его нужно выпрямить и выгнуть, вот так... Шикамару тоже не понимает всех этих тонкостей. Странные вы, мужчины. Всё, готово!
Гаара не понял, чего именно он не понял, тем более до него не доходило, чему сестра так радуется - Темари удовлетворённо разглядывала результат своих трудов на шее Казекаге.
— Шёлковый платок в нагрудном кармане не помешает. Всё же шёлк - один из важных ингредиентов для противоядий. Но тебе это никак не пригодится. Вот на что сейчас стоит обратить внимание, так это на мельчайшие складочки платка.
— В них какой-то тайный код?
— В них какой-то этикет! — Темари положила ладони на плечи Гааре и развернула брата к большому зеркалу.
Теперь он понял.
Наряд выглядел странно, но вне всяких сомнений разительно отличался от его повседневной одежды. Стройные изгибы его фигуры подчёркивала редкая тёмно-синяя материя, заказанная из-за рубежа и придававшая Казекаге особый лоск. Его кожаные ботинки были начищены до блеска. Под подошвой располагались металлические пластины. Манжеты и булавка на галстуке были выполнены в форме маленьких сюрикенов, но это ничуть не портило общей картины. В общем, теперь он выглядел по-человечески.
— Думаю, можем выдвигаться, — кивнула довольная Темари. — Возможно, это последнее проявление моей сестринской заботы к тебе, так что постарайся не думать о боли.
Позитивный настрой Темари успешно передался Гааре.

Ему пришлось поздороваться с таким количеством людей, будто Гаару с головой накрыла самая настоящая человеческая волна или армия Зецу. Когда Казекаге наконец улизнул от всеобщего внимания, то устало прикрыл глаза. Хоть это и не было запланированное свидание, а всего лишь праздничный банкет, Гаара всё равно волновался. Деревня Скрытого Песка находится посреди пустыни, не станет же вторая делегация преодолевать такой путь ради одного лишь свидания да скверной погоды. Поэтому было решено провести три мероприятия, из которых два банкета до и после свидания.
— Господин Гаара, какое мероприятие!
— Если Казекаге поженится, то будет что отметить!
— А будет ещё какое-нибудь торжество помимо свадьбы?
Знакомство с гостями вылилось в настоящую головную боль для Гаары, на выручку пришла его идеальная память, благодаря которой он запомнил в лицо каждого приглашённого, и тактичность, позволившая Гааре вежливо побеседовать с каждым, что тоже было непосильным трудом. Подумать только, здесь находились и те, которых его отец, Четвёртый Казекаге, в своё время привлекал к содействию в устранении собственного сына. Вопреки всему, Гаара выжил и теперь ходил от гостя к гостю с натянутой улыбкой. Завидев брата у барной стойки на другом конце толпы, Казекаге испытал облегчение. Канкуро не снял привычный колпак, зато надел смокинг, в котором смотрелся довольно непривычно.
— Эй, — позвал брата кукловод.
— Ага, — подошёл к нему Гаара.
— Неплохо выглядишь, — Канкуро пододвинул к брату рюмку.
Гаара взял рюмку и неуклюже чокнулся, но пить стал из собственного бокала, в котором был холодный чай.
— Как всегда ни капли спиртного?
— Алкоголь затуманивает разум, заплетает язык, да и на организм влияет плохо. Не понимаю, как ты это пьёшь?
— Ну вот так вот, — ухмыльнулся Канкуро, залпом осушив рюмку, — людям свойственно сознательно вредить себе.
— Что верно, то верно.
Гаара понимал и был достаточно взрослым, чтобы принять этот факт. Не ему осуждать иррациональность окружающих, ведь он сам когда-то желал смерти каждому встречному. Теперь он Казекаге и не может позволить эмоциям взять верх над рассудком.
— И вообще, распитие спиртного тоже часть задания.
— О чём ты?
— Вот, — Канкуро достал ещё одну рюмку и поставил перед братом.
Гаара поднёс её к губам. Вкус оказался ужасен. Почему Канкуро и остальные глушат это с таким удовольствием? Мерзость же. Желудок горит, горькое послевкусие - гадкий напиток, как ни крути. Может, это просто из-за неприязни к каштанам и их вкусу? Однажды ему попались противные пилюли, ещё был случай, когда на тренировке в рот набивалась грязь и трава, но это было гораздо хуже.
— Что, не нравится? — весело поинтересовался Канкуро.
— Не... не очень, — ответил Гаара.
— И не должно.
Гаара не сразу понял, что брат хотел этим сказать. Вдруг Канкуро соскочил со стула.
— Уже уходишь?
— Я заглянул оценить уровень безопасности и просто отметиться. Если всё в порядке, то мне здесь делать нечего, об остальном позаботится Темари.
— Ясно. Будь здоров.
— И ты постарайся на славу, ловелас.
Братья долгое время не виделись и теперь наконец-то вдоволь наговорились. Это была самая длинная их беседа за последние полгода. Младший брат Казекаге, старший глава подразделения по борьбе с терроризмом - им редко удавалось поговорить о чём-то кроме работы. Старшая сестра, которая скрепляла их семью, теперь редко появлялась в деревне, и теперь былые деньки, когда Троица Песка вместе выполняла миссии и действовала как одно целое, стали лишь приятным воспоминанием.
Ниндзя бегут сквозь тьму ночей. При необходимости им может понадобиться транспорт, но в основном ниндзя предпочитают пешие путешествия, ведь скорость их передвижения отличается от скорости обычных людей. Ниндзя могут прокладывать себе путь по бездорожью и преодолевать огромные расстояния без передышки. Ниндзя выносливее верблюдов и быстрее лошадей, пересечь пустыню для них проблем не составит. Отряд таких странников вёл Канкуро. Рядом с ним шёл Амаги, который уже оправился от полученных в последней битве травм. Их медики заметно преуспели в своём ремесле, всё благодаря сотрудничеству со Скрытым Листом. Секретные техники Пятой Хокаге принцессы Цунаде послужили на благо многим больным, в числе которых был и Амаги, излечившийся за несколько дней, несмотря на серьёзные ранения электричеством.
— Господин Канкуро, я всё же не понимаю, — заговорил Чунин.
— Не понимаешь чего? — Канкуро уже знал ответ, но всё равно спросил.
Окружавшая его молодёжь была чем-то обеспокоена. Знай он в чём дело, всё равно не показал бы этого.
— Так ли нужен этот роскошный пир?
— Всё должно быть на высшем уровне, мы же не хотим, чтобы о деревне сложилось плохое мнение, — ответил Канкуро.
— Деревня Скрытого Песка должна показать феодалам и прочим народам свою мощь! — гневно заявил Амаги. — Наши Генины погибают прямо в центре Страны Ветра с урезанным военным потенциалом, будто они одноразовые, а элита тем временем занята вот этим.
Никто из отряда Канкуро не возразил товарищу. Кажется, они разделяли взгляды Амаги.
— Как раз потому, что военную силу показать мы не можем, отыгрываемся на банкетах, — парировал кукловод.
— Только произведёт ли это должное впечатление на феодалов?
Вопрос не из лёгких.
Ниндзя спасли мир, славная победа. Но Амаги и остальные ещё молоды, они не видели настоящей битвы, а лишь брали пример со старших, которых уважали - с Гаары и Канкуро. И глядя на то, что стало с целой страной, молодёжь считала, что усилия старших в войне не были вознаграждены по достоинству. Или причина недовольств крылась в другом - в мирное время юноше-максималисту труднее заполучить боевую славу.
— У нас есть своя задача, мы - антитеррористический блок, разыскивающий Отступников, пусть поиском пропавших питомцев и очисткой домов феодалов занимаются другие.
— Но почему мы должны подлизываться к феодалам? — слова Амаги давались Канкуро тяжело. — Я слышал, что ниндзя вполне способны манипулировать феодалами и самостоятельно управлять страной.
— Политику мы оставляем феодалам, таково правило ниндзя. Если мы погрязнем в политике, богатстве и удовольствиях, то уже не будем зваться ниндзя.
— Я лишь следую учению Мудреца Шести Путей, которое близко моему сердцу, — сказал Амаги.
Между использующими чакру ниндзя и самураями есть различие в её получении, в разной трактовке учения Ниншуу. Самураи идеализировали и чуть ли не поклонялись чакре, связывая её с духовным миром человека, ниндзя же рассматривали чакру более материально и использовали её для собственной защиты.
— Разве это правильно, что в стране ниндзя правительство не следует пути ниндзя? — спросил Чунин.
— Амаги, — тон Канкуро резко понизился.
Открытая критика.
Такова политика Гаары. Он считал, что если не позволять людям открыто критиковать себя, то за молодым Казекаге никто не пойдёт из-за его тёмного прошлого. Так граждане смогут выпустить пар, а сам Гаара исправит что-то, чем они не довольны, повысив уровень жизни. Но у Канкуро были свои пределы восприятия критики.
— Гаара не из тех, кто берёт слова назад. Он борется за благополучие деревни, это факт.
— Мне известно это...
Всё действительно так и было.
Амаги и остальные верили в Гаару, можно сказать, благодаря ему они и решили стать ниндзя. Пятый Казекаге был кумиром молодёжи, способным принести что-то новое в устоявшуюся систему деревни, которой долгое время заправляли старики. Их недовольство можно понять, ведь Гаара продолжал прогибаться под старейшин. Ну и привереды же эти дети.
— Господин Канкуро, вы рискуете жизнью, защищая нас, вы наш лидер.
Эти слова ещё более тяжким грузом легли кукловоду на сердце. Амаги не подлизывался, его слова были полны искренней веры. Это и беспокоило Канкуро. Он уже позабыл те дни, когда единственной заботой являлось выполнение миссии.

Поверхность оазиса освещалась лунной дорожкой. Отражение светила мерцало на водной глади, источая холодный свет. Гаара наблюдал за луной с крыши своих апартаментов. В конечном итоге любовью к спиртному он так и не проникся, да и весь день выдался сумасшедшим, так что расслабиться Казекаге не мешало бы. Впрочем, сейчас неплохо бы немного поработать...
— Ты с ума сошёл? — вопль Темари отбил у него это желание. — Слушай сюда. Свидание - показатель того, как ты будешь вести себя в семейной жизни. Нельзя ни в коем случае заикаться о работе, ты понял?
Лекция сестры выдалась долгой, и Казекаге решил, что сваливать работу на других не такое уж плохое занятие.
Гаара имел абсолютную защиту. Он мог сойтись в битве с целой армией врагов и выйти невредимым. Раньше Гаара не колеблясь причинял другим боль, теперь же всё наоборот. Теперь он испытывает боль от того, что не имеющие его абсолютной защиты получали ранения. Может, это было своего рода высокомерием. Но всё же, когда Гаара посылал кого-то на верную смерть, а сам оставался в безопасности, ему становилось невыносимо больно.
— Вот ты где, Гаара.
Мало кто зовёт Казекаге по имени. Одним из немногих был ниндзя средних лет, возникший перед Гаарой в воздушном вихре - Баки. Его можно было сравнить с пустынным гранитом, годами обдуваемым ветрами, но сохраняющим свою стойкость.
— Что-то случилось, Баки?
Баки был наставником Гаары, когда тот ещё только-только стал Генином. Теперь же формально Баки - подчинённый Казекаге, но в душе он всё тот же наставник и опекун. Вот почему им не требовалось каких-либо долгих официальных приветствий. Учитель и ученик, товарищи по оружию.
— Почему Канкуро назначил меня ответственным за безопасность, а сам вернулся в деревню?
— Мне он сказал, что с самого начала собирался уйти, — удивлённо ответил Гаара.
— Я слышал, что Канкуро собирался лично проконтролировать некую тайную встречу Казекаге, а затем получил извещение о его замене на меня.
— Странно всё это...
Таких ситуаций не предвидеть.
— Мне послать за Канкуро и вернуть его?
— Уже поздно, мои люди прибыли сюда в полном составе и заступили на дежурство. Возможно, система охраны дала сбой, вот и вышел такой конфуз.
— Пока в охранной системе творится невесть что, и командиры меняются один на другого, мы все подвержены риску.
— Или же это может быть ошибка в узле связи, — Баки говорил всё как есть, без особого оптимизма и не пытаясь выгородить Канкуро.
Много взрослых ниндзя погибло на войне, и теперь пропасть между юными жителями деревни и стариками стала ещё шире. В результате число опытных специалистов в той или иной области заметно сократилось. Одна ошибка в цепи, где всё взаимосвязано, порождает другую, пока всё не погрузится в хаос. К сожалению, все люди совершают ошибки, поэтому, прогнозируя что-либо, необходимо учитывать и такую возможность.
— Это может быть случайная ошибка, Баки. А может быть и крупный сбой в одной из общественных структур...
— Ну класс.
— Под "тайной встречей" подразумевалось свидание, его уже поздно переносить. Поэтому я попрошу усилить охрану и расследовать этот случай, — Гаара колебался. — Попросите помощи у Листа, а также мне нужно видеть Темари.
— Понял, — сказал Баки и исчез.
Какое-то время Гаара стоял на месте, проводя ладонью по сосуду, который носил за спиной, что-то беззвучно бормоча одними лишь губами.

Мягкая занавеска отодвинулась, и показалась девушка столь прекрасная, будто сам ветер принял человеческий облик. Она была невероятно красива. Довольно скудное описание, однако словарный запас Гаары был весьма ограничен.
— Я Хакуто из рода Хоуки.
Её ниспадавшие на плечи чёрные волосы блестели подобно жемчугу. Издалека её кимоно могло показаться простеньким и аккуратненьким, но при более близком рассмотрении становилось заметно высочайшее качество материала, меж тканей расшитого жемчугом. Её кожа была светлой, но не бледной, фигура стройной, но не тонкой, она была в форме, но не накаченной.
Словом, красавица.
Таким было первое впечатление Гаары. Ни о любви, ни о большем пока помыслов не было. Чистый взгляд на вещи без предрассудков. Лицо Хакуто с минимумом макияжа выглядело подобно сияющей золотистой лилии. В ней идеально сочеталось всё.
Род Хоуки продолжался по женской линии, поэтому невесту окружали в основном родственницы в возрасте, не хватало только одной. Оба её родителя погибли на войне. Гаара был практически в том же положении, что и она. Единственным присутствовавшим гостем со стороны жениха была Темари. Казекаге настоял на минимальном количестве посредников.
— Я Гаара, наследник титула Казекаге.
— Надеюсь, мы подружимся.
— А, ага!
Они сидели в отдельном блоке ресторана у окна с чудесным видом на озеро. Гаара впервые находился напротив такой прекрасной девушки при такой прекрасной обстановке. С чего бы начать? Итак, она медик. Медики крайне важны на линии фронта, но до уровня Гаары ей далеко, всё же в ближнем бою медики слабы. Харуно Сакура из Листа была исключением.
Другое дело - стоявшая позади Хакуто девушка в толстенных очках. Её манера речи и поведения выдавала в ней куноичи минимум ранга Джонин. В окружении стариков Гаара и Хакуто оказались не единственными молодыми - их телохранители тоже были примерно равны по возрасту.
В любом случае, разница в навыках ближнего боя свадьбе не помеха. Подумав об этом, Гаара почувствовал, как краснеет. Он наконец осознал, что девушка перед ним станет его супругой. Конечно, если свидание пройдёт хорошо.
— Что ж, давайте оставим молодых наедине, — сказал кто-то из стариков, и все они дружно встали.
Кажется, к Темари это тоже относилось. Проходя мимо, она шепнула ему на ухо так, чтобы никто не услышал:
— Женщины рода Хоуки никому не показывают лица без косметики кроме тех, за кого собираются выйти.
Поймав на себе удивлённый взгляд брата, она обняла его за шею.
— Какой же ты дремучий, а! Радуйся, у тебя есть шанс!
— Оу... — всё, на что хватило Гаары.
Сидящая напротив Хакуто мило улыбнулась.

В древние времена ниндзя делились на два типа: Юнины, работавшие в открытую, и Иннины, которые действовали под прикрытием. Первые разрабатывали стратегии и служили связными на поле боя, их козырем служил интеллект. Вторые проникали на вражескую территорию и устраивали диверсии, иногда захватывая разведданные, которые могли послужить им на благо. Когда люди задумываются о тактике ниндзя, на ум приходят эти два класса. Юнины только лишь взглянув на новость о крупной закупке металла в обычной газете могли определить, сколько кораблей собирается строить враг. Среди них находились и хорошие дипломаты. На миссиях рангов A и B часто приходилось вести переговоры с феодалами или требовать освобождения заложников. А бывало и так, что посланные феодалами дипломаты на самом деле оказывались шпионами. Тогда ниндзя умели разграничивать работу и личную жизнь. Теперь же Гааре грозил брак по расчёту, и он понятия не имел, с чего начать разговор с сидящей напротив красоткой.
В Деревне Скрытого Песка найдётся множество девчонок, которые обожают Гаару. Тем не менее, у него никогда не было девушки, в основном благодаря избавлявшейся от нежелательных поклонниц брата Темари, да и попросту статус Казекаге ставил Гаару выше остальных. Да и если так подумать, ни его поклонницы, мечтавшие о нём лишь как о далёком кумире, ни он сам не хотели никаких отношений. Вот почему на протяжении целых пяти минут Гаара молча сидел напротив Хакуто и думал, с чего же начать разговор. Всё складывалось как нельзя плохо. Если это было полем боя, то его молчание неумолимо приближало Гаару к поражению. Ниндзя, морально загоняющие себя в угол, долго не живут. Это хорошо было известно Гааре. И он, и его партнёрша опустили головы не в силах что-либо произнести. Темари дала брату столько советов, но как только дошло до дела, все наставления сестры вылетели у Гаары из головы. Его разум разрушался, но это не было вражеской иллюзией. Что-то другое, что сильно его тревожило. Но ведь Гаара ниндзя. И не просто ниндзя, а Каге - высший ниндзя. Вспомнив методы внутренней концентрации, которые Казекаге часто практиковал, он заставил себя успокоиться и заговорить.
— Ну так... Чем ты увлекаешься?
Вопрос настолько затёртый, что задать его мог самый неоригинальный человек в мире, за которого Гаара вполне мог сойти. Но также, наблюдая за Наруто, Гаара уяснил, что порой внезапная обыденность может переломить ход битвы.
— Я люблю читать, ещё немного играю на арфе. А ты?
— Выращиваю кактусы.
— Болванище, — прозвучало тихое бормотание Темари, следившей за происходящем через отверстие в потолке. — У твоей банальности вообще есть границы? Ты забыл про часть с комплиментами? А как же выслушать собеседника и произвести впечатление заинтересованности? Сначала Шикамару, теперь Гаара, почему окружающие меня мужчины вечно застревают на таких вот моментах?
На самом деле Темари полагалось беседовать с представителями Хакуто, но слинять от их скучной компании было проще простого. Происходящее в ресторане вызывало куда больший интерес.
— Кактусы? — спросила Хакуто.
— Ну да, кактусы. Поначалу я растил их в горшках, а теперь подумываю пересадить в парники.
Темари, отчаявшись, повесила голову. Как можно говорить только о себе? Нужно дать собеседнику выговориться! Этому ведь она учила Гаару!
Однако.
— Я никогда не выходила за пределы деревни, — произнесла Хакуто, — так что не знаю, могут ли кактусы расти и без помощи человека?
— Кактусы растут и в пустыне, это верно, но для лучшего прорастания им нужна почва, — ответил Гаара. — Они запасают воду в себе, но этих запасов зачастую не хватает, поэтому для комфортной жизни растений многие люди за ними ухаживают.
— О, я всегда думала, что кактусы могут расти и без полива, — удивилась девушка.
— Я тоже так думал и стал замечать, что без полива они сохнут. Недостаток влаги сушит почву, в сухой почве корни быстро умирают. Вот почему её следует увлажнять. Много поливать тоже не стоит, иначе корни сгниют... Прошу прощения, я что-то заговорился о себе.
— Нет, всё в порядке, — Хакуто искренне и непринуждённо хихикнула. — До нашей встречи я слышала о страшном "Гааре Песчаного Водопада", как прозвали тебя у нас, вот и считала, что просто так таких прозвищ не дают. Выходит, я ошибалась, после рассказа о кактусах моё мнение о тебе резко переменилось.
— Чего-о-о? — Темари была ошеломлена, затем опомнилась и радостно взмахнула кулаком.
"Давай, так держать, продолжай!" - мысленно подбадривала она брата. Выражение её лица напоминало лицо наблюдавшего за турниром по боевым искусствам. Здравым смыслом всё ещё не пахло, но теперь разговор складывался куда лучше.
— Сама я никогда не видела, как цветёт кактус. А он правда цветёт?
— Да, — Гаара извлёк из сосуда за спиной песок, который принял форму кактуса с невероятной красоты цветком на нём. — Вот так выглядят цветы на моих кактусах. Бывают кактусы, которые цветут раз в двадцать лет, но я предпочитаю те, что расцветают примерно раз в год.
— И правда очень красиво.
— Спасибо, — как и любой садовод, Гаара испытал гордость за свои кактусы сродни той, что испытывают родители к детям.
Ей он улыбался так же, как когда-то улыбался Яшамару.
— Как только бутон распустится, кактус уже нельзя пересадить в другой горшок, ведь тогда... — продолжил Гаара.
— Ты ведь на самом деле добряк? — перебила его Хакуто.
— Добряк? — это определение ему не подходило.
Учитывая его прошлую ненависть к окружающему миру, Гаара уже свыкся с мыслью, что за всю его дальнейшую жизнь никто не назовёт его добрым. Однако вежливая девушка из рода Хоуки, никогда не покидавшая родного селения, не знала об этом. Впечатление о человеке формируется в настоящем, а не складывается из воспоминаний о прошлом. Причина, по которой некоторые люди побаивались его, крылась в жестоком прошлом. Так что ничего странного не было в том, что Хакуто, узнавшая его только сегодня, назвала его добряком. Это не могло не радовать Темари.
— После того, как ты стал Казекаге, повседневная жизнь в нашей семье стала гораздо спокойнее, — сказала Хакуто. — Наш род специализируется на медицине и разведке, нас можно назвать действующими из-за кулис. И никто из нас ещё ни разу не заседал в правительстве деревни. Тебе известно, почему?
— Да, — ответил Гаара. — Я слышал, что ваш клан перебрался из Деревни Скрытого Листа под крыло к Скрытому Песку.
Вот почему выбор Тоджуро пал на клан Хоуки. Они годы доказывали свою верность и пользовались нейтральной репутацией у других крупных семей, при этом не влияя на политику.
— Именно. Из-за нашего проживания на границе стран Ветра и Огня нашему роду приходилось несладко, нас использовали и не допускали к власти.
— Ты преувеличиваешь, Скрытый Песок использовал положение вашего рода только в самых крайних случаях.
И это действительно было так.
Гаара делал всё ради укрепления позиций своего селения на мировой арене, что приносило свои плоды.
— Даже если так, я давно мечтала повстречаться с тем, кто так охотно пользовался нами.
— Неужели?
Вроде бы обычная беседа, но на душе у Гаары было неспокойно - чувство доселе неведомое терзало её. Перед ним был ещё один результат его политической карьеры.
Наполнившая сердце радость была сродни той, что Гаара испытал, увидев, как впервые расцвёл его кактус.


Глава 3 - Лунный свет


Он продолжал терпеть.
Ради семьи, ради будущего своего рода.
Он думал, что брак по расчёту не принесёт ему счастья, но этот путь он обязан был пройти, будучи ниндзя.
Однако возникшая перед ним тень была так прекрасна, так притягательна.
Он завидовал тени, которая имела всё, что он желал. И эта зависть разбивала ему сердце.
Тогда он перестал терпеть.
Эта тень звалась Казекаге.

Внезапно раздался взрыв. Гаара машинально вскочил на стол, расставил руки и повалил Хакуто на пол, прикрывая собой.
— Пригнись и ничего не говори! — Тот, кто недавно стеснялся заговорить с девушкой, теперь крепко сжимал её на полу.
Примерно на двести метров западнее что-то рвануло... Возможно, это был отвлекающий манёвр, но что если второй взрыв произойдёт уже внутри? Гаара извлёк из своего сосуда песок, создавая из него подобие щита. Не столько ради себя, ведь у него есть "абсолютная защита", скорее ради Хакуто, которая рисковала пострадать от ударной волны.
— Это теракт? — спросила девушка.
— Похоже на то.
Хакуто слегка побледнела, но не запаниковала. Возможна, она обучена тому, как надо вести себя в подобных ситуациях, хотя в драку лезть она особо не рвалась. Её бледное лицо позеленело, Гаара буквально чувствовал исходящий от девушки страх. Баки и остальным нельзя идти в сторону взрыва, это может быть ловушка. Внезапная атака - преимущество атакующего, жертва никак не может в этом случае обернуть события в свою пользу. Все разбрелись кто куда и охраняли каждый свой участок, в то время как злоумышленник мог нанести удар в совершенно неожиданном месте. Будь на месте Гаары его теперь уже сводный брат Шикамару, он бы сравнил это с игрой в сёги с бесконечно широким полем, на котором вражеский король может ходить куда пожелает. Ещё хуже то, что ему известно местоположение всех фигур оппонента, поэтому свои фигуры он может расставить в самом неугодном для Гаары порядке. И самое ужасное в том, что Казекаге даже не знал, где находится этот вражеский король. Таково было их текущее положение.
Гаара не знал, за что браться в первую очередь. Его смятение было вызвано тем, что собственная защита Гаары была подарком его покойной матери, в то время как щит из песка действовал на его собственной чакре, которая пригодится Гааре в бою. Вполне возможно, что враг знает о его слабостях и о том, как можно обойти "абсолютную защиту". За прошедшую войну ниндзя многое получили, но многое и потеряли. Одним из таких утерянных аспектов были секреты секретных техник. Если ниндзя показывает свою технику направо и налево, то вскоре другой ниндзя придумывает стратегию того, как её можно обойти. Выходит, "абсолютная защита" не стала исключением.
— Я... — Гаара стиснул руку Хакуто в своей. Это движение нравилось ему. Возможно, потому что его мать или Яшамару делали так в прошлом. — Я обязательно защищу тебя.
Вокруг них возник песчаный барьер. В тот же миг из окна в их сторону полетел сюрикен.
— Я знал, что ты сделаешь это!
Гаара собрал чакру Ветра в ладонях, он чувствовал две фигуры по ту сторону окна.
— Не отходи далеко, — шепнул он Хакуто, которую держал левой рукой, и отскочил вместе с ней к ближайшей стене, правой рукой метнув сюрикен на девяносто градусов правее и выше окна. Раздался резкий возглас, а затем заалела кровь. Фигуры за окном обрушились. Это были отвлекающие внимание марионетки, Гаара с лёгкостью раскусил этот трюк. Казекаге пересёк комнату под своим песчаным щитом. Хакуто была лёгкая, нести её не составляло труда, проблема была лишь в том, что руки Гаары оставались заняты. Охрана так и не показалась. Вероятно, их уже перебили. Казекаге не боялся и не сердился, он просто принимал факты. Смерть - это смерть.

"Я потеряла бдительность!"
В темноте под потолком лежала связанная нитями чакры по рукам и ногам Темари. Единственное, чем она более-менее могла пошевелить, было левое плечо. Это можно было счесть наказанием за слежку. Из темноты раздался смех того, кто управлял нитями.
— Давай, попробуй освободиться! — он не скрывал своего местоположения, потому что был абсолютно уверен в своей победе. — Бойся и не прекращай стараться! Только знай, что эти нити содержат частичку чакры древнего гигантского паука. Чем яростнее ты пытаешься освободиться, тем больше чакры теряешь! Поэтому твоя ненаглядная Стихия Ветра тебе не поможет!
У Темари перехватило дыхание. Похоже, он не врал. Но этот гад ошибся, горделиво решив, что его противник - обычная девушка. Хотя находились и куноичи, презиравшие мужчин-ниндзя. В этом глупость обоих полов была примерно одинакова. И всё же у куноичи были свои преимущества.
— Тьфу, да убей ты меня уже и всё! — хмыкнула Темари.
Усилив голос потоком ветра, она была уверена, что враг её слышал. Как Темари и рассчитывала, враг приблизился - оставалось схватить его.

Скрывшийся под песчаным щитом Гаара и не подозревал о том, что его сестра прямо над ним. Да и в данный момент приоритетом была Хакуто. Не от того, что Казекаге не любил свою сестру, просто он верил в то, что Темари справится. Убедившись, что Хакуто жива, Гаара задумался, как выжить самому.
— Гаара... — девушка подняла влажные от слёз глаза на своего спасителя.
Ничего удивительного, бедняжка впервые увидела смерть своими глазами. Смерть на поле боя отличается от смерти на больничной койке. Тот, кто совсем недавно двигался, теперь неподвижно лежал с холодным выражением грусти на лице. Свидетель подобного невольно задумывался о том, что это может произойти и с ним. Тогда и появлялся страх. Страх смерти, усиливающий желание жить. Страх нёс в себе надежду, надежду на то, что завтрашний день наступит. Гаара знал многих, кто в прошлом потерял всё, ради чего стоило жить, поэтому они уже не боялись смерти. Если Хакуто боялась, то морально она ещё не пала духом. Но в целом ситуация была удручающая. Хоть Хакуто и была медиком, её навыки были близки к навыкам Генина, и Гаара боялся, как бы она не дала страху волю и случайно не поранилась.
— Заранее прости за это, — сказал Гаара, подпрыгивая к окну, напротив которого, как он рассчитывал, скрывался в засаде снайпер.
Оттолкнувшись от подоконника, Казекаге прыгнул. Под собой он увидел расплывчатые очертания гостиничного сада. Не самый лучший ход. Он был в ответе за девушку у себя на руках, при этом подставляясь под удар снайпера. Будь это экзаменом в Академии, Гаара бы заработал ноль баллов. Но зато он всё идеально рассчитал. Брошенный снайпером кунай пролетел мимо Гаары со сверхзвуковой скоростью, будто бы усиленный чакрой Ветра или Молнии. Если бы Гаара был обычным ниндзя, его голову продырявило бы насквозь, но песок из сосуда вовремя отразил нападение, а порыв ветра подавил ударную волну от изменившего направление куная. Пусть руки Гаары и были заняты, он всё ещё мог использовать отдельные печати. Упав на крону дерева, Казекаге изменил форму песка на подобие планера и взмыл прямо к снайперу. Он разглядел даже не одну, а две замаскированные фигуры на металлической балке, торчащей из недостроенного здания. Наверняка снайпера среди них не было, скорее это его эскорт. Гаара увидел панику, отразившуюся на их лицах, когда они заметили его приближение. Слишком поздно. Большинство убийц, привыкших атаковать скрытно, рассчитывают на смерть жертвы после первого удара и не рассматривают возможность контратаки. Гаара знал это по личному опыту, вспоминая, что случалось со всеми, кто совершал покушения на его жизнь.
— Закрой глаза, — сказал он Хакуто.
— Хорошо...
Спикировав вниз, он избавился от помощников снайпера с помощью песчаного копья. Кем они были? Как прожили свою жизнь? Почему желали смерти Гааре? Для него это уже не имело никакого значение. Задуматься об это могла другая его личность - Казекаге. Но сейчас он был тем, кто любой ценой хотел защитить девушку, которую держал на руках. Наивное стремление, знакомое всем, кто хоть раз влюблялся. Он был тем, чья воля оставалась непоколебима как ветер, дующий в выжженной пустыне. Снайпер обнаружил свою цель. Подул ветер. Вакуумная Волна была почти готова. Простая техника, создающая тонкую грань безвоздушного пространства и способная разрезать человеческую плоть в мгновение ока. Однако подобное суждение было применимо к обычному ниндзя. Песчаный щит с лёгкостью отразил вакуумный удар. Столкнись техника с обычным песком, щит бы мигом разлетелся, но этот песок был пронизан чакрой и, что важнее, душой. Песок Гаары в каком-то смысле был живым. Возникшая следом песчаная рука смела выдавшего свою позицию снайпера. У Гаары не было намерения убивать его. В конце концов, мертвецы не выдают тайн.
— Ты в порядке? — спросил Гаара всё столь же бледную Хакуто.
— Всё нормально... А ты?
— Я... — Казекаге нахмурился.
Он умолк, услышав, как приближается строительный подъёмник. Вскоре из него вышли двое молодых парней с одинаково зловредными ухмылками. На вид ничего особенного, вот только пахло от них кровью.
— Ты же Казекаге, верно? — спросил первый.
— А кто спрашивает?
— Я Конджики Эторо, со мной мой брат Конджики Меторо. Кажется, вы тут веселитесь, но мне, к сожалению, придётся попросить вас... умереть.
В глазах назвавшегося Эторо блеснула жажда убийства, которое он хотел свершить.

— Хех, дошло наконец? — из темноты раздавался приближающийся смех злодея.
Внизу Гаара разобрался с врагами, которые пытались пробить его защиту, и покинул комнату. Хоть его и застали врасплох, Темари не сомневалась в победе брата. Теперь ей следовало спастись самой.
— Пусть я и действую подобным образом, но мне ведомо милосердие, — сказал её противник.
Он был так близко, что Темари могла чувствовать его дыхание. Сейчас!
Девушка резко вывернулась в сторону единственной подвижной частью - левым плечом. Нити на её руке сменили своё положение. Этого было достаточно, чтобы Темари могла достать из кармана взрывную печать.
— Понеслась! — крикнула она и взорвала печать в собственной руке. Противник отпрыгнул, а чёрная от копоти избавившаяся от части оков Темари теперь могла двигаться более свободно. Её тело болело, но это было приятным подтверждением того, что она всё ещё жива. Когда ниндзя напал, куноичи, вновь вывернув левое плечо, высвободила правую руку, схватила веер и сильным взмахом смела противника порывом ветра. Правая нога всё ещё не двигалась, и тогда Темари, подскочив, повернулась вокруг своей оси и ещё одним взмахом веера уничтожила оставшиеся нити.
— А теперь моя очередь повеселиться! — сказала она, подозревая, что кроме нитей чакры у её врага не было других действенных техник.
Но в этом ещё надо было убедиться, а с её Стихией Ветра трудно развернуться в закрытом помещении. Темари бросила сюрикен, после чего взмахом веера увеличила его скорость. Это была техника Мерцающего Фейрверка. Сюрикен, словно метеор, с треском влетел в пол позади цели. Спрятавшийся за щитом из нитей чакры злодей понял её истинные намерения, но было слишком поздно. Отскочив от пола, сюрикен вонзился прямо ему в спину, поразив прямо в слепое пятно. Кровь засочилась из рухнувшего наземь ниндзя.
— Ну и ну, как же я выдохлась... — Темари понимала, что победа за ней, но она слишком ослабла, чтобы радоваться.
Перед глазами потемнело, очертания помещения начали расплываться, и тут к ней кто-то подошёл и подхватил её обессилевшее тело. Закрывая глаза, удивлённая Темари успела разглядеть лицо своего спасителя.
— Мне жаль, но я не могу помочь Гааре. Могу я попросить позаботиться о нём? — сказала она.

Эторо и Меторо с теми же ехидными улыбками приближались к металлической балке, окружая Гаару. Больше вокруг не двигалось ничего, от этого складывалось впечатление, что остальных убийц отправили сладко спать Баки и его люди. Оставались двое, которые явно были уверены в своей победе.
— Так вы близнецы Конджики из Деревни Скал? Я видел вас в книге розыка.
— Хех, раз даже Казекаге знает о нас, выходит, мы знаменитости, а, Меторо? — сказал Эторо.
По сравнению со старшим, младший брат был менее разговорчив. Как понял Гаара, парень с безвкусными серьгами в ушах - старший брат, а второй с показушным кольцом на пальце - младший. Ниндзя-близнецы часто использовали различные уловки, чтобы запутать врага.
— Конечно я о вас знаю - пара трусов-Отступников, захватывающих здания и торговые суда.
— Хех, ты забыл о всех тех, кого мы убили. В зданиях, на кораблях... да, их было множество. Но мы никогда не убивали никого так, как это делал ты, Гаара Песчаного Водопада. Да-да, мы тоже кое-что о тебе знаем. Можно сказать, мы практически ровесники. Встретиться лицом к лицу нам не довелось, так как мы стали Чунинами ещё до сорвавшегося экзамена в Листе, но мы многое слышали о Демоне Скрытого Песка, который убивал всех без разбору. Всех, кто ему не нравился, всех, кто стоял у него на пути, всех, не заботясь, друг это или враг. Мы с братом хотя бы убиваем с определённой целью и по необходимости, а ты просто чудовище.
Хакуто задрожала от страха. Гаара понял, что теперь она боится не только близнецов, но и его тоже - прошлого Гаару, которого никого не любил и не был любим. Со временем он осознал весь груз своих деяний, который лёг ему на сердце. Как не стереть обретённую им любовь, так не стереть и прошлые его грехи.
— Вам нечем гордиться, — сказал Гаара.
— Ой, что же, мои слова задели вас, господин Казекаге? — спросил Эторо.
Гаара мог бы ответить, но понимал, что это провокация, да и времени на болтовню не было. Под ногами близнецов задрожал песок. Мгновенно их поглотил Песчаный Гроб. Но это не принесло желаемого результата - стоявшие перед Гаарой братья оказались клонами. Им удалось блестяще совместить клона с наложенной иллюзией. Тогда Гаара использовал свой песок как геолокатор, чтобы обнаружить местонахождение настоящих братьев. Ответ не заставил себя ждать - они оказались позади Гаары прямо у него над головой.
— Сделаем это! — крикнув это, старший брат Стихией Лавы создал огненное кольцо, а младший при помощи Стихии Стали сформировал металлический шарик. — Умрёшь и глазом не моргнув! Секретный метод убийства братьев Коджики!
Гаара надеялся, что эта стальная сфера не пробьёт его защиту. Однако братья, видимо, целились вовсе не в него, а в Хакуто. Гаара твёрдо решил, что приложит все силы ради её защиты. Даже если бы она уже была замужем или не была бы девушкой вовсе, он всё равно бы её защитил. Все те, кто был бессилен сражаться и просил Гаару о защите, получали её. "Полагаюсь на тебя" - подумал Гаара, закрывая себя и Хакуто гигантским песчаным щитом.
— Так вот что ты решил нам противопоставить? Поздно уже геройствовать! — сказал Эторо.
Брошенный сквозь кольцо лавы горящий снаряд нёсся прямо к щиту. Скорость была ниже той, что ожидал Гаара, этой сфере явно не доставало прыти того сверхзвукового куная. Такой удар песчаный щит вполне мог отразить. Масса снаряда тоже была не слишком велика, факт.
Удар!
Шар влетел в щит, который сразу же после столкновения затянулся и снова стал невредим. В прошлом Казекаге покрыл таким щитом целую деревню, чем спас её от взрыва. Гаара мог с уверенностью сказать, что его щит остановит шар массой в тонну, а то и две.
Но.
— Гаара, берегись! — предупреждение Хакуто заставило его среагировать на секунду быстрее. Угодивший в них снаряд... плавился? Таков был эффект Стихии Лавы. Пролетевший сквозь лавовый ореол шар разорвался, забрызгав щит расплавленной сталью. Туда, где раскалённая сталь прожгла песок, попала взрывная волна.
— Пригнись! — скомандовал Гаара, поднимая всё больше песка и стараясь закрыть бреши в щите, но металл упорно продолжал плавить его. В конце концов защита спала, песок развеяло по округе. Дабы избежать прямого попадания, Гаара использовал Стихию Ветра и вакуумным барьером отгородил расплавленный металл от себя и Хакуто, при этом он обжёг себе правую руку. Боль была своеобразным уроком - напоминанием того, что не стоит недооценивать своих оппонентов.
— Хех, ну как тебе? Теперь понял, почему мы так знамениты? — ликовал Эторо, в то время как его слова наряду с песком уносил ветер.
— Согласен, техника у вас просто убойная. Кого угодно убьёт и что угодно пробьёт, — ответил Гаара.
Само собой, их техника сработала. Гаара мог бы избежать её воздействия несколькими способами, но проблема заключалась в Хакуто, которую нельзя было подставлять под удар. Казекаге хватит и секунды, чтобы обернуть ситуацию в свою пользу, достаточно только отвлечь их. Он потратил слишком много чакры на оборону, безумием будет сражаться в одиночку против двоих с чакрой не ниже уровня Джонина, при этом ещё пытаясь кого-то защитить. Ему удалось бы победить, будь у него подходящий план, покрывающий все вражеские преимущества.
— Если ты надеешься на свою охрану, то они не придут, — Меторо наконец заговорил. — У нас двадцать опытных ниндзя, по силе не уступающих "Акацуки". Твоим с ними не совладать.
Сравнение с "Акацуки" наверняка было преувеличением, но Эторо вне всяких сомнений был способным ниндзя. Не считая Баки, большая часть подчинённых Гаары - Чунины, которым люди братьев ни за что не уступят, если они хоть наполовину так же сильны, как Эторо и Меторо. Их убийственное сочетание Кеккей Генкай складывалось в подобие псевдо-Кеккей Тота, чему крайне сложно противостоять. На подкрепление рассчитывать не приходилось, Гааре оставалось справиться с ними в одиночку. Нейтрализовать одним точным ударом, в который вложить последние силы. Нет, он не был в отчаянии, просто он был реалистом, как и все ниндзя. Гааре предстояло без сторонней поддержки сдержать слово и защитить Хакуто, что практически не представлялось возможным.
В тот момент показавшийся из ниоткуда сюрикен полетел прямо к Меторо. Это был не обычный сюрикен, а несколько спаянных в сюрикен лезвий. Из-за размера скорость его была невелика, но при попадании таким оружием можно было сбить с ног лошадь. Меторо, попытавшийся отразить нападение, не смог правильно оценить вес летевшего в него сюрикена, который угодил ему прямо в руку, заставив её на время онеметь. Этого было достаточно. Кем бы ни был бросивший этот странный сюрикен, он был союзником.
— Мой шанс! — воспользовавшись случаем, Гаара использовал технику Песчаного Замка Волчьего Края.
В воздух поднялась громадная масса окружавшего их песка, образуя мощный вихрь. Разбросанный с прошлого раза песок тоже стал частью бури. Гаара намеренно дал части песка разлететься в разные стороны, чтобы в дальнейшем использовать его как козырь. Посередине урагана возник глаз - то был песчаный глаз Гаары, через который он мог наблюдать за происходящем в центре. Обычный ниндзя не выдержал бы подобного зрелища, но Гаара спокойно воспринимал и анализировал всё происходящее внутри урагана. Он был спокоен, ведь в его песке вместе с чакрой его матери жила часть её души, оберегавшая Гаару, чтобы он мог оберегать кого-то ещё. Раскрывшиеся глаза позволили ему видеть одновременно с десяти позиций.
— Нашёл! — Казекаге обрушил на близнецов град из песчаных пуль.
— Меторо, у нас проблемы! — услышав возглас брата, Меторо поднял стальной щит, но это не помогло - обстрел песком вёлся со всех сторон, Гаара управлял им со всех обозримых точек.
— Я пришла помочь, — прозвучал ещё один голос, новый для Гаары.
Рядом с ним стояла девушка, скорее всего, куноичи. Она была стройна, как и Хакуто, изгибы её фигуры напомнили Гааре полумесяц. Если не брать во внимание толстенные очки, она могла сойти за красивицу.
Это же...
Гаара вспомнил её. Эта девушка сопровождала Хакуто. Вот почему они так похожи. В любом случае, сейчас не время об этом думать.
— Темари попросила меня помочь.
— Помощь пришлась очень кстати, — он даже спрашивать не стал о том, как Темари узнала их местоположение.
— Я Шиджима из рода Хоуки, — представилась куноичи.
Спустя миг между её пальцев появилось восемь сюрикенов, которыми она одновременно поразила Эторо.
— Не смейте меня недооценивать! — рассерженно заявил Эторо. — Такими игрушками меня не одолеть!
В то же мгновение подлетевшие к нему сюрикены расплавились. Чувствуя колебания воздуха, Гаара понял, что всё оказалось не так просто. Восемь сюрикенов разом взорвались.
— Ч-что?
Их осколки поразили Эторо, из него брызнула кровь. Внутри сюрикенов был сжатый воздух, который, если эти сюрикены расплавить, вырывается наружу и превращает их в осколочную гранату!
— Брат! — молчун Меторо испуганно закричал.
Гаара понял, что сейчас противник более уязвим.
— Эй, куда уставился? Я здесь, я же твоя цель!
Вместо пуль песок внутри урагана обернулся массивными лезвиями, которые разом проткнули Меторо с нескольких сторон. Он покачнулся и упал с балки, на которой стоял.
— МЕТОРО-О-О! — кричал его брат, рыдая кровавыми слезами.
Падение Меторо с такой высоты было не совместимо с жизнью.
— Убийца, ТЫ УБИЙЦА! — кричал Эторо, выпуская изо рта комки лавы.
Теперь он уже не хладнокровный преступник, а отчаявшийся старший брат, навсегда потерявший младшего.
— Вот до чего довёл тебя эгоизм, — Гаара смотрел, как у Эторо кончается чакра на новые лавовые комки.
— М-М-МОНС... — вопившего Эторо захлестнула волна песка.
— Ты прав.
Хрясь, хрясь, хрясь.
Гаара испытал знакомое чувство. То, что осталось от Эторо и Меторо больше не шевелилось.
— Но тот, кто не в силах открыть глаза и управлять своей силой, не имеет права зваться ниндзя.
От близнецов мокрого места не осталось. Для Гаары это было обыденностью.
— Гаара! — первое, что сделала Хакуто - оторвала часть своего рукава, чтобы сделать Казекаге перевязку. В глазах её стояли слёзы. — Мне так жаль... Ты спас меня, а я... Позволь хотя бы рану перевязать.
— Что ты, это так, царапина. Не беспокойся.
— А вот буду! Не поле боя всем командует Казекаге, но после битвы уж позвольте медикам со всем разбираться. Если ожог не обработать как следует, внутрь может проникнуть инфекция.
— Ну хорошо.
Что ни говори, а Хакуто была прекрасным медиком. Стихией Ветра она остудила место ожога, затем промыла его стерильным раствором, который всегда носила при себе, после чего начала процесс заживления клеток с помощью чакры. Наконец пришло время накладывать повязку.
— Это шёлк, сшитый на заказ, — сказала Хакуто. — Постарайся в ближайшее время не снимать повязку.
— Прости меня...
— Нет-нет, всё хорошо, — девушка ободряюще улыбнулась. — В таких ситуациях возвращение к любимому занятию успокаивает.
— И меня.
— Да?
— Страх уходит, когда ниндзя использует технику для защиты тех, кто ему дорог. А я ниндзя, — думая, как бы поступил на его месте Наруто, Гаара неловко улыбнулся.
Увидев ответную улыбку Хакуто, он в полной мере ощутил, как сильно чувство выполненного долга отличается от чувства убийства врага.

— Продолжить свидание? — Гаару сбил с толку отчёт Баки. — Ну да, этого и следовало ожидать.
Баки докладывал как ни в чём не бывало. Гааре стало известно, что половину вражеских ниндзя Джонин уложил в одиночку, в то время как сам Баки лишь едва вспотел. Чего и следовало ожидать от его уровня мастерства.
— Если деловую встречу так легко сорвать, то это попытаются сделать снова, — сказал Баки. — Ты должен быть настороже.
— В этот раз я не мог позволить себе быстро разобраться с противниками, потому что со мной была Хакуто.
— Оу, так она тебе понравилась? — Джонин хитро улыбнулся.
— Ну не...
— Но неприязни к ней ты не испытываешь, я прав?
— Вроде того...
— Хах! — Баки хлопнул Гаару по плечу. — Тогда это повод провести ещё одно свидание! А теперь давай о Канкуро.
Взгляды учителя и ученика пересеклись. Баки достал несколько снимков, на которых был изображён молодой человек, о чём-то переговаривавшийся с советником Тоджуро.
— Это ведь Тоджуро? А с ним кто?
— Человек Канкуро. Майджуру, кажется. В последнее время молодёжь, недовольная твоим правлением, всё чаще смотрит в сторону твоего брата.
— Как на старшего наследника Четвёртого Казекаге.
— Да, — тон Баки был сух и не выдавал ни единой эмоции. — Многие говорят, что Гаара, которого считали угрозой деревни и столько раз пытались убить, не достоин зваться Казекаге. Другое дело Канкуро, который рискует жизнью ради защиты своих подчинённых на поле боя.
— Они рассчитывают на то, что Канкуро предаст меня?
— Скажем так, вероятность есть. Возможно, вся эта шумиха вокруг свидания лишь повод увести тебя подальше от деревни.
— В таком случае они разработали неплохую стратегию. Напасть не со стороны, но изнутри...
Что правда, то правда - власть Гаары не была такой уж нерушимой. Он был убит "Акацуки", а с его возвращением было не всё так гладко - люди не хотели видеть мертвеца во главе. Возможно, это было отголоском прошлого, когда Скрытый Песок уже пострадал от одного фальшивого Казекаге, которым прикидывался Орочимару. Вот почему Гааре ничего не оставалось, кроме как продолжать расследовать возможность заговора. Даже если ему придётся водить за нос ближайшее окружение.

Оставив вопросы безопасности на Баки, Гаара уже возвращался в свой номер, как вдруг в коридоре наткнулся на Хакуто. С ней была её сопровождающая Шиджима.
— Всё случилось так внезапно, не так ли? — спросил Гаара.
— Да уж, мне никогда не доводилось встревать в подобные истории.
— Мой покойный отец сравнивал авторитет с лестницей. Чем выше ты поднимаешься, тем сильнее тебя хотят спихнуть, — Казекаге улыбнулся, удивившись тому, как легко процитировал человека, которую всю свою жизнь ненавидел. Возможно, встреча на войне оказалась даже полезнее, чем он полагал.
— Лестница, значит? — спросила Хакуто.
— Именно. Чем ты выше, тем дальше видишь, но со временем перестаёшь замечать, что происходит у тебя под ногами.
— Понятно, — в ответ девушка снова непринуждённо улыбнулась. — Ты счастливый человек, Гаара. Ведь у тебя много верных последователей, которые ни за что тебя не бросят.
Гаара в изумлении смотрел на удалявшуюся по коридору Хакуто. Он не мог пошевелиться, словно был марионеткой.

— А ты неплохо справился.
— О, Темари, — издалека Гааре показалось, что его сестра ничуть не изменилась, но подойдя ближе он увидел, что девушка вся покрыта бинтами, отчего ему стало больно на неё смотреть. — Как ты?
— Медики из рода Хоуки своё дело знают, я в порядке.
— Тогда могу я тебя кое о чём попросить?
— Хм? Что-то с Хакуто?
— Да, — Гаара не чувствовал и тени смущения. Достав конверт, он вручил его Темари. — Я доверяю это тебе.
— Ясно. Так ты наконец начал что-то понимать, — её губы изогнулись в улыбке.
— Что тебя развеселило?
— Ты так похож на отца.
— Я?
— Ага, — взгляд Темари устремился к окну коридора, за которым расстелилось бескрайнее небо - душное, без единого облака.
Скрытый Песок был лишён густых лесов, какие росли в Стране Огня, поэтому местным жителям приходилось любоваться небом, которое в пустыне казалось больше.
— Все мы трое родились здесь, — продолжила она. — Мы дети своих родителей. Если бы я или Канкуро обладали нужными качествами, ты бы не был обременён Шукаку.
— Всё в порядке, Шукаку наш друг, — ответил Гаара.
— Спасибо, — теперь Темари улыбалась не так печально. — Честно говоря, я переживаю. Если бы вы с Канкуро жили благополучно, я была бы так рада... Но мне пора строить собственное счастье.
— Ничего не имею против, — Гаара знал, что Темари многим пожертвовала ради деревни. Настала пора её покинуть и пожить для себя.
— Хорошо, тогда я не оплошаю, — заявила Темари.
— Я верю в тебя, — не проронив больше ни слова, Гаара отправился в свой номер, где наконец лёг в кровать.
Привычку спать он обрёл после того, как лишился Шукаку. Запах Хакуто на повязки вновь окунул Гаару в пучину ностальгии. Разум Казекаге вернулся к самым первым дням жизни. Быть может, он вспомнил мать, которая так переживала за безопасность сына? Или Яшамару, который заменил ему родителей? Может, это как-то связано с Темари и Канкуро, а то и вообще с Наруто? Думая об этом, Гаара уснул.

— Плохи дела, — голос Баки разбудил Гаару.
Раз Джонин вошёл в покои Казекаге без приглашения и навис над его кроватью, дела в самом деле были плохи.
— В чём дело? — коротко спросил Гаара. Учитель и ученик понимали друг друга с полуслова.
— Хакуто похитили.
Лишь на мгновение Гаара проклял себя за то, что ничего не смог сделать. Затем он взглянул на повязку и решил, что для сожалений нет времени. Гаара и Баки понимали, что целью был Казекаге.
Но ниндзя не сожалеют.
Они лишь продолжают терпеть.


Глава 4 - Песчаная буря


Человеческие сердца в каком-то смысле можно сравнить с плотинами.
Как только достигается определённая отметка, их прорывает.
Но тот, кто многое пережил, рассчитывает на прощение ему подобного прорыва. Девушка думала так же.
Но ниндзя, который перестаёт терпеть, больше не ниндзя.
Тогда кем становится ниндзя, который уже не ниндзя?
Ответ очевиден.
Добычей.

— Ты пойдёшь спасать Хакуто в одиночку? — решение Гаары привело Баки в замешательство, ведь для лидера такой ход нетипичен. Однако Гаара был твёрд в своём намерении сделать всё самостоятельно. — Возьми хотя бы пару моих людей! А если уж вести расследование, так целых три отряда надо послать!
— Нельзя, — бывший ученик Баки покачал головой, — тогда это перерастёт в статус миссии. Скрыть такое происшествие не получится.
Теперь Баки понял, чего Гаара опасается. Разверни они полномасштабную операцию, детали сразу же будут преданы огласке, в таком случае население ещё больше засомневается в своём Казекаге. Самое главное, чтобы слухи не дошли до ложи старейшин.
Хоть брак ещё не был заключён, Хокуто оставалась невестой Гаары, он должен был спасти её сам, иначе граждане, узнавшие, что их правитель даже собственную невесту защитить не в силах, поднимут восстание. Но Гаара не был мелочен, он беспокоился отнюдь не за собственную репутацию, а за репутацию Деревни Скрытого Песка. Позиции всего селения могли разом рухнуть, чего он допустить никак не мог - такова была главная задача правителя. Лишь одержимый властью человек стал бы говорить что захочет, а не что действительно нужно.
И сейчас Гаара выглядел как никогда взрослым.
— Хорошо, тогда мы пока разберёмся здесь, — сказал Баки. — Будем вести себя так, будто ничего не произошло, но только до утра.
— Да. Я верну Хакуто до восхода!

— Так что, мы выдвигаемся? — спросила ждавшая Гаару у края оазиса девушка.
Она сама вызывалась на поиски Хакуто. Взгляд из-под толстых очков выражал строгую решительность.
— Я ценю твоё стремление, но...
— Это как-никак моя миссия, — прервала его Шиджима, — это я не уследила за госпожой, когда охрану вырубили, а меня ранили.
Девушка повернулась боком, демонстрируя полученную травму. По её словам, трое Чунинов-охранников упали на пол без чувств прежде, чем она успела опомниться. Саму Шиджиму пырнули в бок чем-то ядовитым, напоминающим жало, после чего она не могла больше сражаться.
— В таком случае, ты мне будешь только мешаться, — сказал Гаара, проходя мимо.
Шиджиму такой ответ не устроил, она схватила его за рукав.
— Яд не успел поразить жизненно важные органы, его вовремя извлекли, так что я в полном порядке.
Гаара не собирался брать её с собой, но почему-то передумал. Теперь он вспомнил. Голос ниндзя, готового пожертвовать собой ради спасения кого-то, кто ему дорог. Гаара не мог посмотреть в блестящие под толстыми линзами глаза Шиджимы, но её голос был наполнен искренностью.
— Вы так похожи.
— Простите?
— Я знаю одного необычного ниндзя, который согласился бы с тобой. Он из тех, кто даже при смерти не остановится на пути к цели.
— Всё равно я не особо понимаю, к чему вы клоните.
— Да к тому, что с тобой хлопот не оберёшься, — вздохнул Гаара.
Но этот вздох не был признаком обиды.

— Вот оно как, — довольно кивнул старик Тоджуро, выслушав отчёт. — Всё идёт по плану.
— Именно так, уважаемый, — сказал служивший Тоджуро юноша по имени Майджуру, состоявший в одном из отрядов Канкуро. Старику нравилось, как молодые прислуживают ему. Тоджуро был очень ревнив.
В своё время он был сильнейшим бойцом на ближних дистанциях в Деревне Скрытого Песка. И не только в этом. Будь то иллюзии или Стихия Ветра, Тоджуро на голову опережал всех остальных. Но прежде физического развития для него всегда стояло формирование личности. Теперь он состарился. Глаза не помогут ему захватить мир, ноги не пустят в полёт, даже собственные пальцы его не слушались. Тем не менее, люди уважали его и ценили за былые способности, считая, что он до сих пор довольно крепок. Они ошибались. Старение означает уход из жизни. Его положение на верхушке совета уже находилось под вопросом. Без молодого тела ему никак не удержаться на вершине. Это было просто невыносимое чувство.
Рано или поздно молодые превзойдут его достижения и столкнут с вершины, поэтому Тоджуро приходилось показывать деревне, что без него ей не обойтись. Дав несколько распоряжений Майджуру, Тоджуро удовлетворённо облокотился на спинку кресла.

Ночи в пустыне холодные.
Всё потому что в пустыне нет влажных облаков, рек или морей, лесов, которые могли бы хранить полученное от солнца тепло на протяжении ночи. Вот почему днём на солнцепёке можно жарить яичницу, а ночью получить обморожение. "Мы можем завоевать Страну Ветра, мы просто не хотим" - так обычно шутят в ложе феодалов Страны Огня. И подобные высказывания имеют под собой основание.
Гаара и Шиджима бежали через холодную пустыню. Гаара не стал использовать свой песок для полёта, в таком случае их бы быстро обнаружили. Пеший ход помогал не терять след и экономить чакру.
— Взгляни, следы ведут направо, к вон той песчаной дюне. Как и ожидалось, они направились в сторону границы со Страной Огня.
Судя по следам, похититель был один. Скорее всего, он был опытным ниндзя, иначе он бы не вынес Шиджиму и других охранников разом. Он даже сумел замести следы на песке Стихией Ветра.
— Не повезло ему, что на поиски отправился именно я, — сказал Гаара.
Песок в окрестностях деревни стал ему почти родным. Отправься кто-нибудь другой по следу похитителя, он ни за что бы не нашёл злоумышленника в такой огромной пустыне, к тому же, если он заметает следы. Но Гаара мог различать под своими ногами шорох старых песчинок и звук, издаваемый недавно занесёнными. Так ему открывались свежие следы. Песок не лжёт.
— Если он направился к границе, то его путь лежит мимо земель рода Хоуки, — ответила Шиджима.
— Действительно, ваши предки ведь из Страны Огня?
— Ну да, — лицо девушки помрачнело.
— Не думай, что я тебе не доверяю, просто вспоминаю факты. В таком случае, тебе лучше знакома эта местность. Здесь можно где-нибудь укрыться?
— Есть одно место примерно в часе пути. Руины древнего города, их считают проклятыми, так что даже преступники туда не суются.
— Понятно.
Пустыня изобиловала руинами древних цивилизаций. Поразительно, какие города строили люди до того, как их занесло песками. Некоторые говорили, что в глубине пустыни сохранились настолько древние руины, что они помнили ещё Мудреца Шести Путей и его мать Кагую Оцуцуки.
— Сделаем привал.
— Как это? Разве мы не должны поскорее найти госпожу Хакуто?
Гаара мысленно листал данные, предоставленные Баки на Шиджиму. Большинство её миссий сводились к тайному проникновению и устранению в помещении, а значит опыта в борьбе на открытом пространстве у неё нет.
Выбрав подходящий бархан, Казекаге постелил покрывало и сел.
— Если я сказал, что мы сделаем привал, значит сделаем. Ты можешь получить переохлаждение.
— Но...
— Сядь. Приказ Казекаге, — Гааре совсем не хотелось впутывать в разговор своё положение, но в данной ситуации главной целью было спасение Хокуто, а для этого им нужны были силы.
— Хорошо, — Шиджима неохотно присела рядом с ним.
— Вот увидишь, тебе полегчает.
Достав переносную плиту, Гаара разжёг её и поставил сверху чайник, залив внутрь воды, бросив несколько кубиков сахара и добавив чайных с мятными листьев. Ожидая, пока вода вскипит, Гаара посмотрел на звёзды. Он не особо восхищался их красотой и блеском, как это делали другие. Для жителей пустыни обращать взоры к ночному небу - необходимость, ведь по звёздам можно определить своё местоположение, что было незаменимо в огромной по своей территории Стране Ветра. В пустыне часто бушевали бури, поднимались клубы песка, но небо всегда оставалось чистым. Никаких городских огней или облаков, загораживающих вид. Сами звёзды походили на песчинки - висели себе где-то высоко без какой-либо цели, просто так, для красоты. Они не согревали холодной ночью, лишь блестели.
Вода в чайнике наконец закипела. Гаара разлил чай по чашкам с высоты, чтобы убедиться, что осадок останется на дне чайника. Если разливать иначе, то в чашке останется чайный порошок или чаинки.
— Пей, согреешься.
— Хорошо.
Когда Гаара пододвинул чашку к Шиджиме, он случайно коснулся её руки. Они действительно были похожи. Звёздного света было достаточно, чтобы заметить невероятное сходство Шиджимы с Хакуто. Различали их разве что толстые очки первой. Семейная жизнь Гаары была сложной, он не любил говорить о ней, поэтому выработал привычку не лезть в семейные дела окружающих.
— И правда тепло... — довольно поговорила Шиджима, очки которой запотели от пара.
— Так и должно быть, — ответил Гаара, отхлёбывая из чашки.
Чай был сладкий, сахар и мятные листья сделали своё дело. Вкус пустыни.
— Ночью в пустыне не только падает температура тела, но и быстро сжигается сахар. Самое страшное, что организм этого не замечает.
— Не замечает? Так у меня тоже был недостаток сахара?
— Об этом нельзя узнать наверняка, это даже мне не под силу, — Гаара сделал ещё глоток. — Пустыня - не самое лучшее место для жизни, вот почему человеческие чувства здесь зачастую притуплены. Я видел множество иноземцев, которые находили свою смерть в пустыне.
От такой гибели даже "абсолютная защита" Гаары не спасёт.
— Поэтому нам приходится справляться самостоятельно, — продолжил Казекаге. — Каждые два часа следует делать привалы, во время которых обычно пьют сладкий чай. Это успокаивает тело и душу. Похититель Хакуто не устраивал привалов, но вскоре он выбьется из сил и будет вынужден передохнуть. Терпение ниндзя - не просто красивые слова, это навык. Ниндзя должен уметь терпеть.
Ветер пронёсся по пустыне, изменив её оттенок.
— Можно задать вопрос? — устремлённый на чашку взгляд Шиджимы казался пустым.
— Какой?
— Ради чего столько стараний?
— Всё ради репутации Деревни Скрытого Песка. Я Казекаге и несу ответственность за её будущее.
— И всё?
— Ещё ради Хакуто, разумеется. Не хотел поручать её спасение кому-то ещё.
Наверное, в первую очередь стоило упомянуть о Хакуто, а уже потом о деревне, но Гаара не из тех, кто меняет приоритеты местами.
— А почему ты спрашиваешь?
— Да так, просто...
— Ладно, нам пора выступать. Нужно догнать этого ниндзя.
Гаара встал, выудив из чайника листья и развеяв их по ветру.
— Это какая-то техника? — спросила Шиджима.
— Это дар, — серьёзно сказал Гаара.
— Дар?
— Моя сестра Темари рассказала мне о тайне, передававшейся только в роду Казекаге. Если задобрить духов пустыни, что властны над песками, они помогут отыскать любовь.
— Неужели? — Шиджима слегка улыбнулась. — Что ж, надеюсь, духи услышат и исполнят твоё желание. Ну а я, пожалуй, положусь на остатки своей силы.
— Я тоже полагаюсь на тебя.
Две тени продолжили движение через пустыню.

"Никогда не думал, что так скоро докачусь до этого".
Канкуро вернулся в Деревню Скрытого Песка с отпечатком усталости на лице. Он чувствовал себя как выжатый лимон.
— Господин Канкуро, — к нему подошли двадцать молодых ниндзя.
Все они были воспитанниками Канкуро. Совсем ещё молодые мальчики и девочки.
— Мы много думали и пришли к выводу, что нас не устраивает нынешняя власть.
— Вам не стоит так говорить, — покачал головой кукловод, восприняв их слова как неудачную шутку.
Но дети говорили вполне серьёзно. Намечалось что-то явно крупное.
— Под "разоружением" понимается сокращение бюджета и рабочих мест для боевых отрядов ниндзя, нам скоро будет не на что жить.
— Такой слабовольный Казекаге нам не указ!
— Пока мы тут едва сводим концы с концами, он на свидания ходит.
— Мы хотим, чтобы нас вёл старший сын прошлого Казекаге!
Канкуро мог понять их. Феодалы считали ниндзя Скрытого Песка инструментами, которые при желании можно заменить. Когда началось послевоенное разоружение, они просто стали нанимать для своих заданий ниндзя извне. Древнее соглашение о хозяевах страны феодалах и защитниках страны ниндзя дало трещину. Но Гаара вёл свой народ не в пропасть, он мечтал о лучшей, независимой жизни для своей деревни, страны, для всего континента. Шаг за шагом он шёл к своей цели, но всем не угодишь. Гаара стремился к миру во всём мире, а не к процветанию одного лишь Скрытого Песка. Молодёжь желала войны, войны за ресурсы, в случае победы в которой Скрытый Песок обогатится, а воины получат желаемую славу. И никого не будет волновать, что богатство это строилось на трупах, а слава заработана ненавистью. К тому же, никто почему-то не задумывался, что будет, если Песок проиграет эту войну? Сможет ли деревня оправиться от такого удара? Поэтому Гаара и выбрал мирный путь, который послужит на благо страны. Конечно, мгновенных результатов союз с другими деревнями не даст, но при Гааре Скрытый Песок будет процветать так, как не процветал никогда.
— Что же получается, вы, ребята, хотите покончить с Гаарой? — спросил Канкуро.
Юные ниндзя переполошились. Хоть никто из них не участвовал в Четвёртой Мировой, все были наслышаны о боевом стиле Казекаге. Ему не только в пору биться с богами вроде Кагуи и её семьи, но и отражать атаки марионеток с Луны. Словом, он всем Казекаге Казекаге. Даже сейчас, когда речь зашла о перевороте, молодые ниндзя всё равно верили в Гаару.
— Мы не думали ни о чём таком...
— Просто решили, что Гааре не помешал бы совет, а вам, Канкуро, неплохо было бы стать Казекаге.
— Мы просто хотели отвести господина Гаару подальше от политики...
Так вот что они задумали.
Если это не выглядит как переворот, то и расценивать это как переворот не станут. Значит, вмешательства иностранных делегатов можно не ожидать.
— Господин Канкуро!
Деревня Скрытого Песка была относительно бедна. Конечно, были и более бедные поселения. Канкуро всегда полагал, что реформы Гаары делают для селения очень многое. Но когда молодые ниндзя встречали сверстников из других деревень, то обнаруживали, что живут хуже своих соседей, что вызывало у них негодование. С другой стороны, если спросить Канкуро или Темари об уровне жизни во время нападения на Лист, с тех пор он заметно возрос. Но молодым не понять, они живут сегодняшним днём.
— Господин Канкуро!
— Господин Канкуро!
— Пожалуйста! Скажите, как нам быть!
Двадцать пар глаз серьёзно смотрели на кукловода.
У него не было выбора, кроме как ответить.

Гаара увидел нагромождение древних валунов и понял, почему даже преступники сюда не суются. Песок здесь был чистый и кристально-белый, словно то был и не песок вовсе, а порошок из человеческих костей. Выглядывавшие из-под песка руины башен напоминали о тех временах, когда здесь жили люди. Об этом напоминала и старая мебель, и металлические столбы, которые когда-то были фонарями, занесённые песком дороги, сошедшие с рельс поезда... Интересно, что случилось с местными жителями, куда они ушли? Ответа не было, лишь лунный свет серебрил белый песок. В центре развалин была Хакуто, рядом с ней неизвестный ниндзя. Мужчина средних лет, среднего телосложения с зализанными назад чёрными волосами.
— Ты тот, кто похитил Хакуто.
Девушка не была связана и даже не пыталась бежать. Гаара вдруг засомневался, так ли подходит ситуации слово "похищение". Тем не менее, Гаара сказал эти слова с того расстояния от них, на котором изначально встал, не рискуя подойти ближе.
— Я Шигезане из рода Хоуки, — человек подошёл к Гааре, его взор был твёрд и выдавал уверенность, столь же уверенные шаги давили хрустящий белый песок.
— Я слышал о вас, Мастер-Золотодобытчик.
— Это честь для меня быть известным самому Казекаге, — ответил Шигезане. — Не зря же управлению золотыми крупицами меня учил сам Четвёртый.
— Мой отец гордился бы вашими успехами, — в словах Гаары не было ни капли лжи.
Пусть раньше они не встречались, но Гаара слышал о Шигезане из Хоуки, который особой техникой извлекает мельчайшие металлические крупицы из почвы, профессионал в добыче драгоценных металлов. Этой технике Шигезане научился у отца Гаары, когда тот решал финансовые проблемы селения. Какая ирония. Техника управления песком Гаары во многом далась ему благодаря отцу, хотя по большей части это была заслуга его Хвостатого. Ведь кроме Гаары ни его брат, ни сестра не унаследовали умения управлять песком. Вот почему человек, своей техникой связанный с Четвёртым Казекаге, вызвал у Гаары необыкновенную смесь чувств.
— Не знаю, кто попросил вас об этом, — заговорил Казекаге, — но вы должны понимать, что в данный момент вас используют в роли приманки. Вы и правда желаете умереть ради своей нелепой цели?
— Я в полной мере осознаю свои действия, — взгляд Шигезане оставался всё так же твёрд.
Лишь тот, кто осознанно идёт в объятья смерти, может так твёрдо смотреть ей в глаза. Такой же взгляд был и у Хакуто, стоявшей за ним. Гаара начал понимать, что здесь происходит.
— Казекаге, я атакую! — раздался крик Шиджимы.
Девушка уже неслась навстречу Шигезане со своим сюрикеном из лезвий в руке. Создавая теневого клона, она оттолкнулась от белого песка и взмыла ввысь.
— Шигезане! — прокричала она. — Ты похитил госпожу и при этом сам являешься членом рода Хоуки, тебе нет прощенья!
— Шиджима? — Шигезане среагировал на атаку и сложил печати Стихии Воды.
Казалось бы, уж от этой стихии посреди пустыни толку не будет. И вдруг земля под Гаарой задрожала. Под ними! Казекаге мог воспользоваться песчаным щитом, но спасти летящую к врагу Шиджиму ему всё равно не удастся. В тот же миг мощная водяная струя вырвалась из-под песка рядом с Шигезане. Он извлёк из глубин необходимую воду и газы для её выталкивания на поверхность. Плотность струи была так высока, что о воду можно было порезаться, а температура и того выше - при контакте с человеком от него останутся лишь кости. Запущенный в струю воды сюрикен Шиджимы разорвался, высвобождённый воздух ослабил водяное давление, но его всё ещё хватало для того, чтобы содрать с девушки кожу.
Гаара цокнул языком и устремился вслед за ней. Всё же он согласился взять её с собой, ответственность за смерть куноичи будет на нём. Любой подготовленный ниндзя скажет, что в такой ситуации правильным было бы пожертвовать Шиджимой и оценить технику врага в действии, чтобы разработать контрмеры. Но подобного рода "правильность" была для Гаары ерундой. Он был человеком, который жил любовью. В его правилах было помогать людям, не прося ничего взамен. Вот почему Гаара ринулся вперёд.
— Я заберу твою жизнь! — Шигазане выпустил ещё одну струю воды.
— Слишком просто, — сказал Казекаге.
Использовав песчаный щит прямо по направлению к струе и изменив его угол наклона, Гаара попросту перенаправил поток воды в другую сторону. При этом опасные свойства струи никуда не пропали, всё благодаря полученной от щита кинетической энергии. Окружавший Гаару белый песок вздымался вновь и вновь, вскоре стало казаться, будто Казекаге стоит посреди белой розы. Новый столб воды, ещё один, ещё... Водяная буря норовила коснуться Гаары, но его песок и ветер впитывал и разгонял потоки воды. Не поранится ли в такой жаркой битве Хакуто? Оценив ситуацию, Гаара пришёл к выводу, что лучшей стратегией будет закончить бой вблизи, а это значит, что ему придётся как-то подобраться к Шигезане. В тот миг наблюдавшая за происходящим Хакуто крикнула:
— Гаара, Шиджима, бегите!
— Хакуто! — Шигезане удивлённо оглянулся через плечо.
Воспользовавшись этим, Гаара подготовился к новому ходу врага. Было понятно, что Шигезане копил чакру для новой атаки. Много чакры для сильной атаки. Разгадав его план, Гаара мгновенно защитил себя, после чего песок под ним бешено завертелся.
Зыбучий песок.
Насыщенный бившей со всех сторон водой песок потихоньку затягивал всё, что находилось на его поверхности. Так вот каков был изначальный план Шигезане! Гаара мгновенно опустился по пояс в мокрый песок. Его защита не сработала, ведь на этот раз песок стал его врагом. Всё это было ловушкой! Но то, что Гаара не мог контролировать обернувшийся против него песок, не значило, что ему не удастся выкарабкаться. Казекаге вполне мог обернуть вокруг себя небольшое количество песка с поверхности и вылететь за пределы песчаной воронки, но он не делал этого. Он не мог бросить Шиджиму, так же угодившую в центр зыбучих песков. После предыдущей атаки девушка была ранена, поэтому не могла выбраться самостоятельно. В скором времени песок поглотит её, и тогда она задохнётся. Даже если Гаара победит Шигезане, он всё равно не успеет спасти Шиджиму. Ему не найти её в таком большом количестве песка. Поэтому Гаара продирался через зыбучий песок ближе к ней.
— Господин Гаара? — плакала Шиджима. — Но почему?
— Ничего не говори, — Гаара взял её за руку и из остатков сухого песка создал песчаный щит.
Похоже, они не успеют взлететь до того, как погрузятся с головой.
— Задержи дыхание, — скомандовал Казекаге, и песчаный водоворот поглотил их обоих.
Двое оказались в кромешной темноте внутри песчаной сферы, где Гаара отчаянно пытался сохранить воздух.

— Я понял, — Канкуро наконец вышел из раздумий и утвердительно кивнул.
— Ах!
— Господин Канкуро!
— Господин Канкуро!
— Я и прочие назначили Гаару новым Казекаге не так, как это было всегда, без традиционной инаугурации. Будем считать это репетицией?
— Большое спасибо! — ликовали дети.
Пути назад не было.
— У вас есть чёткий план действий?
— Конечно!
Увидев предложенный план, Канкуро вздохнул. Это был типичный метод захвата города, описанный ещё в учебниках. Самые основные аспекты и никакого воображения. Точнее, план был составлен без учёта элемента неожиданности. Такого как Узумаки Наруто. Отредактировав пару пунктов красной ручкой, кукловод отдал буклет с планом назад.
— Я всё понял. Только пообещайте, что не прольётся ни капли крови. Если кровь прольётся, совершившего это ждёт наказание. Мы будем действовать как мирные демонстранты вплоть до свержения Гаары с поста.
— Есть!
— Кто составитель этого плана? — спросил кукловод.
— Я! — Майджуру шагнул вперёд, его щёки гордо пылали.
— Вот оно как. Я вас всех прекрасно понимаю. Вы ведь не замыслили ничего дурного?
Спустя секунду после того, как раздались оглушительные аплодисменты, Канкуро поднял голову к потолку, ища глазами небо, которое не мог увидеть.
Лёгкие деньки остались позади, их больше не вернуть.

Тьма.
Глубокая тьма.
Что-то густое и красное обволакивало его.
Кровь. Запах крови окружал его со всех сторон.
— Почему... Почему я не такой, как все?
Он родился Джинчурики и сыном Казекаге, но даже если этот человек и был его отцом, то ничем не показывал этого и многократно пытался убить сына. Он убивал тех, кто ему не нравился, он убивал, если того требовало задание. Его дядя Яшамару был ему как отец, но и он попытался убить племянника. Тогда Гаара убил и его, как и многих до и после. Гаара не видел разницы между добром и злом.
Он просто... убивал.
Убивал, убивал и убивал, оставляя за собой горы тел и реки крови.
Он думал, что полюбит себя.

Когда Гаара проснулся, он увидел перед собой красивое женское лицо.
— Хакуто?
— Вы проснулись, господин Казекаге? — за ним ухаживала Шиджима.
— Это ты, Шиджима? Прошу прощения.
Гаара перепутал её с другой, не воспримет ли это Шиджима как оскорбление?
— Всё в порядке. Самое главное, что вы очнулись.
Гаара истратил слишком много чакры и чувствовал тяжесть во всём теле.
— Где мы?
— В какой-то подземной пещере. Сюда нас отнёс песчаный поток, тут же протекают подземные воды.
Глаза Гаары наконец привыкли к темноте. Шиджима держала в руке люминесцентную палочку и освещала окружавшие их развалины, когда-то давно похороненные под землёй. Отсюда не было видно неба. Судя по всему, они провалились достаточно глубоко.
— Сколько я был в отключке?
— Часа три.
— Понятно, — Гаара восстановил сбитое дыхание и начал копить чакру.
Интересно, как там Хакуто, не ранена ли? Если вообще жива. Для беспокойства нет причин, до рассвета ещё оставалось время.
— Могу я спросить?
— Если я могу ответить.
— Почему ты спас меня? — Шиджима была искренне озадачена.
Вероятно, она ожидала, что Гаара бросит её. К тому же, такой исход её ничуть бы не расстроил. Всё же таков закон ниндзя - миссия превыше всего.
— Причины не было.
— Как это не было? — воскликнула Шиджима. — Ты спас меня, забыв основную цель - спасти свою невесту, при этом пожертвовал собственным здоровьем и всё ради обычной куноичи вроде меня?
— Эй, — Гаара чувствовал нарастающее раздражение, — не говори так, будто статус решает, жить тебе или умирать.
— Эм?
— Все мы равны, одна жизнь не может быть ценнее другой. Для меня не имеет значения, жизнь это обычного гражданина Скрытого Песка или моего родственника, — Гаара сам не знал, почему так завёлся. — Конечно, бывают и случаи, когда руководство вынуждено посылать своих людей на верную смерть, но и в таком случае есть надежда, что они выживут. Встреча со смертью - это ещё не самоубийство, лучше поручить сложное задание кому-то, в кого веришь, чем просто наблюдать, как он умрёт.
— Это мне понятно, — ответила Шиджима, — речь о бойцах на передовой. Но сейчас совершенно другая ситуация, мы говорим о твоей будущей супруге... Как быть, если верхушка власти будет вами недовольна?
— Это уже случилось. Я уверен, ложа старейшин уже развернула кампанию по устранению меня с политической арены.
— Но почему?
— Потому что я спас тебя, — Гаара повернулся к Шиджиме и заглянул ей прямо в глаза через толстые линзы очков. — Когда мы напали на Скрытый Лист, я встретил Узумаки Наруто - очень странного ниндзя.
— Ту самую легенду, о которой все говорят?
— Он был глупым и неопытным. Зато он сохранил своё человеческое я, хотя и был Джинчурики. Тогда я считал его болваном. Но... вопреки всему... он вышел на бой со мной лицом к лицу. Тогда же он научил меня, что жизнь в мире боли - это и не жизнь вовсе, он научил меня любить.
Воспоминания о том, как Гаара участвовал в экзамене на Чунина в качестве шпиона, гулким эхом отзывались в его сердце. С этими днями было связано очень многое. Что-то очень дорогое, оставшееся в памяти. И этим он благодарен не только Наруто. Рок Ли, Харуно Сакура, Нара Шикамару, который вскоре станет его сводным братом, Темари и Канкуро, которые поддерживали его, несмотря на страх. Тогда все были так молоды.
— Встретим его, я понял, каково это - любить людей вокруг. И тогда я пожелал, чтобы однажды меня кто-то полюбил так же сильно, как любили мать и брат с сестрой. Этой мечтой я благодарен Наруто.
Свет, сияющий в самой непроглядной тьме.
Этим светом был Наруто.
Гаара вспомнил свой сон, который видел, находясь под действием вечной иллюзии. Во сне он был вместе с родителями и Яшамару. Во сне Гаара был маленьким, ещё не запачканным кровью. И с ним был его друг Наруто. И в этом сне не было ни девушки, ни высокого статуса в обществе, ни громкой мировой славы. Гаара просто был счастлив. И он не сожалел о том, что сон закончился. Гаара верил в настоящий мир, в реальное счастье. Пусть его родители мертвы, из того сна у Гаары всё ещё оставался Наруто. Не встреть он Наруто, его сон так и не стал бы явью. Вдобавок к этому, у Гаары ещё оставались родственники и верные друзья в деревне.
— Наруто никогда не сожалел о содеянном. Возможно, было бы даже лучше, убей он меня тогда. Но он этого не сделал. Вот и мне хотелось сделать что-нибудь такое же нелогичное, — Гаара неловко улыбнулся.
Как ни странно, после этих слов ему стало лучше.
— Что-то нелогичное? — переспросила Шиджима.
— Ага. Как ветер, что пересекает пустыню. Его безграничную любовь к сущему ничто не остановит. Мне просто захотелось изменить свой образ жизни в лучшую сторону.
— Теперь я поняла... — взгляд девушки был устремлён куда-то вдаль.
— Но не быть мне свободным как ветер. Есть много вещей, о которых нельзя просто взять и забыть, которые я обязан защищать.
— Вы же всё таки Казекаге, — Шиджима снова улыбнулась.
Её улыбка отличалась от улыбки Хакуто или Темари.
На мгновение Гаару посетило смутное ощущение сходства с улыбкой матери, которую он видел очень и очень давно.
— У меня похожая ситуация, — Шиджима сняла очки, её глаза оказались закрыты.
Она в самом деле выглядела как Хакуто, разве что улыбка Шиджимы скрывала за собой куда больше печали.
— Я... Я принесла себя в жертву ради эксперимента по воссозданию Шарингана из Скрытого Листа.
— Это был Орочимару?
—Да.
Орочимару был известным ниндзя Листа, ступившем на кривую дорожку. Он убил прошлого Казекаге и многие годы проводил ужасающие эксперименты. И вот перед Гаарой оказалась ещё одна его подопытная.
— Эксперимент провалился, и мои глаза остались запечатаны... Открыть их я никак не могу, вот и пришлось сделать наследницей рода мою младшую сестру Хокуто.
Шиджима вновь надела свои громоздкие очки. Теперь Гаара понял, зачем они ей. Так девушка скрывала боль в не прижившихся глазах.
— Почему ты рассказала мне это?
Железное правило ниндзя - не выдавать секретов своих техник, даже если вы из соседних деревень. Раскрыть такую тайну - всё равно что доверить человеку свою жизнь.
— Я тоже... захотела поступить как-нибудь нелогично, — Шиджима медленно встала. — Зря я так?
Её тускло освещаемая фигура выглядела невероятно привлекательной.
— Нет, — Гаара тоже встал. — Не зря.
— Мы можем выбраться из пещеры, если будем идти туда, откуда дует ветер. Я поведу нас, — сказала девушка.
— Полагаюсь на тебя. Мне потребуется время, чтобы накопить ещё чакры, — ответил Казекаге.
Его усталость как рукой сняло. Пришло время продолжить погоню.


Глава 5 - Случайная встреча


У всего в мире есть пара.
Мужчина и женщина, день и ночь, инь и ян, свет и тень.
А есть те, кто живёт в промежутке между этими парами.
Их называют ниндзя.

Гаара и Шиджима догнали Шигезане рядом с границей, где кончалась пустыня и начинались степи. Маленькие деревца, что росли здесь, служили признаком того, что эти земли благословлены на дождь. Иностранцев местным пейзажем не удивить, однако рождённые в пустыне считали политую дождём территорию раем. За горизонтом слегка виднелся тёмно-зелёный лес. Наверняка тамошние жители так привыкли к дождю, что солнце кажется им горячим красным демоном. Шигезане и Хакуто смотрели на восход, держась за руки. Казалось, будто с этого восхода начнётся их мирное и спокойное будущее. "Стоит ли мне отвернуться?" - подумал Гаара. Нет, всё же он был Казекаге и не желал подставлять свою деревню.
— Шигезане, мы забираем Хакуто, — заявил Гаара, заслоняя собой обессилевшую Шиджиму.
Он решил не нападать сразу из уважения к Хакуто.
— Гаара? — услышав знакомый голос, девушка удивилась.
— Хакуто, отойди, — Шигезане шагнул вперёд.
Теперь он выглядел не таким бодрым, как во время их последней встречи. Не удивительно, они бежали всю ночь без остановок. А потом ещё и заварушка с зыбучими песками - всё это выжало из Шигезане все соки. Разве так выглядят ниндзя, которые самого Казекаге водят за нос? Гаара жалел, что не обнаружил его талант раньше.
— Вы отличный ниндзя и гражданин своей страны, чем я, будучи Казекаге, очень горжусь. У вас нет намерения вернуться в Деревню Скрытого Песка?
Гаара не пытался слукавить, он искренне не желал проливать кровь, в глубине сердца понимая, как велик потенциал Шигезане. Заглянув ему в глаза, Гаара понял, что Шигезане не из тех наёмников, что убивают ради наживы.
— Для меня честь слышать это, — Шигезане создал несколько водяных сюрикенов.
Так вот каков его ответ. Что ж, Гаара предвидел такой исход.
— Гаара! — Хакуто подалась вперёд.
— Хакуто?
— Гаара, прошу, остановись! — взгляд девушки был полон отчаяния. — Шигезане мой...
— Замолчи, — прервал её Гаара.
Он знал, что связывало Шигезане и Хакуто. Эти двое явно были парой. Как у Гаары была своя личная жизнь, у Хакуто была своя. Нельзя узнать о человеке всё лишь за пару дней знакомства.
— Охрану атаковали не в полную силу, да и Шиджима осталась жива. Вы заметали следы на песке неспешно и аккуратно, следов сопротивления тоже не было. Всё это говорит о том, что Хакуто знала о "похищении", — Гаара решил сыграть роль плохого парня. — Не знаю, кто за всем этим стоит, но суть плана уловил: ты должна была сыграть невесту, а затем исчезнуть, что неважно отразилось бы на моём авторитете. И вот знаменитый Шигезане похищает никогда не покидавшую родного дома принцессу рода Хоуки, как романтично.
— Тогда зачем ты преследовал их, если всё знал? — спросила обескураженная Шиджима.
— Я уже говорил. Я Казекаге и не могу перестать быть им.
— И так же я не могу перестать быть наследницей рода Хоуки, — сказала Хакуто.
В её глазах стояли слёзы, когда она смотрела на Гаару. Она не лгала, она действительно беспокоилась за него. Но за Шигезане она беспокоилась больше.
— Я всегда мечтала покинуть родовое гнездо и наконец обрести свободу, а единственной представившейся возможностью стала помолвка с тобой. Прости, что использовала тебя, но...
— Не нужно извинений, — песок в сосуде Гаары зашевелился.
Это было признаком его боевой готовности.
— Мне совсем не хочется прерывать вашу романтику, да и не мне вас осуждать, но... — песок Гаары превратился в меч. — Я не могу закрыть глаза на предателей своей деревни. Ниндзя при власти, которые не следуют собственным законам, в конечном счёте приносят больше вреда своему народу, нежели пользы.
Гаара знал это на личном горьком опыте борьбы с "Акацуки". Один единственный человек мог разрушить крепость или целый город, горожан не уберечь от техник ниндзя, если они сосуществуют бок о бок. А другого выбора, кроме сосуществовать, у них не было. И поэтому.
— Я покончу с тобой! — сказал Гаара.
— Попробуй! — ответил Шигезане.
Почва под ними состояла преимущественно из гальки, оппонент Гаары уже не мог провернуть трюк с зыбучими песками. Тем не менее, сам Гаара тоже не мог разойтись как следует, иначе их бой сразу бы заметили. Не хватало ещё привлечь внимание иностранных патрулей. Словом, они оба были весьма ограничены.
Струя воды устремилась навстречу Гааре, но он уже давно разгадал её слабости.
— Бесполезно, — щит Гаары либо отклонял поток в сторону, либо впитывал воду.
Воде не превзойти песок. Наконец водяной поток иссяк. За поединком с грустью наблюдала Хакуто. Глядя на то, как слабеют атаки Шигезане, ей становилось больно.
— Для моего песка нет ничего невозможного, — Гаара сократил дистанцию до врага. Приблизься он ещё, то смог бы завершить бой рукопашной атакой. И только Гаара уплотнил свой щит, как в него врезались особо громоздкие водяные копья. Казекаге развернуло в сторону, а затем поразила жгучая боль. Огромное заострённое водяное копьё пронзило песчаный щит! Гаара недооценил своего противника. Шигезане был не первым, кто сокрушал его "абсолютную защиту", но так резко и внезапно не удавалось ещё никому.
— Почему... ты ещё жив? — донёсся до Гаара ошеломлённый голос Шигезане.
Видимо, он поставил всё на эту атаку. Так почему же она не сработала как задумывалось? Ответ прост: Шигезане отлично управлялся с манипуляцией подземными ископаемыми, но в остальном был профаном. Ему не приходилось применять свои навыки в настоящем бою. Вот чем отличался его мир от мира Гаары.
— Всё благодаря Хакуто, — сказал Гаара.
— Хм?
— Я заглянул ей в глаза.
— Да что ты такое несёшь?! — Шигезане разрывало от ревности.
Вполне нормальная реакция. Но Гаара смотрел Хакуто в глаза не из-за каких-либо чувств или из сожаления. Просто ниндзя на поле боя анализируют всё вокруг и ищут в окружении выгоду.
— Её взгляд изменился, когда ты бросил копьё. Она боялась. Боялась увидеть смерть. Так я и понял, что Хакуто была уверена в успехе твоей атаки.
— Так вот как ты... избежал смертельной раны... — в глазах Шигезане мелькнул страх.
— Я Казекаге. И никому не совладать с ветром и песком бескрайней пустыни!
Гаара шагнул вперёд, словно бог смерти в человеческом обличье.

— Мы уже построили наши войска.
— Отлично, — Тоджуро, выслушав донесение Майджуру, рассмеялся.
Он-то думал, что Канкуро заметит поправки в плане, но кукловод оказался слеп. Как иронично, что тот, кто предал собственного брата, скоро сам окажется предан. Эта ирония забавляла Тоджуро.

— Но я не расскажу тебе, как мне удалось пробить твой щит! — вещал Шигезане, бросая новые копья поменьше.
— А ведь это занятно, — отвечал Гаара, отскакивая в сторону и уклоняясь от новой порции воды.
Поскольку Гаара был уверен, что копья летели прямо на него, всё, что ему следовало делать, это попросту уклоняться. Конечно, Шигазане пытался предугадывать движения оппонента и бросать туда, где Гаара, вероятно, окажется в следующий миг, но всегда промахивался. Расстилая песок по земле, Казекаге всегда знал, откуда ударит новый поток из подземной реки. Зная, откуда придёт атака, можно было предугадать, куда она приземлится. Просчитав всё это, уклоняться не составляло труда.
И вот Гаара подскочил ближе.
Ещё ближе.
Ближе.
Увернулся от водяного копья.
Увернулся от ещё одного.
Ближе.
Отскочил назад.
Подался вперёд.
— Прошу, Гаара, не надо! — кричала Хакуто.
Он не мог позволить себе остановиться.
Он был обязан покончить с этим.
Пути назад не было.
Гаара не мог отвернуться от своих принципов, иначе он перестал бы являться собой. Наконец выдался удобный момент, и Казекаге направил песчаное лезвие на того, кого любила девушка, которую Гаара считал своей невестой.
— Ну нет! — рявкнул Шигезане, и поток воды из-под земли устремился вверх, прямо на Гаару. — Решил атаковать в лоб, так получи!
Струя воды разделилась на несколько снарядов, уклониться более не представлялось возможным. Спас Гаару песчаный щит, изменивший направление каждого снаряда. Спасибо наследию отца. Щит слабел и угрожающе крошился, но свою главную задачу он выполнил. Гаара знал, что слабостью его щита были техники отца, основанные на Стихии Магнетизма. Раньше Гаара никогда не использовал их, но теперь рискнул, совместив с защитой матери и создав совершенно новый щит.
— Ч-что...?!
— Меньше слов - больше дела, — сказал Гаара.
Песчаный меч, возникший из-за песчаного щита, был приставлен прямо к горлу Шигезане.
— Я разгадал твой секрет и то, как вам удалось пробить мой песчаный щит, но мне не хватило времени убедиться в правдивости моей гипотезы. В любом случае, такая находчивость достойна похвалы.
— Я смешиваю с водой подземные вулканические осадки и гашёную известь, при контакте эта смесь превращает песок в бетон, тогда его легче пробить. Эту стратегию придумал Четвёртый Казекаге, чтобы...
— Чтобы убить меня?
— Всё равно он не использовал этот метод с тех пор, как нашёл более простое решение, заключавшееся в Стихии Магнетизма.
Гаара больше не осуждал действий своего отца. Исходящая от Джинчурики угроза всегда велика, поэтому ничего странного в том, что у правительства наготове контрмеры. Огонь несёт свет, но на всякий случай нужно иметь при себе воду, чтобы потушить его в случае пожара. Гаара и прочие Джинчурики в этом сравнении были огнём.
— Возможно, раньше ты убил бы меня, но теперь у тебя не получится.
— Почему же? — голос Шигезане перешёл на стон, как будто его сердце обливалось кровью. — Всё дело в твоём наследии Казекаге? Или в чакре Джинчурики? И ты ещё смеешь утверждать, что люди сами выбирают свою судьбу, а не родословная делает это за них?
— Кровь не имеет к этому отношения, — голос Гаары был горяч, как песок. И холоден, как песок.
Действительно, в мире ниндзя родовая принадлежность определяет многое. Даже сейчас техника, защитившая Гаару от Шигезане, принадлежала к Стихии Магнетизма, унаследованной Гаарой от отца. При помощи магнетизма Гаара смог предотвратить превращение песчаного щита в цемент. Он пока не слишком хорошо освоился в этом, но текущих навыков было достаточно, чтобы сохранить Гааре жизнь. И всё же были исключения. К примеру, Харуно Сакура из Листа. Её клан не владеет ничем выдающимся, однако она много лет упорно тренировалась и в конце концов стала выдающейся куноичи. В действительности Гаара знал многих, кто был выше кровных уз и кровью и потом преодолел барьер, став сильным не благодаря роду, а благодаря самим себе. И наоборот: ниндзя из высоких родов зачастую не добивались особых успехов. Таких родственников как Гаара, Канкуро и Темари, добившихся высот в карьере ниндзя, были единицы. Всё это результат не везения, а упорства и трудолюбия.
И ещё кое-что важное...
— Кровные узы часто сковывают человеческие возможности, как это было со мной и Хакуто. Высокий род - не честь. Вам ли не знать, Шигезане?
— Да что ты...
— Я никогда не желал превосходства и старался держаться с людьми на равных. Единственная власть, которую я желал, была властью над своим временем - проводить его с дорогими мне людьми, со своей семьёй. И это не я, а вы, вы - не рождённые Казекаге и не ставшие Джинчурики, вы - избранные.
Эти слова исходили от самого сердца. Гаара сам не понимал, зачем говорит всё это. Он просто любил честные поединки.

— Отдел связи под нашим контролем.
— Вокзал электропоездов тоже захвачен.
— Шестая оружейная мастерская тоже, приём.
Несколько мониторов освещали тёмную комнату, на них отображались молодые ниндзя во главе с Канкуро, поочерёдно захватывающие ключевые позиции Скрытого Песка. Всё происходило куда быстрее, чем рассчитывал Тоджуро. Он был горд, но не за молодых ниндзя, а за себя, составившего этот план.
— Осталось только...

— Возможно, ты прав в том, что обычные люди особенные, — сказала стоявшая за Гаарой Шиджима, — но это не отменяет того, что ради счастья приходится идти на жертвы.
Гааре казалось, что она вот-вот нападёт на него. Неудивительно, что ему ничего больше не приходило в голову, кроме как спросить:
— Погоди, о чём это ты?
Казекаге понимал, что Шиджима с самого начала участвовала в побеге Хакуто, ведь охрана осталась цела, а свою цель - заманить Гаару в ловушку зыбучих песков - девушка выполнила. Если разобраться в ситуации получше, то всплывёт ещё пара-другая фактов. Но окончательно Гаара убедился, когда узнал, что Шиджима - старшая сестра Хакуто.
— Приготовьтесь, господин Гаара, — сказала куноичи.
— Тебе меня не одолеть, — ответил Казекаге.
— Этим? — Шиджима бросила свои сюрикены на землю. — Согласна, этим тебя не пронять. Я знаю, какая техника мне нужна.
Девушка сняла очки.
— Стой, не делай этого! — завопил Шигезане.
— Сестра, не надо! — кричала Хакуто.
Неужели Шиджима собиралась рискнуть жизнью? Что за технику она намеревалась использовать? Или даже не технику... Додзюцу!
Чистое приятное лицо - вот как она выглядела без очков. Гаара наконец вспомнил, кого она ему напоминала. Шиджима выглядела в точности как Яшамару. Человек, заменивший Гааре отца. Человек, любивший его как никто другой. Человек, получивший приказ убить его. Её взгляд в этот миг выглядел так же, как взгляд Яшамару тогда. Полный надежды, смирения и чего-то ещё. Гаара до сих пор не понимал, что это было.
Её глаза наконец открылись. Это не были глаза человека. Это был вихрь семи преломлённых оттенков, опасный и плохо контролируемый за счёт отсутствия нормального соединения с каналами чакры. Это был знак её былых преступлений, жажды выйти на новый уровень силы противоестественным путём, по которому шёл Орочимару, его подчинённые и Саске.
"Моё тело... Почему так трясёт..."
Гаара вновь недооценил врага. Его сознание тянуло в тёмный омут, песок вокруг начал рассыпаться. Но даже при этом песчаный меч, приставленный к горлу Шигазане, оставался цел. Если Гаара потеряет и эту возможность, то его песенка спета.
— Сейчас... Наша чакра выйдет из-под контроля... Это будет моя последняя техника, мы умрём вместе! — сказала Шиджима.
— Довольно странный прощальный подарок Орочимару, не находишь? — ответил Гаара.
По видимому, самой Шиджиме было куда больнее, чем её жертве. Гаара уже умер однажды, поэтому физическая боль мало что для него значила. Просто было грустно. Семицветные глаза Шиджимы наполнились слезами.
— Хочешь умереть за свою сестру? — Гаара до последнего сохранял спокойствие в голосе.
Гаара чувствовал боль, ещё какую. Ощущения были такие, словно все его зубы разом вырвали без наркоза. Казалось, его собственная чакра его же и разорвёт. Но он не показывал этого. Ведь он был Казекаге.
Он не мог плакать и молить о пощаде перед своими подчинёнными, даже если это были отступники.
— Если бы я... Если бы я не согласилась на эксперимент Орочимару... Моя младшая сестра не стала бы главной наследницей и вышла бы замуж по любви!
— Если так, то почему ты сразу не убила меня в пещере? — спросил Гаара и почувствовал, как Додзюцу дало слабину.
В этом вопросе не было ничего необычного. Пока Гаара был слаб, Шиджима множество раз могла нанести удар. Пусть защита Гаары работала даже во сне - если бы девушка активировала своё Додзюцу, то и бодрствующий Казекаге стал бы лёгкой жертвой. Могла быть лишь одна причина, по которой Шиджима не воспользовалась этим шансом. Наверняка она слышала, как Гаара плакал во сне. Человека, рисковавшего жизнью ради её спасения и безжизненно лежащего на холодном полу пещеры со слезами на глазах, она ну никак не могла убить. Тогда она бы отвернулась от своих принципов куноичи.
— Потому что таков мой путь ниндзя, — сказала Шиджима.
— Теперь я понял, — Гаара был доволен ответом.
Другие наверняка сочли бы это преувеличением, но Гаара считал принесшую собственное тело в жертву Шиджиму очень благородной девушкой. То, что в Стране Ветра живёт кто-то разделяющий идеалы Наруто, заставило Гаару поверить в то, что его старания на посту Казекаге не прошли даром. Перед ним стояла девушка, готовая пожертвовать собой ради других. Не просто куноичи, не просто машина, выполняющая поставленную задачу.
— Тогда не вздумай изменять своим идеалам, — Гаара обернул Шиджиму песком, на который она по неосмотрительности встала.
— Только не это! — взвизгнула девушка.
Повернувшись в её сторону, Гаара вытянул свободную левую руку.
— С самого рождения я боялся, что Шукаку однажды захватит мой разум и вырвется на волю, я изо всех сил пытался противостоять этому. И теперь меня в разы труднее поймать в иллюзию, нежели обычного ниндзя!
Запертая Додзюцу чакра Гаары вновь активизировалась. Шиджима наконец поняла, с кем или с чем сошлась в поединке. Так же, как человек не может схватить ветер, никому не сломить волю Казекаге. Никому. Никогда.
— Считай это прощанием.
Меч Гаары взметнулся, подобно острой игле.

В Деревне Скрытого Песка было тихо как в гробнице. Никто не заметил ниндзя, захвативших её из тени. Теперь Канкуро оставалось лишь подать сигнал.
— Господин Канкуро! — прошептал Амаги, вот не может он держать язык за зубами. — Вы точно этого хотите?
— О чём это ты? Разве ты не согласен с мнением остальных? — поинтересовался кукловод.
— Не знаю... — Амаги опустил голову. — Вы говорили, что ниндзя терпеливы. Возможно, мы сорвались и устали терпеть, а сейчас творим нечто непоправимое.
Канкуро задумался над ответом, но в итоге решил просто натянуто улыбнуться.
Он не мог высказать вслух всё, что думал по этому поводу. Да и не хотелось Канкуро ощущать себя глубоким старцем, который вечно будет давать молодым наставления.
— Всё будет хорошо.
— Точно?
— Да, оставь это мне, — с языка Канкуро едва не слетело "оставь это Гааре".

— У-у-ух...
Кровь оросила песок. Капля за каплей стекали вниз.
— Гаара... — Хакуто не верила своим глазам.
Для всех это было неожиданностью - Гаара не пронзил Шиджиму своим мечом. Он ударил в песчаное нагромождение позади неё. Именно сквозь этот песок сочилась человеческая кровь.
— Как ты... узнал... что я был... здесь... — простонал появившийся перед ним ниндзя.
Это был никто иной, как один из напавших на Гаару и Хакуто ранее близнецов - Меторо. Его тело было практически полностью перевязано, он едва дышал от полученных травм, но был ещё жив. Скорее всего, после того падения он чудом выжил и, притворившись мёртвым, следовал за Гаарой в надежде отомстить.
— Я знал, что ты следил за мной, просто не хотел этого показывать.
Вот почему в битве с Шигезане Гаара рассеивал свой песок по максимально доступной площади. Распределяя песок, Казекаге проверял каждую крупицу в поисках укрытия Меторо, пока наконец не обнаружил его. А затем он разыграл спектакль с Додзюцу Шиджимы и попыткой убить её, чтобы добраться до шпиона.
— Отвечай, тебя послал Тоджуро?
Тело Меторо судорожно вздрогнуло. Это можно было принять за ответ.
— Так вот кто за всем этим стоит... — протянул Гаара. — Он позвал Хакуто, чтобы отвлечь моё внимание от деревни и увести меня подальше, а затем убить. Вот что беспокоило Канкуро.
— Я отомщу... за брата! — Меторо безуспешно попытался пошевелиться.
Он закричал, когда песок Гаары обернул его тело. Казекаге всё ещё находился под влиянием Додзюцу Шиджимы, поэтому контроль песка давался ему с трудом. Но сжать руку в кулак и превратить кого-то в кашу особых усилий не требовало. В миг тело Меторо исчезло, не осталось даже костей.
После такого зрелища Хакуто, Шигезане и Шиджима утратили всякое желание сражаться против Гаары. Такова была мощь Казекаге. Он сразился с двумя противниками уровня Джонина, перенёс экспериментальное Додзюцу, был ранен и при этом смог прикончить скрывавшегося шпиона. Талант, сила, опыт - он превосходил своих оппонентов во всём. Кто вздумает сражаться с ним? Когда рассвело окончательно, лучи озарили настоящего бога смерти в его человеческом обличье.
Гаара поднял очки Шиджимы с земли, протёр их и одел на неё, после чего освободил из песчаных оков. Затем он повернулся к Хакуто.
— Гаара... — девушка и Шигезане более не скрывали своих чувств.
Держась за руки, они оказались в центре песчаного вихря.
— Стойте, не надо! — Шиджима бросилась к Гааре. — Бой окончен, они не сопротивляются! Да и больше за нами никто не шпионит!
— Как я и сказал, я не могу позволить Отступникам разгуливать на свободе. А Хакуто и Шигезане не хотят возвращаться.
Гаара сам не верил в то, что говорил. Ему бы не хотелось, чтобы Хакуто вернулась и вновь ощущала себя птицей в клетке. Ещё меньше он хотел, чтобы она вышла за него по расчёту. Гаара не считал Хакуто плохой. Даже наоборот. Вот почему он не мог просто забыть о её побеге.
— От оказавшихся в моём песке не остаётся даже костей, — напомнил Гаара. — Песчаный Гроб отправляет людей на тот свет без какой-либо боли.
Песок начал обволакивать пару.
— Идти только вперёд и никогда не отказываться от своих слов - таков наш путь ниндзя!
Верно. Обещание Гаары защищать Хакуто не было ложью.
— Ах...
В тот момент Шиджима ясно разглядела улыбку Хакуто.
Её младшая сестра была счастлива наконец обрести свободу. Она не сдалась, она верила. Сейчас Хакуто чувствовала то же, что и Шиджима, когда не смогла убить Гаару, взгляд которого казался таким тёплым. Люди доверяли этим глазам. Всё, что Шиджиме оставалось делать, это провожать взглядом свою младшую сестру в лучший мир.

Деревня Скрытого Песка целиком перешла под контроль подчинённых Канкуро. Тоджуро в своей комнате радовался и удовлетворённо кивал, получая новые отчёты с захваченных позиций.
— А теперь осталось... Майджуру! Арестуй Канкуро.
— Простите? — как и ожидалось, парень удивился.
— Всё ведь очевидно, мы не можем позволить лидеру восстания остаться безнаказанным. Арестуем его и изгоним из деревни остатки клана Казекаге, после чего посадим на его место тебя.
— Ты обманул Канкуро?
— У каждого ниндзя должен иметься свой туз в рукаве. Иногда приходится обманывать союзников, без этого никак. Вот только в таком случае я уже перестаю быть вашим союзником... Ну не важно, такому старомодному кукловоду без разницы.
— Разве это справедливо?
И в этот момент тело Майджуру рассыпалось на части и повалилось на пол вместе с его одеждой.
— Ч-ч-что-о-о?! — заикался Тоджуро. — Какого...?
— Что происходит, хочешь сказать? — донёсся спокойный голос из тени.
Человек вышел на свет. Светлое лицо, рисунок на лице. Канкуро.
— Н-невозможно... — ошеломлённо лепетал Тоджуро.
Мониторы чётко показывали Канкуро в кабинете Казекаге. Но стоявший перед ним кукловод не был иллюзией. Тоджуро стар, но в своё время он был известным Джонином, такого не проведёшь.
— Никаких иллюзий, — подтвердил его догадки Канкуро.
— Кукла?!
— Именно, — Канкуро хитро улыбнулся. — Мне тут в одном из докладов подкинули интересную идею, и я использовал сверхтонкие нити чакры, которые незримы для человеческого глаза. Так я тебя и обдурил, старик. Не было никакого Майджуру, всё это время ты говорил с моей марионеткой, которая собрала достаточно сведений, чтобы ты провёл остаток своей жизни в тюрьме.
— Техника, которую я не заметил?! — Тоджуро попятился.
Он вспомнил давно забытое чувство: страх.
— Т-тогда Г-гаара...
— Само собой, Гаара с самого начала обо всём догадался. Иначе откуда у меня такие прекрасные поддельные видеоролики?
— Поддельные? Что это за Ниндзюцу такое?!
— Это зовётся технологией и научным прогрессом, хотя для питания мы используем Стихию Молнии, — Канкуро артистично щёлкнул пальцами.
Из-за его спины вышел Амаги и схватил Тоджуро.
— Касательно твоих людей в оазисе, Темари сообщила мне, что Баки со всеми разобрался. Полагаю, тебе шах и мат.
— Времена изменились... Ничего не поделать, — раздосадованный Тоджуро повесил голову.
Он не мог смириться с этим, смириться с переменами в мире, в котором он был рождён. Всё из-за старения.
— Я не стану сопротивляться, теперь я всё понял.
— Всё - это что?
— То, что Деревня Скрытого Песка развивается в ногу со временем. Я так много оглядывался на прошлого Казекаге, что и не заметил, как выросли вы. С самого начала я хотел сделать Гаару Казекаге и манипулировать им, но всё вышло иначе... Но знаешь, — глаза Тоджуро загорелись, — однажды и ты почувствуешь себя жалким стариком, и тогда появится кто-то, кто превзойдёт тебя.
— Ну, знаешь ли, — Канкуро широко улыбнулся и хлопнул Амаги по спине, — я с нетерпением жду этого!

Десять или около того ниндзя упали к ногам Баки. Все они были подчинёнными Тоджуро и желали смерти Гаары. И каждый из них поклонился до земли благодаря мечу Баки.
"Подумать только, Гаара попался в ловушку прямо у меня под носом" - думая об этом, Баки не злился. Он был даже рад тому, что времена на самом деле меняются.
"Четвёртый... Моя работа наконец завершена".
Теперь Баки мог всерьёз задуматься о почётном месте среди старейшин.


— Похоже, это конец, — ниндзя Листа вышел из-под тени скалы.
— Наконец-то, — ответил Гаара.
Шиджима узнала лицо этого ниндзя. Шикамару Нара. Он был женихом Темари, а также единственным, кому Гаара мог доверить срочное послание для сестры.
— Ну и ну, чуть какая мелочь случится - сразу звать на помощь. Похоже, у меня появился надоедливый братец, — проворчал Шикамару, беззаботно почёсывая лоб. Со стороны и не скажешь, что он представитель Союза Ниндзя.
Он явился, когда Темари нуждалась в помощи ещё в гостинице у оазиса, а затем они вместе начали готовиться к худшему, когда дела начали принимать скверный оборот.
— Ты ведь с самого начала тайно наблюдал за моим свиданием? — спросил Гаара. — Как и полагается заботливому брату.
— Пфф, — поняв, что его секретность накрылась, Шикамару достал сигарету и закурил. — Отступник Шигезане похитил и убил Хакуто. Ты не успел спасти её и жестоко расправился с ним. Неплохо я придумал.
— Твоя находчивость сыграла нам на руку.
— Вполне стандартный сюжет, — облачка табачного дыма плавали в холодном утреннем воздухе. — Как только я узнал всё от Темари, такой финал сразу же пришёл мне на ум.
— Песчаный Гроб и костей не оставляет, всем это известно. К тому же, если ты, братец, дашь показания о "случившемся", то сомнений точно не будет. И после этого в Скрытом Листе поселится пара ниндзя, которые никак не будут связаны со мной.
— Абсолютно ничего общего, — улыбнулся в ответ Шикамару.
— Ах, — Шиджима едва сдерживала слёзы.
Она видела, как под песком шевелятся двое, скрытые от посторонних глаз.
— Старый трюк, — сказал Гаара, — прошу прощения, что заставил волноваться.
— Старые трюки бывают полезны в определённых случаях, — произнёс Нара. — В роду Хоуки никто не видел Хакуто без косметики на лице, так что с ней проблем возникнуть не должно. Нужно решить, как быть с внешностью Шигезане.
— Пожалуй, оставим это Хакуто.
— И то верно.
— И если можно, организуй как-нибудь ей встречу с Темари.
Всё же в Стране Огня уклад жизни не такой, как в Стране Ветра. Хакуто будет спокойнее, если рядом будет подруга.
— Понял, не подведу, — сказал Шикамару, поворачиваясь.
Этим он хотел сказать "в остальном положись на меня".
— Пойдём, Шиджима.
— Эм... — девушка не знала, что ответить.
Ведь она была предательницей, но до сих пор оставалась жива. Эта мысль не давала Шиджиме покоя. Не то что она не доверяла Гааре... Но узнав, как он поступает с предателями, ей стало страшно.
Казекаге несколько секунд смотрел на обеспокоенную девушку, а затем сам обеспокоенно почесал затылок. И тут он заметил, как Шикамару с улыбкой на лице осторожно кивает в сторону Шиджимы и подмигивает ему.
— Ну, это... — заговорил Гаара. — Солнце уже взошло, нам пора возвращаться к оазису.
— Всё в порядке?
— Я зову правдой то, что было сказано ранее. Если бы я убрал тебя прямо сейчас, это противоречило бы моей правде, — тон Гаары смягчился. — Деревне Скрытого Песка нужны такие люди.
— Да, господин... — Шиджима сняла очки, поклонилась и словно окинула его взглядом сквозь закрытые веки. — Отныне и впредь обязуюсь служить Казекаге.
— Я рассчитываю на тебя, — сказал Гаара и прыгнул вперёд.
Шиджима прыгнула за ним.
Глядя, как двое скрываются в поднявшемся облаке пыли, Шикамару улыбнулся и начал продираться сквозь песчаную завесу, которой были скрыты Хакуто и Шигезане.

— Наконец-то всё закончилось.
Два брата и сестра стояли на горе у входа в деревню, наблюдая сверху за селением, в которое снова вернулось спокойствие. Разобраться с созданным переполохом труда не составило. Канкуро приказал своим подчинённым схватить всех подельников Тоджуро, замешанных в заговоре, так что переворот был окончательно подавлен. После этого Гаара вновь вернулся к работе Казекаге, а Тоджуро и его подельников изгнали из Скрытого Песка.
— Чувак, я сейчас отрублюсь, — мешки под глазами Канкуро не имели ничего общего с его камуфляжем. Последние часы он провёл без устали раздавая поручения своим подчинённым.
— Говоришь прямо как Шикамару, — сказала Темари.
Выражение лица Канкуро сделалось настолько забавным, что девушка хихикнула. Гаара тоже не удержался от мимолётной улыбки.
Улыбающиеся лица трёх родственников выглядели практически одинаково.
Кто-то скажет, что кровное родство - это цепи, сковывающие личность. Но на деле это ещё и узы. Даже если они разойдутся каждый кто куда, они всё равно останутся родственниками. К тому же, теперь у Гаары и Канкуро есть новый брат, а вскоре ожидается ещё пополнение в лице племянника или племянницы.
— Вы двое никогда не изменитесь?
— Хы, — буркнул Канкуро.
— Может быть, — улыбнулась Темари.
Многое менялось, а многое оставалось неизменным.
"Прямо как пустыня" - подумал Гаара.
Гуляющий по ней ветер разносит песок и создаёт новый пейзаж, но при этом пустыня остаётся пустыней.
Гаара верил, что его семья останется такой же.

Ниндзя терпеливы.
Они терпят глупости, лишения, продолжают бороться.
И зачастую преодолевают самые непреодолимые препятствия.
Даже если их мечи треснут, они не падут духом.
Таким была их терпеливость.
Такими были ниндзя.
Таким был Гаара.
Вот почему дувший над Деревней Скрытого Песка ветер всегда оказывался попутным.
Полная версия